Форум » Ваши рифмы » Стихи от Helldog Tiapa (автор: Helldog Tiapa; PG-13; Poetry; ОС, Интегра, Алукард) » Ответить

Стихи от Helldog Tiapa (автор: Helldog Tiapa; PG-13; Poetry; ОС, Интегра, Алукард)

Шинигами: Автор: Helldog Tiapa Жанр: Poetry, Humour Рейтинг: G Примечание Шинигами: разрешение автора на получение получено, он рад был поделиться, все чин чином) Содержание: Рядовой солдат "Хеллсинга" пишет письмо маме. Здравствуй, мама! Я пока не умер, Но боюсь, что это ненадолго. Тупо сдохнуть от укуса гуля - Так здесь понимают чувство долга. Кормят много. Но овсяной кашей. Это закаляет дух солдата. На заданья стали слать все чаще - Ясно, кризис, сокращают штаты. Как-то, мама, накипело столько - Не сказать приличными словами... Заведи кота по кличке Стокер. Я приеду и забью ногами. Все нам, мама, про вампиров врали. "Проклятые Богом дети ночи"! Лично наш - веселый: как подвалит С тыла тихо так - и захохочет. Говорят, что он совсем бессмертный. И зомбей вскрывает очень круто. Я не понимаю, если честно, Нафиг же им наша опер-группа?! Явно, мама, что-то тут нечисто. Может, тырят деньги из бюджета? Знаешь, очень грустно быть статистом, Только здесь других вакансий нету. Впрочем, что я это, в самом деле? Все в порядке, не волнуйся, мама! Жди еще письмо через неделю... Если сдохну - вышлю телеграмму.

Ответов - 9

Шинигами: Все хорошо, прекрасная Интегра Содержание: Интегра уехала в отпуск и звонит домой, узнать, как там дела. Интегра: Алло-алло, на связи Хеллсинг. Давно я дома не была. Курорт достал. А что в поместье? Как там у вас идут дела? Алукард: Все хорошо, любезный мой Хозяин. Как говорится, все пучком. Нет ничего, о чем бы вы не знали. Ну разве только вот о чем: Никто того не ожидал, А наш Уолтер дуба дал. А в остальном, любезный мой Хозяин, Все хорошо, все хорошо! Интегра: Алло-алло! Уолтер помер?! Ах, Алукард, какой кошмар! Но он ведь был в отличной форме! Какой свалил его удар? Алукард: Все хорошо, любезный мой Хозяин! Вам вовсе не о чем тужить. Тот эпизод стоит перед глазами, И я могу вам доложить: Пока он проклинал артрит, Его сожрали упыри. А в остальном, любезный мой Хозяин, Все хорошо, все хорошо! Интегра: Как - упыри?! В моем поместье?! Каким их ветром занесло? Скорей ответь мне честь по чести, Что там у вас произошло! Алукард: Все хорошо, любезный мой Хозяин! Причины для тревоги нет. Оставь другим ненужные терзанья И слушай правильный ответ: Подверглись замок твой и лес Атаке мертвых SLS. А в остальном, любезный мой Хозяин, Все хорошо, все хорошо! Интегра: Чего, чего?! Какой атаке? При чем тут мы, при чем спецназ? Кто виноват, и чем решилась драка? Изволь ответить сей же час! Алукард: Все хорошо, любезный мой Хозяин! Не трать своих душевных сил. Не был бы я теперь немного занят, Тебе б я раньше отзвонил: Спецназ пустили на компост В бою за Тауэрский мост. А в остальном, любезный мой Хозяин, Все хорошо, все хорошо! Интегра: Что, черт возьми, у вас творится? Я ничего не поняла! Изволь немедля объясниться, Какие в Лондоне дела! Алукард: Все хорошо, любезный мой Хозяин! Всего же лучше факт простой, Что я взломал печати мирозданья, И ты не властна надо мной! Не тратя понапрасну сил, Я сразу Лондон захватил, Убил и оживил спецназ И натравил его на вас, Твои бойцы вступили в бой, Погиб Уолтер молодой как герой... Короче, приезжай, Интегра! Все будет очень хорошо!

Шинигами: Без названия Содержание: лирично-эпичное собирательно послание от имени всех служащих Хеллсинга. Страх и сомнение прочь из глаз! Страху не место на передовой. К черту сомнения - отдан приказ: "Search & destroy! Search & destroy!" Пусть я не стану кумиром масс, Но Боже, не дай мне доли иной, Чем умереть, выполняя приказ: "Search & destroy! Search & destroy!"

Светозарное Лео: вау. удивленно притихла. ничего лучше никогда не читала. буду перечитывать и учить наизусть. спасибо Шини, что запостила эту красоту. хочу еще! еще будет?

Шинигами: Светозарное Лео а вот это лучше к автору, я не знаю( Он очень давно в фандоме и пишет очень под настроение

helltiapa: Я еще добавлю: Название: Марш искариотов. Автор: helldogtiapa. Жанр: пародия на хумор. Рейтинг: G. Персонажи: 13-й отдел "Искариот". (на мотив "Марша авиаторов") Мы рождены и взрощены умело, Чтоб Веры свет нести в земной предел. Любого грохнет для благого дела "Искариот", 13-ый отдел. Припев: Все выше и дальше мы целим! Кучнее полет наших пуль! Дрожи в перекрестье прицела, Вампир, протестант или гуль! Свистят клинки и шелестят страницы - Всегда в строю, презрев покой и сон, Наш лучший кадр, священник и убийца, Регенератор Сашка Андерсон. Пускай плетут враги господни козни, Английским свиньям вставим мы клистир! Ведь нас ведет архиепископ грозный, Владыка Максвелл - лучший командир!

helltiapa: Название: О нем. Автор: helldogtiapa. Жанр: пародия на хумор. Рейтинг: G. Персонажи Исполнители: Виктория. (на мотив песни Ирины Дубцовой - не знаю, живы ли еще люди, которые ее помнят) Заряжаю я свою базуку серебром и сталью – Освященной пулей. Ох, не выразить словами, как меня уже достали Упыри и гули. Мне сегодня опять в ночной дозор: Рвать их в клочья, Ночь за ночью, День за днем – В восемь вечера подъем… Ну а мысли все о нем и о нем, О нем и о нем! Припев: Вслед за ним я служу людям, Вслед за ним я мочу нечисть, Вслед за ним буду жить вечность, Вслед за ним одним, вслед за мастой моим… Я стараюсь быть хорошим, уважаемым вампиром, Злобным и жестоким. Но на все мои попытки приобщиться к некро-миру Все смеются только… А Хозяин называет меня Бестолочью, Ночь за ночью, День за днем – Так мы с ним и не-живем… Только мысли все о нем, О нем и о нем! Припев.

helltiapa: И, прошу прощения, если боян, Название: Belle. Автор: helldogtiapa. Жанр: пародия на хумор. Рейтинг: G. Персонажи: "Хеллсинг", "Искариот", братья Валентайн. Спальня леди Хеллсинг. Лунный свет, падающий из открытого окна, освещает кровать, на которой спит Интегра. Другие детали обстановки теряются в сумраке. Звучит тема из «Belle». Интегра беспокойно шевелится во сне. Появляется Уолтер со шваброй и принимается мыть пол, постепенно сужая круги вокруг хозяйской кровати. Приблизившись к своей цели вплотную, Уолтер, громко хрустнув артритными суставами, падает на колени. Уолтер (дребезжащим дискантом): Спит, утомившись за день до предела. Ты на моих глазах росла и зрела… Стыд – уж десять лет подряд меня терзает стыд, Я пал, как Гумберт, жертвой юной красоты!.. Пусть дни и годы, не щадя тебя, летят, Ты для меня все то же нежное дитя. И сердце старческое жарче бьется вновь… Угас в маразме разум, но жива любовь! Поднявшись с колен, Уолтер в лучших традициях старых голливудских фильмов вальсирует со своей шваброй по комнате. Проснувшаяся Интегра смотрит на него с удивленным выражением на лице. Внезапно из-за сцены доносится шелест бумаги и обрывок песнопения на латыни. Испуганно вздрогнув, Уолтер бросается в темный угол и замирает там, подняв швабру над головой и прикинувшись торшером. На сцене появляется отец Андерсон – со сверкающими клинками в руках, со сверкающим крестом на груди и со сверкающими очками на носу. Интегра в растерянности тянется под подушку за ружьем, но в этот миг Андерсон, выронив клинки, хлопается перед ней на колени, как перед алтарем. Андерсон (хорошо поставленным в семинарии голосом): Яд, яд греховный мне разъел всю душу. Я воле божьей прежде был послушен Зря – зря столько времени я соблюдал обет. Я в искушенье впал, и покаянья нет!.. Все врут фанаты-извращенцы обо мне – Не Алукард меня преследует во сне. Не он, но ты, Интегра, мой тревожишь сон. У ног твоих, как агнец, падре Андерсон… Потрясенная Интегра роняет ружье. В это время из-за сцены доносится приближающийся звук шагов. Андерсон (испуганно): Боже мой! Если меня застанут ночью в спальне женщины – какой будет позор для матери-церкви! (поспешно скрывается за занавеской) На сцене появляется Люк Валентайн. В руках у него бутылка шампанского и коробка шоколада в форме сердца. Интегра протирает глаза. Склонившись в глубоком куртуазном поклоне, Люк протягивает ей свои дары. Люк: Как, как с тобою внешне мы похожи… Знак, тайный знак я вижу в этом. Может, В такт – живое сердце с мертвым попадает в такт, И не помеха нам проклятый Алукард! Пусть он потомственный вампир, а я лишь фрик – Его способности не превзойдут моих! Да молод я, зато умен не по летам, Моя уже почти Интегра Валентайн… Из-за сцены доносится звук каблучков. Люк (встревоженно): Любимая, никто пока не должен знать о наших чувствах! Я сделаю тебе предложение, когда соберу новую армию упырей! (скрывается в шкафу) На сцене появляется Виктория. Интегра, уже уловившая общую тенденцию, смотрит на нее с ужасом. Виктория (робко ковыряя кирзачом пол): Ой, я, кажись, зашла сюда некстати… Злой у Интегры вид – сейчас как вкатит! Мой, язык мой глупый мне подгадил как всегда – Забыла я сказать, зачем пришла сюда. Не для того, чтоб, сэр, признаться вам в любви, Хоть для меня во всем примером стали вы! Любую нечисть ради вас я задавлю… Но Алукарда я вам, сэр, не уступлю! Интегра с новыми силами берется за ружье. В это время из окна доносится пыхтение. Виктория: Ой! Если меня здесь увидят, то могут подумать… могут подумать… могут подумать что-нибудь СТРАШНОЕ! (заползает под кровать) Через подоконник переваливается Максвелл с букетом белых роз. Максвелл: Бог, знает только бог, кого люблю я. Вздох под сутаной грудь мою волнует… Ох! Я еретичку полюбил, как идиот, Но на дороге чувства встал «Искариот»!.. Ужели быть не сможем вместе ты и я, Моя прекрасная английская свинья? О, дай лишь знак, чтоб я надеяться посмел… И я пошлю к чертям 13-ый отдел! Интегра действительно подает Максвеллу некоторые знаки, описывать которые мне не позволяет врожденное чувство приличия. Скажу только, что они вряд ли могут вселять надежду. Внезапно из-за сцены доносится звук шагов, сильно напоминающий знаменитую «поступь судьбы». Максвелл (обеспокоенно): Не то чтобы я испугался… Я не испугался! Я просто не хочу делать вам компрометации! (прячется за вторую занавеску) На сцене появляется Ян Валентайн. В руке он держит три вялые гвоздички, в соответствии с лучшими гопническими традициями похищенные на кладбище. Интегра щиплет себя за руку, но – увы! – это не сон. Ян: Блин, я не видел баб таких прикольных! Сплин мною овладел, мне все отстойно, И от сильных чувствов, типа, весь хожу больной… Перепехнулась бы, Интегра, ты со мной!.. Меня, чувиха, сто пудов, с ума свело Твое очками полускрытое табло! За нежный взгляд твой, за улыбку за одну Кому угодно глаз на ж…пу натяну! Свет на сцене начинает меркнуть. Ян (оглядываясь с тревогой): Это еще че за ботва? Типа, че-то мне не по себе… Пытается залезть в шкаф. Происходит короткая, но эмоционально насыщенная сцена узнавания между братьями, после чего оба скрываются в шкафу. Свет на сцене гаснет окончательно, остаются видны только кровать и сидящая на ней Интегра. Внезапно по всей сцене во тьме загораются сотни красных глаз. Из мрака выступает Алукард – дьявольски красивый и дьявольски романтичный. Алукард: Смерть разделяет нас с тобой, Хозяин… Сметь я могу лишь есть тебя глазами, Ведь отвергла ты мой дар решительной рукой, Желая после смерти обрести покой!.. Я обречен жить вечно, помня и скорбя, Зачем бессмертье мне, коль рядом нет тебя… Я б душу продал ради милого лица, Но, к сожаленью, нет души у мертвеца. Интегра (и Автор вместе с ней) вытирает краем пододеяльника обильно струящиеся розовые сопли. Интегра (дрогнувшим голосом): Алукард!.. Алукард: Интегра!.. Писк из-под кровати: Хозяин! Хозяин, а как же я?! Алукард (сильно вздрогнув): Полицейская?! Что ты делаешь у Хозяина под кроватью? Из шкафа выпадают мутузящие друг друга братья Валентайн. Алукард: Что?! И Валентайны тоже здесь? Ян( сидя верхом на Люке): О белозубый красноглаз, не будем лохматить бабушку! Давай, тебе сисястую, нам с братом очкастую, и нет базара! Люк (из-под Яна): Мой недостойный брат, как смел ты назвать мою возлюбленную Интегру «очкастой»? Я вынужден буду набить тебе лицо! Андерсон (в ярости срывает занавеску и топчет ее): Я сейчас вам обоим набью лицо, упыри-самоучки! Алукард: Ну конечно, куда же без католиков? Максвелл: Так вот, падре, где вы проводите ночи! А говорили, в посте, в молитвах… Стыдно, стыдно, отец Андерсон! Андерсон: На себя бы посмотрели, отец Максвелл! Уолтер (из-под швабры): Ходют-ходют, католики проклятые, а потом бумага в туалете пропадает! Алукард: Уолтер? И ты тоже?! Уолтер: А что, собственно, Уолтер? Чуть что – сразу Уолтер! Почему всем можно, а мне нельзя? Алукард: Никому нельзя! Все пшли вон из хозяйской спальни! Люк: Сам-то че тут делаешь? Алукард: Я главный герой!.. Все: Ну вот и хватит с тебя! Алукард (доставая пистолеты): На выход, я сказал! Далее следует некрасивая сцена, описывать которую я не берусь по причине врожденного человеколюбия. Скажу только, что в воздухе свистят пули, ножи, Библии, отстреленные и отрезанные уши, гарроты, швабра, базука, которую Виктория использует как холодное оружие, и бутылка с отбитым дном – скромный вклад Яна Валентайна в общее дело. Интегра наблюдает батальную сцену и постепенно багровеет. Наконец ее нервы не выдерживают. Интегра: СТОЯТЬ!!! Все замирают – получается немая сцена не слабее ревизоровской. Интегра (поднимается на кровати и гордо одергивает ночную рубашку): «Search & destroy» моим девизом стало. Ночь, смотрит ночь в окно – как я устала… Дочь такого рода честь семьи хранить должна, Но сколь желанны мне покой и тишина!.. Идите в ж…пу, задолбали, вашу мать! Ни днем, ни ночью нет возможности поспать! Кругом одни уроды, взгляд куда ни кинь! Подите вон, во имя Господа! Аминь!

Шинигами: Рада вас видеть! Таки я пиарщег Конкретно Белль был едва ли не первым моим фиком, посему я лично не могу не порадоваться, что он таки тут)

НатаЛи: Ваай, helltiapa, вы - автор Белль? Мои вам респекты...



полная версия страницы