Форум » Ваши рифмы » Негативная реальность (R; Songfic, AU) » Ответить

Негативная реальность (R; Songfic, AU)

Catlion: Название: Негативная реальность. Автор: Catlion (Catleon@inbox.ru) Фэндом: Хеллсинг Пейринг: нет Рейтинг: R Бета: Шинигами Жанр: AU, сонг-фик. Предупреждения: продолжение «Итогов нового рассвета» и «Паранойи!?». Похоже, что Остапа понесло. Дополнения: Песня Земфиры «Jim Beam» Права: мне принадлежит только сюжет, остальное делите, как хотите. Девушка неподвижно сидела за столом, закинув ногу на ногу, положив лодыжку на колено, оперевшись спиной о стул, локтем - о край отполированного столика. Она смотрела в сторону, в большое окно, практически заменявшее внешнюю стену в квартире Инны. Стекла были матовыми, и уличный фонарь освещал комнату мягким синим светом, хоть немного рассеивая густой сумрак. Её лицо скрывалось во тьме, видеть можно было лишь очертания черной фигуры. В руке она держала сигарету, дым от которой поднимался, двигался и являлся единственным признаком жизни в этой застывшей, холодной картине. На столике, отбрасывая длинные черные тени, стояли два стакана с виски. У противоположной от неё стороны стола стояло точно такой же стул. Инна стояла посреди комнаты, ощущая холод пола босыми ногами. Она повернула в её сторону голову и кивнула в сторону свободного стула. Инна приняла её предложение, сев напротив. И только тогда она смогла рассмотреть лицо своей соседки. Та самая певица. Странно, но Инна уже давно поняла, кто это. В синем тусклом свете черты её лица смягчились. Цветов практически нельзя было различить, но почему-то Инна была уверена, что глаза её молчащей собеседницы невероятного, синего цвета. По высоким по стаканам Jim Beam. Почти пропела её гостья, и Инну окончательно покинуло ощущения реальности происходящего. Она не сразу заметила музыку, появившуюся из ниоткуда. Словно тиканье часов. В гу-убы… - протянул голос певицы, слово при этом сорвалось с губ Инны. Целоваться неприятно – герпес, - певица замерла, словно обдумывая следующее слово. Доста-ал. – призналась она, покачав головой. С её сигареты никак не хотел падать пепел, хоть дым тонкой струйкой покорно стремился к потолку. А под звездами на крыше – тепло… - словно думая вслух, произнесла она. Впо-олне. – согласилась Инна, отпивая виски из холодного стакана. Может, сходим, погуляем… шагнем – обратилась к ней собеседница. Это словно был разговор двух старых подруг. Впере-е-е-од? – невидящим взглядом уставившись в прохладные сумерки комнаты, задумчиво протянула она, медленно выпуская дым из легких. Господи ты боже, пластмассовые ручки? У… Неинтересно, он меня душить не сможет. Как и многое другое, – выражение лица резко измелись, стало холодным и пугающим. Движения, поведение изменились кардинально, будто бы перед Инной сидел другой совсем другой человек. Что-то неуловимо хищное, нечеловеческое, кровожадное словно прорвалось наружу. Ровно двадцать лет я изучала эти штучки. Точно знаю, не поможет. И с ума совсем не сводит, - пронзительный взгляд Инне в глаза, - НО! По высоким по стаканам Jim Beam. В гу-убы… - протянул голос певицы, слово при этом сорвалось с губ Инны. Целоваться неприятно – герпес, - певица замерла, словно обдумывая следующее слово. Доста-ал. – призналась она, покачав головой. С её сигареты никак не хотел падать пепел, хоть дым тонкой струйкой покорно стремился к потолку. А под звездами на крыше – тепло… - словно думая вслух, произнесла она. Впо-олне. – согласилась Инна, отпивая виски из холодного стакана. Может сходим, погуляем… шагнем – обратилась к ней собеседница. Это словно был разговор двух старых подруг. Впере-е-е-од? – невидящим взглядом уставившись в прохладные сумерки комнаты, задумчиво протянула она, медленно выпуская дым из легких. Только теперь Инну это чуть напугало. Не столько дежавю, это было нормально, сколько интонации собеседницы в последней фразе, в которых было что-то угрожающее. По обыкновению ищу на небе тучки. Ни одной пока не вижу, а директор на соседке – меланхолик, алкоголик. Тянутся пластинками пластмассовые ручки. Я, спасибо, что не вижу, довели меня до колик, – тяжелый вздох, дым, выпущенный из ноздрей. И спасибо… - с горечью произносимые слова. Инну начинало пугать происходящее, музыка оставалась такой же нагнетающей. Наркоман и меланхолик, алкоголик… Да-довели меня… Наркоман и меланхолик, алкоголик, алкоголик… Всё повторялось, как при заевшей пластинке, движения и фразы повторялись. Инну начало охватывать ощущение липкого ужаса. Ручки… - теперь осталось только лицо её собеседницы, приковывавшее взгляд так, что даже при желании не смотреть не получалось. Взгляд исподлобья угрожающий, пугающий. И тихий шепот, слетавший с её губ. Белая, холодная кожа. Ручки… Шепчут… Мимо… - Инна только сейчас заметила, что при всём морозе, стоявшем в комнате, инее на предметах, слова её собеседницы не сопровождались паром. Она была такой же ледяной, как и всё вокруг. Ручки… Ручки… Наркоман и меланхолик, алкоголик… - она произносила фразы одновременно, её губы двигались странно, будто накладываемые друг на друга кадры. Шепчут… Мимо… Наркоман и меланхолик, алкоголик… - Инна была охвачена диким ужасом, словно кролик под светом фар. Она застыла, боялась дышать, кожей чувствуя сковывающий мороз. А лицо этой девушки, выражавшее угрозу, хищное лицо, приближалось. По высоким по стаканам Jim Beam. Шепот не исчез, он остался, вызывая мурашки. Словно к позвоночнику приложили ледяную глыбу. В гу-убы… - протянул голос певицы, слово при этом сорвалось с губ Инны. Целоваться неприятно – герпес, - певица замерла, словно обдумывая следующее слово. Доста-ал. – призналась она, покачав головой. С её сигареты никак не хотел падать пепел, хоть дым тонкой струйкой покорно стремился к потолку. А под звездами на крыше – тепло… - словно думая вслух произнесла она. Впо-олне. – согласилась Инна, отпивая виски из холодного стакана. Только сейчас до неё начал доходить смысл слов. Может сходим, погуляем… шагнем – обратилась к ней собеседница. Это словно был разговор двух старых подруг. Впере-е-е-од? – невидящим взглядом уставившись в прохладные сумерки комнаты, задумчиво протянула она, медленно выпуская дым из легких. Это была угроза. Инна моргнула. Открыв глаза, она оказалась на крыше своего дома. Черное небо, полная, голубая луна, холод и край. Инна резко села на постели, пытаясь отдышаться.

Ответов - 5

Melissa: Я не знаю этой песни и потому, наверно, вряд ли оценю в полной мере этот фик, но ощущение жути просто нереально. Учитывая, что сижу в темной комнате перед окном - мне казалось, что меня сейчас лицом вперед туда и вытолкнут. Дочитав, я, честное слово, невольно оглянулась.

Шинигами: *почесала затылок* Все хорошо и прекрасно… кроме одного: я все меньше уверена, что это написано по Хеллсингу. И да: Земфира покушается на мои обязанности Шинигами? Я буду ее бояццо…

Catlion: Melissa пишет: ощущение жути просто нереально Аригато! Это именно то, чего я хотела... Шинигами пишет: я все меньше уверена, что это написано по Хеллсингу Не боись, это только начало истории... Всё встанет на свои места.

Фьоре Валентинэ: Триллеры пишите! Наш кинематограф ждёт талантливого сценариста, чтобы заткнуть за пояс прогнивший Голливуд

Annatary: Красиво, пугающе, пугающе красиво... очень сильно перекликается с некоторыми моими кошмарами... а потому оч-чень "цепляет". Спасибо, сестра! Я люблю Земфиру, и мне нравятся твои интерпретации ее песен.



полная версия страницы