Форум » Литературная гостиная » Волк » Ответить

Волк

Хищник: Название: Волк Автор: Хищник (halfblood-merc@nm.ru) Бета: отсутствует Категории: задумывалось как иносказательный ангст, что получилось - вам решать Персонажи: лишь образы... Рейтинг: PG Содержание: о чужом среди чужих и своих Статус: закончено По пустынным городским улицам бредёт волк. Его шерсть заметна даже ночью – она практически белая. Будто выцветшая… волк очень рано стал седым. Редкие прохожие стараются держаться подальше от зверюги – мало ли, что у него на уме. На уме… И впрямь – волк умён. По-другому бы он просто не выжил в этих чуждых ему каменных джунглях. Он уже не помнит, как давно здесь оказался, но хоть он и приспособился к выживанию здесь, этот мир всё равно остаётся чужим. Он быстро учится – волчья жизнь заставляет. Чтобы утолить голод, иногда приходится идти совсем не «волчьим» путём: тихо красться там, где странные людские фигуры обменивают самое питательное, вкусное и желанное – мясо. Выжидать – а потом хватать кусок побольше, чтобы подольше продержаться, и – бежать. Волк не должен убегать, но здесь другого выхода не остаётся. А потом, уйдя от двуногих преследователей с добычей (всё же какими бы развитыми они ни были, бегают они всё равно паршиво), отдышаться и наконец-то поесть. Остаток – припрятать куда-нибудь в холодное и укромное место, чтобы добыча хранилась подольше… благо – таких мест в этом бетонном мире хватает. Если же на пути встанет какая-нибудь одичавшая псина, пытающаяся посягнуть на добычу – разорвать на куски. Волк жесток и беспощаден к врагам – волчья жизнь научила. Всё же псина волку не ровня… Если запасы пищи будут совсем скудны – сойдёт и поверженный враг. По крайней мере – это настоящая добыча, заработанная своими клыками и когтями… а не украденная. Как и должно зверю. Волк научился выживать. Но не жить. Чтобы выжить, ему пришлось заглушить свои инстинкты, запереть их поглубже – и изо всех сил стараться не выпускать. В этом мире нельзя по-другому, он сразу карает за малейшую слабость. А выпущенные на волю инстинкты, лишённые четкого, холодного и острого разума быстро заведут в смертельный тупик. Но держать их внутри вечно тоже не выходит… Волк искренне радуется, когда на его пути появляется враг, которого можно уничтожить – ведь он позволяет хоть на какое-то время выпустить наружу инстинкты бойца, воина… хоть на короткий отрезок времени вновь ощутить себя Живым. Не аморфной массой плоти и шерсти, бесцельно бредущей по странной твёрдой чёрной массе – а могучим хищным зверем, настоящей боевой машиной. И опять – «машиной»… Волк уже перестаёт сам считать себя живым. Ибо Жизни в нём остаётся всё меньше и меньше. Странный этот волк… Он не пытается найти дорогу в лес, который, по идее, должен где-то существовать. Он не стремится вернуться к обычной форме – он уже слишком сильно приспособился к выживанию среди прямоугольных бетонных глыб и холодных, идеально прямых вертикальных палок, на вершине которых по ночам загорается свет. Он стал частью этого мира… или этот мир стал частью его. Он бесшумно заходит внутрь очередной бетонной коробки – и ложится под дверь. Уже не как волк – а как обычная дворняга. Он ждёт… Потому как он слепо (или свято – это уж кому как) верит – однажды ему откроют. Что ему не надо больше будет бесцельно бродить по пустым улицам. Воистину – для дикой твари у него более чем странные и непонятные другим желания! Ему не хочется кочевать по лесам со стаей – он точно помнит, что со стаей он всегда уживался очень плохо… да и немало дорог прошёл за свою неопределённой длины жизнь. «Лёгкое» мясо, за которым не надо гоняться? Нет. Волк без охоты – не волк. Напряжение, азарт, жажда крови врага – всё это в нём осталось, бетонный мир не сумел это искоренить. Волк всё равно остался волком. Однажды он лёг под дверь. Через некоторое время из-за неё раздался гулкий удар. Волк встал и ушёл, ведь он знал – ему не откроют. В другой раз дверь открылась, и из дверного проёма показалась рука, уверенно и безо всякого страха потянувшаяся к волчьей морде. Зверь заворожено глядел на эту руку, он не верил тому, что видит… но когда до его морды оставалось лишь несколько сантиметров – рука резко ударила его по носу и быстро скрылась, захлопнув за собой дверь. В ярости волк вцепился зубами в дверную ручку и попытался сам открыть дверь, чтобы выколупать из-за неё обидчика. Только замок, запертый изнутри, не желал поддаваться. Был и третий раз – дверь слегка приоткрылась… Острый слух зверя отчётливо уловил тихий, но тяжёлый вздох. И – дверь вновь закрылась. Без оглушительного хлопка, сразу и практически бесшумно – чтобы хотя бы избавить и без того уже отчаявшегося волка от больших мучений. Когда волк уходил, ему показалось, что где-то зазвучал вой… Была и четвёртая дверь. Дверь открылась непривычно широко, изнутри повеял тёплый ветер… но из проёма на волка нацелился ствол ружья. Реакция зверя была моментальной – с неуловимой для глаза скоростью он ушёл с линии выстрела, вцепился в ствол – и начал тянуть его на себя. Если ты хочешь боя, двуногий урод – ты его получишь! Но, не без труда высвободившись, ружейный ствол скрылся в дверном проёме. И вновь послышался уже ставший давно привычным дверной хлопок. На этот раз волк не стал ждать, а сразу ушёл. Но ещё долгое время после этого хлопка дверью на его морде можно было видеть жуткий оскал… И вновь он идёт. Запасы пока что есть, можно некоторое время продержаться. Вновь на улице ночь, и вновь он бесшумно заходит внутрь очередной бетонной коробки. И вновь он идёт к двери. Он принюхивается… если за дверью господствуют искусственные, поддельные запахи – туда незачем идти. Но здесь… Здесь пахнет залитым солнечным светом летним лугом, на котором волк никогда не бывал. Хоть волк и предпочитал жить по ночам, он всё равно раз за разом видел во сне именно эту картину. Он тихо подходит и ложится возле двери. Он уже почте не надеется, но всё равно – слепо верит… что там, в скрытом за стальной преградой мире почувствуют, что ему очень хочется внутрь, что ему это просто жизненно необходимо... Что его пустят. Что у него будет не временная стоянка рядом с очередным запасом еды – а место, где можно Жить, место, за которое стоит держаться. Куда можно таскать запасы, зная, что их не утащат. Враг, посмевший сунуться туда, будет незамедлительно разорван на куски – потому что волк не позволит никому чужому творить в этом месте всё, что тому заблагорассудится. И, может быть… это казалось волку уж совсем невозможным, но… может быть, чья-то рука аккуратно и осторожно проведёт по его вечно спутанной шерсти. Волк привык уже ни на что не надеяться – потому что так хоть немного легче. Но он всё равно идёт. Потому что по-другому жить уже всё равно не может. Потому что верит.

Ответов - 5

Фьоре Валентинэ: Зверюга - жаргонизм))) Атмосферно)) Аллегорично человеческой жизни...на примере волка.

Гайя: Мне очень понравилось.ОЧЕНЬ. *потом подумаю еще*

Шинигами: Метафора явная, но сильная. Мне понравился психологизм. Сильно. Очень сильно. Но я видела опечатки *придира, придира*

Catlion: Хищник Мой любимый стиль, моя любимая атмосфера. Вещь сильная, заставляет думать, заставляет чувствовать. Написано великолепно! *кланяюсь*

Хищник: Catlion пишет: ...заставляет чувствовать... Хех, хорошо сказано. ЗАСТАВЛЯЕТ... ну да, возможно и так. В общем, спасибо всем за оценку сего. Наверняка же не ожидали чего-то подобного?



полная версия страницы