Форум » Литературная гостиная » Рассказы и зарисовки. by Fairbrook » Ответить

Рассказы и зарисовки. by Fairbrook

Fairbrook: Решила все выкладывать в одну тему. Ибо большинство коротких. [off]Фанфикера из меня не получится (вернее, уже не получилось), это факт. А вот "ориджиналы" пишутся. [/off] Ночной охотник. Тишину ночного леса не нарушал ни один звук. Свет серебристой луны струился сквозь кружево вековых елей и кедров, выплетая на снегу изысканный узор. С ветки бесшумно посыпался снег, и тут же тишина вздрогнула, уступая место мягкому шелесту крыльев филина. Девушка медленно проводила хищника взглядом, зная, что через несколько минут услышит тонкий писк схваченной мыши. Она сейчас чувствовала себя этой мышью. Только у нее нет норки, куда можно шмыгнуть в последний момент, отсрочив, только лишь отсрочив смерть – ведь ночные охотники никогда не остаются без добычи. Не сейчас, так завтра, через месяц, через год – они никогда просто так не отпустят жертву, которую выбрали. Она пошла вперед, по колено проваливаясь в пушистый снег. Приятное лицо с чуть наивными чертами побледнело, на ресницах поблескивал иней, голубые глаза казались двумя льдинками. Из одежды на ней было только свадебное платье красного цвета и шлейф роскошных смоляных волос, спускающихся до земли, которые покрыла тонкая паутинка снега. Это казалось очень красивым – рубиновый шелк платья на белоснежном покрывале снега. Девушка не чувствовала холода, хотя ее губы уже посинели, а падающие на руки снежинки таяли не сразу. Она думала только об одном – она должна идти вперед. Должна, не смотря ни на что. Она не остановилась, даже когда за ее спиной раздался сухой шелест кожистых крыльев. - Куда ты идешшшь?.. Казалось, это прошелестел ветер. Холодный, вмиг налетевший жестокий ветер, бросивший в лицо девушке острое ледяное крошево. - Туда, - она не остановилась, прикрыв глаза рукой, - к людям. - К людям?!.. Ты, невессста Ночного Охотника?.. Тебя сожгут на коссстре… - Лучше костер, чем… - Тринадцать лет быть хозяйкой в моем замке?.. Жить, как королева, ни в чем сссебе не отказывая? - А потом? - Тебя это не должно волновать, - свист ветра сменился хрустом снега у нее под ногами, - Тебя отдали мне, как плату… Ты принадлежишь мне… И не пытайся убежать, я везде найду тебя. - Как? – она не знала, зачем спросила это. Ответом ей был смех. Негромкий, но жуткий, леденящий душу и останавливающий кровь в жилах. Смех, от которого она остановилась и, наконец, оглянулась, безуспешно всматриваясь в раскинувшийся за ее спиной мрак. - Глупая девчонка… по следам твоей крови… Девушка медленно прижала свои руки к телу, потом посмотрела на ладони и улыбнулась. Когда она вышла из замка, платье было белым. Было так сложно пройти через ворота… так страшно и так… больно. Что-то ударило ее в грудь и в живот… осколки льда, тонкие острые, как бритва, оставившие на платье совсем незаметные разрезы и мгновенно растаявшие в ее горячей крови. Крови, которая медленно напитала собой роскошное платье, которая оставляла на белоснежном снегу темные шарики – как рассыпанная клюква. Девушка смотрела, как с ее тонких пальцев медленно сползает тягучая бусина, упавшая на снег еще одной клюквиной. - Ты сильная… я люблю таких упорных, как ты. Пожалуй, эти тринадцать зим я буду лучше, чем прежде, охранять твою деревню. Не только от смертельных холодных ветров… мои волки тоже поищут себе поживу где-нибудь в другом месте. Ты – достойная плата за это… У девушки подкосились ноги – внезапно накатила слабость, чудовищная потеря крови дала о себе знать. - Вот так… - голос стал мягким, почти ласковым, - Вот и все. Молодец, девочка, не сопротивляйся… Она не могла сопротивляться – тело вдруг резко пронзил холод, она закричала. - Не нужно так шуметь в моем лесу… Холодно? Не бойся, это сейчас пройдет. Налетевший порыв ветра оставил на ее плечах белоснежный плащ. - Вот так…Теперь тебе лучше? Снег на волосах стал серебряными подвесками изящного венца-короны, иней ресниц застыл алмазами, кровь на руках превратилась в перчатки. - Вот и все… Встань, Невеста Ночного Охотника. Она поднялась. Она была прекрасна и… холодна. Из лица будто ушла вся кровь, оставшись на снегу, обратившись прозрачной ледяной водой. Глаза уже не казались – они были двумя осколками дымчатого льда. - Ты моя лучшая Невеста за последние сто шестьдесят девять лет…Что ты ответишь своему королю?.. - Я ваша, мой господин. - Превосходно. Идем, дорогая, нам пора возвращаться. Девушка сделала шаг вперед, протянув руку навстречу непроглядной тьме. Из мрака выступила высокая фигура, взявшая ее ладонь в свою. Шелест крыльев – и в лесу снова стоит чуткая тишина. Писк мыши и довольное уханье филина. До норки бедняжке оставалось всего несколько сантиметров. Она не знала, что ночные охотники никогда не остаются без добычи. 18 сентября 2007.

Ответов - 9

Ильг: Fairbrook пишет: Фанфикера из меня не получится (вернее, уже не получилось), это факт. Что не мешает одному профилю носить звание победителя...

Шинигами: Хм… фэнтези наше все))) Красиво, кое-где увидела ошибки *запятые, по-моему*, но в целом… всегда поклонялась людям, умеющим говорить четко и красиво, по делу… это напоминает мне полет стрелы – красивый от первой и до последней секунды, но все-таки краткий… И да: не надо на себя наговаривать. Не люблю. ЗЫ: и все-таки цифры прописывают буквами.

Fairbrook: Шинигами пишет: цифры прописывают буквами. *Согласно устыдилась и пошла править. Спасибо) А про фики - я имела в виду, что они у меня совершенно не придумываются. Конечно, когда идея приходит, все получается, но это бывает редко) Не в пример реже, чем идеи ориджиналов)

Fairbrook: Выбор волка. Выпей - мoжeт, выйдет тoлк, Oбpeтeшь cвoe дoбpo, Был волчoнoк, cтaнeт волк, Вeтep, кpoвь и cepeбpo... Мельница. - Влада! - Что?! - Через два часа уже приедет Игорь! - Через час выйду. - Влада! Мы же подружки невесты! Открой! - Оставьте меня в покое на этот час, – рыкнула в ответ девушка. Голоса за дверью не замолкли, но поутихли, став недовольными. Девушка, осторожно подобрав юбки шикарного свадебного платья, села перед зеркалом. В комнате было темно, но ей вполне хватало серебристого лунного света, льющегося сквозь высокие оконные проемы особняка. Она медленно, наслаждаясь сами процессом, расправила по плечам тяжелые локоны пепельных волос. Оперлась подбородком на сплетенные тонкие пальцы с длинными ногтями, и вгляделась в свое отражение. Полные губы искривила печально-ехидная усмешка. - Если бы ты знала, как я скучал по твоей улыбке, – тихий мягкий голос прозвучал в ее голове, не нарушив чуткую тишину. Девушка стремительно обернулась. Но огромной кровати сидел черный пушистый волк, буравя ее умными стальными глазами. - Ты, - прохрипела вмиг севшим голосом девушка. Волк спрыгнул с кровати, потерся о ее ноги, отошел в дальний угол, сливаясь с царившем там мраком, из-за чего стал совсем невидим. Несколько секунд спустя оттуда вышел, поправляя ворот рубашки, высокий мужчина с твердым взглядом серых глаз. Влада не могла пошевелиться, глядя на него, по телу пробежала дрожь. - Давно не виделись, да? - Зачем ты пришел?! - За тобой. - Я выхожу замуж. - За человека? – скривился он. - Вот именно. За человека, а не за зверя. - А ты кто? – прошептал он ей на ухо, мгновенно оказавшись рядом, за ее спиной. - Ты - такая же, как и я… - его губы медленно заскользили вниз по ее шее. - Нет, я… я больше не такая… я человек. Он рассмеялся. - Человек?! Ты? Может ты и нашла способ подавить свою природу, но ты не отделаешься от нее… не сможешь… - Я уже смогла. И сегодня я сделаю последний шаг к новой жизни. - К клетке… ты хочешь, чтобы я поверил, что моя волчица посадит себя в клетку?.. - Это свобода от нашего проклятия. - Проклятия?! Ты лжешь. Ты так не думаешь. Это никогда не было для тебя проклятием. Тернистым путем – да, но разве бы ты выбрала другой, если бы была такая возможность? - Я уже свернула с него! – девушка, вскочила, повернувшись к нему. - Разве?.. – он с усмешкой подошел к ней. Девушка в смятении отступила на несколько шагов назад, пока не почувствовала спиной стену комнаты. Он спокойно приблизился, оперся о стену обеими руками. - Ты хочешь сказать, ты забыла?.. Забыла запах леса и родниковой воды? Забыла, какими яркими бывают в тайге звезды? Забыла, как тает от горячего дыхания снег?.. Влада обессилено закрыла глаза. Забыла?.. Такое невозможно забыть. Это становится не воспоминаниями – частью тебя. Пытаясь забыть, ты словно режешь свою плоть. Он наклонился к ней, едва коснувшись своими губами ее. И все становится не важно. Потому что просто понимаешь – можно обмануть всех, но не себя. Можно сделать вид, что тебя перестали мучить ночные кошмары. То есть, все думали, что это ночные кошмары – когда она просыпалась на полу, в разодранной рубашке, и исцарапанными руками и ногами. Никто даже не мог подумать, что она только что сюда вернулась, что всю ночь была в лесу… И что в это время она не была человеком. Можно заставить себя поверить в то, что ты человек, что ты такая же, как и все, что в тебе не живет зверь. Зверь, который иногда рвет тебя на части, стремясь выбраться наружу, чтобы почувствовать то, чего лишен любой человек – свободу. Можно убедить себя в том, что ты любишь человека. Забыть о том, что он тебя никогда не поймет, потому что он человек. Потому что он не… Не такой, как она. Не зверь… - Пойдем? – едва слышно прошептал мужчина, отстранившись. - Я… так давно не перевоплощалась…. Я боюсь. - Ты? – он тихонько засмеялся, - ты ничего не боишься, - Давай. - Влада! – в дверь стучали уже добрых десять минут. В конце концов, жених не выдержал, и, наплевав на приметы, потребовал ключи. В открытой комнате было пусто. На полу лежало небррежно скинутое свадебное платье. Начавшийся ливень, столь редкий для летнего Парижа, захлестывал в раскрытое окно, оставляя на деревянном полу лужицы. Вечером Игорь сидел в гостиной, невидящим взглядом смотря в экран телевизора. Заканчивали передавать новости: - …власти недоумевают, откуда в центре Парижа могли появиться два диких зверя. Как сообщили в зоопарке, все их животные на месте. Когда зверей пытались поймать, они оказали яростное сопротивление, вследствие чего был ранен полицейский. Один из волков, оказавшийся самцом, в результате был убит. Второй скрылся, и его до сих пор не нашли. Власти уверяют, что жителям нечего… Игорь щелкнул пультом. Влада так и не вернулась. Завтра нужно продолжить поиски. Посвящается одному волчонку, который очень любит золотистую луну. 7 октября 2006г.

Шинигами: Fairbrook Сложно комментить. Мне почему-то кажется, что это очень личная вещь... но атмосферно. И довольно...тоскливо. А может, наложилось на мое настроение в момент прочтения - не знаю. Но атмосфера обреченности - выше всяких похвал. Пойду убьюсь... ЗЫ: Fairbrook пишет: - Влада! – в дверь стучали уже добрых 10 минут. БУКВАМИ!!

Гиппократ: Шинигами пишет: БУКВАМИ!! и не забыть указать "т.к."

Fairbrook: Шинигами пишет: БУКВАМИ!! Гиппократ пишет: и не забыть указать "т.к." Простите, я так и не поняла, это мне или Шини, и если мне ,то вы про что?) Далее: Тень лета. (название рабочее, так я его и не могу изменить. А вообще, это называется "Альтависта решила написать о лете, но тоска по зиме взяла свое.") - А знаешь, летом над цветами летают разноцветные бабочки. Огонь в печке довольно урчит, обгладывая поленья. Язычки пламени над свечками чуть подрагивают, повинуясь невидимым сквознякам. Человек, лежащий на лавке, прикрыл глаза. - А еще поют птицы. Звонко-звонко! Губы человека растягиваются в измученной, но очень искренней улыбке. - Утром солнце зажигает в капельках росы маленькие искорки. А уже через час высушивает без следа. Летом солнце очень горячее. За окном беснуется вьюга, скребет по стеклам охапками снега. Кажется, что метель закутывает малютку-избушку в белоснежную простыню, напевая колыбельную. Как умеет. - Можно босиком ходить по высокой траве. Цветочные головки щекочут ноги. В неласковую песню ветра вплетается волчий вой. Нипочем зверю погода. А может, он просто знает, что недалеко его теплое логово, где ждут? - Летом можно купаться в речке. Вода теплая, ласковая. Человек неловко повернулся на бок, облизал губы. - А оно точно придет? - Конечно! – звонкий голос разносится по тесной комнатенке. Его обладательница, сидящая за столом, недовольно нахмурилась, - Конечно приедет. - Долго еще до лета? – человек снова прикрыл глаза. - Нет, - уверенно ответила девушка, убирая за ухо неровно остриженную светлую прядь. Оно скоро. Может быть, завтра утром. Человек посмотрел в окно. Ничего не видно, темнота, да стонущая вьюга. - А что мы будем делать, когда оно придет? - Ну, я же тебе рассказала, - девушка капризно надула губки, - гулять по полю, ловить бабочек, купаться! -Да… это, наверное, хорошо… Девушка улыбнулась. - Конечно хорошо. Ты спи. Может, быть, когда ты проснешься, будет лето. Мужчина тоже улыбнулся. Повозился, положив под голову руку. Хорошо было в этой избушке, которую он чудом успел отыскать перед метелью посреди леса, уютно. - Расскажи еще, - попросил он. Слова девушки оживали в его мыслях яркими образами. Почему-то, когда он пытался вспомнить что-то о лете сам, у него не получалось. Неужели зима уже такая долгая? - Хорошо, - согласилась девушка, - только ты засыпай. Снова негромкий рассказ, слова, распускающиеся почками и цветами, стелющиеся шелковистым травяным ковром, звенящие птичьими голосами, яркие, как бабочки. Человек улыбнулся сквозь медленно окутывающий его сон. Лето… может быть, завтра утром… Девушка замолчала. В песню вьюги уже не вмешивалось чуждое ей человеческое дыхание. Она поднялась. Огонь в печи не урчал, свечи не горели. Уже много, очень много лет. Девушка подошла к человеку. Здесь не бывает лета. Не бывает весны и осени. Здесь только я – вечная метель, вечная зима. Я не убиваю, просто здесь нет места человеку. Я не хотела, чтобы ты замерзал в пустом доме, отчаянно пытаясь ухватить выскальзывающую из пальцев ниточку жизни. Я подарила тебе мечты о лете. Может быть сейчас ты там. На зеленой, залитой солнцем поляне, Где журчит ручей и поют птицы. И летают бабочки. Ветер хлопнут слетевшей с петли дверью о косяк. Девушка еще несколько секунд смотрела на безмятежное, улыбающееся лицо. Его ресницы и волосы уже покрылись инеем. Она выбежала из дома. Босиком, в тонком платье – интересно, почему он даже не удивился такому ее виду, когда пришел сюда? Легкие шаги не оставляли следов на снегу. Вьюга расступалась перед ней, ветер нашкодившей собакой ластился к ногам хозяйки. Я подарила тебе вечное лето. Ну и что, что я никогда его не видела? 27 июня 2007.

Шинигами: Fairbrook У меня появилось сильнейшее желание впасть в депрессию... Нельзя ж так жестоко! Я слишком люблю тепло... а тут меня из тепла в пороз окунули. Страшно. >_< Fairbrook пишет: Простите, я так и не поняла, это мне или Шини, и если мне ,то вы про что?) Это вирменная ошибка Гипа, за которую я ему много ездила по мозгам в свое время)))

Fairbrook: Шинигами пишет: Нельзя ж так жестоко! Ну простииите меня) Многие так реагируют. Вообще, это я фики пишу, зная, что там будет по порядку (относительно). А рассказы начинаю с одного, заканчиваю чем-то совершенно левым. И я честно хотела написать о лете Но люблю этот рассказ)



полная версия страницы