Форум » Трое В Лодке » ТВЛ 3: "Пункт назначения" (R; PWP, Drama, Parody; Люк Валентайн/Ян Валентайн), мини » Ответить

ТВЛ 3: "Пункт назначения" (R; PWP, Drama, Parody; Люк Валентайн/Ян Валентайн), мини

Millennium: Авторский фик на тему: "Неудачная ночь странных людей" Название: "Пункт назначения" Авторы: Melissa&Levian Бета: Levian Герои: Люк Валентайн/Ян Валентайн Рейтинг: R Жанр: PWP, Drama, Parody Отказ: Все права на персонажей "Хеллсинга" принадлежат Коуте Хирано; всё для фэндома, ничего для собственной выгоды Саммари: А кто сказал, что у меня нет никаких способностей? И вообще, не смейте меня недооценивать! Я — Ян Валентайн и всегда добиваюсь своего. Предупреждение: мат, слэш, легкая жестокость.

Ответов - 18

Millennium: — Эй, Люк, может, хватит упырей? Я и сам справлюсь, я же твой брат. — Ты считаешь? — Ну сам вникни. Там же просто люди, жалкие англичашки. Я, конечно, не ты, но и не какой-то задохлик. Помнишь, как мы тех парней Джозефа замочили? Там эти больше мешались, а всё ты... — О, Ян, ты неподражаемо наивен. У тех «жалких англичашек» тонны серебряных пуль. Или, может, хочешь получить пару унций освящённой стали между глаз? — Ха, а кто хочет? Но мне хватило бы и пары десятков упырей, или считаешь, что я совсем ни на что не гожусь? Брат, пойдем уже? Этот — как его? — Арукард днём тоже должен быть слабее. Управимся, получим деньжат и вперёд, я знаю место с такими цыпочка... Всё, молчу, молчу. — Пара десятков упырей не прикроет твоей разожравшейся самодовольной задницы. Ладно, бросай эту бабу, она уже готовенькая. — Лучше бы ты о своей заднице позаботился. — Ян? Какого чёрта ты пускаешь слюни у меня над ухом? Я не та грудастая упырица. — Пускаю слюни? Брат, ты совсем параноиком стал, уже и посмотреть на тебя нельзя. Совсем мозгов лишился со своим Арукардом... Что тебе Многоглазый-то говорил? Обещал что-то? Ты же поделишься со мной, а, братишка? Или там что-то особенное, что только для тебя? — Для нас, Ян, для нас. Вампиров, разгромивших организацию Хеллсинг, везде ждут слава, почёт и литры свежайшей крови. И цыпочки, заметь, тоже будут. А тебе их, похоже, сильно не хватает, раз даже на упырей смотришь с вожделением. — Хе, а на кого я еще могу посмотреть с вожделением? Могу и на тебя, если хочешь. Да не дергайся, мне и вон той хватит. Ты не против, если я ее, пока мы едем?.. Какого черта ты вообще сюда свернул? Раскрой карту, братишка, скоро платная зона. Там же камер больше, чем пробкоголовых. Или ты еще хочешь набрать? — Избавь меня от этого зрелища, извращенец. Ладно, пожалуй, уже достаточно зомби. И закрой окна, пока мимо не промчалась полиция нравов и не увидела тебя в объятьях упырицы. — Да пусть обзавидуются, где ж они такое еще увидят? А ты сам не хочешь? Времени у нас еще предостаточно, дождемся, когда все старые пердуны соберутся, и вперёд. Ты посмотри, какую я для тебя нашел — вся в твоего "большого А", разве что грудь... — О, чёрт, она воняет. Впрочем, если разобраться, мы с ней из одного теста, братик. — Ну так чего ты сопли на кулак мотаешь? Сворачивай на обочину или мне самому повести? — Эй, я пошутил. Убери от меня эту дрянь немедленно, на неё и у могильного червя не встанет. — Что, реально не встает? Да ты глянь, какие волосы, какие глаза… Нет, на глаза не смотри. А если этим боком повернуть, то и не видно, что подгрызенная. Или тебе помочь?.. — Убери руки, идиот, я за рулём, и я твой брат, если ты не забыл. — Ой, да ладно, как будто я без штанов тебя не видел. Сворачивай, указатель только что был. — Ян, ты уверен, что это нужная дорога? Куда запропастилась наша карта? И отпусти моё плечо, от тебя пахнет гнилой кровью и блудницами, и ты портишь мой лучший костюм. — Опять ты со своим костюмом, да на сегодняшнюю выручку я тебе хоть десять таких костюмов куплю! Сворачивай и здесь налево, нам еще миль десять проехать и можем вернуться на А3. Зачем ты вообще в этот Портсмут поперся? Набрали бы всех прямо в Лондоне и ещё до рассвета сожгли англичашек дотла. То-то бы старые пердуны из Круглого Стола порадовались, приехав на пепелище. — Не знай я тебя, Ян, подумал бы, что ты не хочешь ехать. Изжога замучила, или завидуешь, что мне выпала честь замочить вампира Алукарда? — Да ну, к черту эту честь, вечно ты херней какой-то маешься. Ты зачем так гонишь? У нас ещё есть время как следует расслабиться, да и дедки обязательно опоздают, лучше их после рассвета накрыть, чтоб ни одна крыса не убежала. — Смотри, Ян, облажаемся — будем вытаскивать друг друга из канавы по частям. Если от тебя вообще что-нибудь останется. И не делай такое задумчивое лицо, это не твой стиль. — Да чтобы мы облажались?! Ха, ты, видимо, забыл, за что нас взяли в этот "Миллениум". Мы же братья Валентайн, нам любое дело по плечу! А сейчас тем более, уж Многоглазый постарался с тобой на славу. Я разберусь с этой английской сучкой, ты — с подвальной плесенью. Кстати, сучку потом попользовать не хочешь? На снимке та еще красотка. На тебя похожа. — Чёртов указатель... Похоже, мы не туда заехали, так что леди Хеллсинг тебе пока не видать. Проклятье. — Зачем мне леди, если у меня есть ты. Со спины с легкостью сойдешь... Остынь, брат, шуток не понимаешь. Лучше тормозни у той парочки, что машину чинят. Я схожу, узнаю и заодно поем. — Обжора. Сиди, я сам спрошу. — Не больше обжора, чем ты, братик. И, как обычно, ни хрена не хочешь слушать... Чёрт, Люк, чего тебе стоит опоздать? — Чего ты там бормочешь? — Брат, нафига ты ей сразу шею свернул?! Чувак убегает... А ну да, уж ты-то любого догонишь. — Эй, Ян, принести его тебе? — Да пошел ты! А хотя тащи сюда. Но уж лучше бы ты мне девку оставил... придурок. Мужик-то мне ни в одно место не сгодится. — Смотри-ка, я несу тебе еду, в точности как в детстве. Ну разве это не трогательно? Осторожнее с этим парнем, он какой-то нервный, верещит, будто его убивать собрались. — Трогательно, трогательно... Какого черта ты меня всегда сопляком считаешь? Как побелел, так сразу чистоплюем стал? Сам бежишь, как девка перезревшая, на свидание к тому вампиру... — Ян, последние десять цыпочек были для тебя лишними. Ты всю ночь вертишься, как на серебряном мече. Уймись, ступай в автобус и проспись. — Да кто ты такой, что указываешь мне, что для меня было лишним, а что нет?! "На серебряном мече"... А ты выплюнь этот меч, глядишь и вспомнишь, как ты сам жрешь десятками, чтобы наесться! И не указывай, что мне делать. Захочу, хоть на водительском сиденье этого мужика оприходую, а ты мне ничего не сделаешь!.. — Отпусти его немедленно, ты его сломаешь, и мы так и не узнаем, куда ехать. О проклятье. Отлично. Теперь можешь делать с ним, что хочешь. Хоть на руле с ним трахайся. — Да мне он нахер не нужен! Я и так знаю, где мы находимся. И я сам нас сюда завез, слышишь, ты! И карту можешь искать на обочине милях в двух отсюда, а может и в трёх, а может, я ее тоже сожрал. Что, будешь теперь показывать, какой ты крутой?! — Да ты что, спятил?! — Ха, брат, да это ты спрашиваешь? Да ты сам мозги прочисти и подумай: мы ни черта не знаем об этом Алукарде. Без понятия, что там тебе этот трупорез плёл, а я чувствую, что дело нечисто, что с этой молью бледной — не обижайся, брат, — не всё так просто. Я, может, ни черта не такой сильный, как ты, но я не хочу, чтобы мы нападали на них на рассвете. Не хочу и всё. Если скажешь, умный ты наш, что я придурок и ни черта не знаю, я тебя — слышь, ты! — по асфальту размажу. Уж чтобы угадать твои движения, мне сил как-нибудь хватит. — Да ты ничего не можешь, кроме как угадать, когда тёлка задерёт юбку, потому что предсказатель из тебя, Ян, херовый, понимаешь — херовый. Кончай истерить и залезай в автобус, мы отправляемся, потому что я всё продумал и собираюсь прибыть к особняку Хеллсингов точно в срок. — Мы, блядь, всё равно не вернемся! Ты понимаешь или нет? Понимаешь, умный ты наш? Понимаешь, что я вижу, как ты подыхаешь на рассвете?! Понимаешь, что твой грёбаный этот белый костюм на клочья рвут, а ты стоишь и глазами хлопаешь?! Не хочешь пожить напоследок?.. Давай свернем, скоро какой-то городишко будет, погуляем напоследок, девок снимем... Ну или не снимем, если не хочешь. Или вообще ну его нафиг этот Миллениум? А, Люк? — Если мы и поедем в город, то только чтобы посетить психиатра, чёрт подери. — Ну так поехали, вези меня хоть к психиатру, хоть к медиуму и священнику, но нельзя тебе быть в особняке Хеллсингов на рассвете! Нельзя, слышишь ты! Я тебе скажу, как ехать, но давай днем нападем? А до той поры развлечемся напоследок? Деньги у нас есть, а к черту их — хоть банк можем ограбить. Помнишь, как ты меня подсаживал, чтобы я в форточку смог влезть? А я тогда испугался, что застряну... — Я помню, как мне чуть не всадили пулю пониже спины, когда мы удирали от тех типов, и всё из-за тебя. Слушай, Ян, нам было сказано, что лучше нападать на особняк на рассвете. Понимаешь? На рассвете, а не до и не после. Мы погуляем потом, когда ты убьёшь бабу и рыцарей, а я — вампира Алукарда. Не трусь, братишка, у меня отличный план. — Брат, стой. — Ты что творишь? — Можешь мне руки оторвать и на обочину выкинуть, но я не дам тебе войти в автобус. Или шею мне свернешь? — А что если и впрямь оторву, Ян? — Оторви! Вот давай прямо здесь, на ступеньках, возьми и оторви! — Ян, я тебя последний раз предупреждаю — А. Мне. Пле-вать. Брат, да ты тёплый, как живой. Никогда бы не... — А теперь слушай меня — до самого особняка Хеллсингов ты сидишь с упырями и не произносишь ни слова, не то я тебе язык отрежу. Чёрт, Ян, я же сказал — не дёргайся! — Эй, швыряться-то за что! Всё, сижу-сижу, молча сижу и ничего не делаю... А нет, пошел ты к черту, Люк, но просто так я сидеть и ждать я не буду! — Отпусти. Мои. Волосы. — Иди. Ты. К. Дьяволу. Ха, говорил я, что когда-нибудь тебя поймают за гриву. Вот я сам и поймал... — Ты что?.. — А ну, держите его! Мать нашу, ты костляв, как французская шлюшка военных времён. И не дергайся, всё равно ты ни черта здесь не сможешь. — Если ты прямо сейчас меня отпустишь, я сделаю вид, что ничего не было, и пуль в голове у тебя не прибавится. Эй! Ты что ещё выдумал, блядь, твою мать?! — Тише, брат, тише... Крепче держите, эй, вы двое, тоже сюда! Короче, брат, посидим так до рассвета, а потом и поедем. Всё ясно, брати-и-шка? — По крайней мере, слезь с меня, не то наша матушка со стыда в гробу перевёрнётся — её младшенький вертит бёдрами, как дешевая уличная девка. — А что? Неужели встало? Или мне еще поелозить, а? О, что я вижу — великий и несравненный Люк Валентайн смутился? Жаль, что это никто не... Твою мать! — Неужели больно, Ян? Ха. — Больно? Хочешь чтобы было больно? А если я так?.. Черт, брат, да ты слаще любой девки... — О чёрт, похоже, меня собирается изнасиловать мой брат - грёбаный педик. Лучше вели упырям меня расстрелять. — Ха, размечтался. А... м-м-м... черт, ты зачем меня укусил?! — Я надеялся оставить тебя без носа, дефективный представитель семейства Валентайн. А теперь быстро прикажи, чтобы упыри меня отпустили. Мы опаздываем, и не смей больше... — Заткнись, Люк, просто заткнись... Я так и знал! А кто-то мне недавно о рубашках и галстуках что-то втолковывал, не помнишь, кто это был? Не тот, кто ветровку на голое тело носит?.. Твою мать, братишка, ты любой девке сто очков вперед дашь. — У тебя изо рта воняет, и, судя по всему, это твой чёртов гнилой мозг. Что тебе в голову стукнуло, Ян? И не... О, не делай так больше! — Чего не делать? Не кусать тебя? Не целовать? не лезть тебе в брюки? Раз-меч-тал-ся. Я — Ян Валентайн и делаю, что хочу и с кем хочу. Черт, ты где такой ремень нашел, что он не расстегивается? Это бабский, что ли? — Не твоё дело! — Не моё дело, говоришь? Могу поспорить, что ты просто не нашел, потому что нормальные мужики белый цвет вообще не любят. Ну вот, как я и думал. Что же ты, невозбужденный мой, со стояком-то таким сидишь, если я на бабу похож меньше, чем вон тот упырь? Могу уйти и трахать других, а могу и брату услугу оказать. Примешь мою руку помощи? — Отпусти меня и иди к чёрту со своими эротическими фантазиями, понял? Да я даже за секунду до смерти не соглашусь трахаться со своим немытым младшим братом. Да у меня скорее встало на кровь и на того упыря, чем на тебя. — Немытым? Ну тогда я своими немытыми руками сам потрогаю всё, что захочу... Что, нравится? И своим немытым ртом не дам тебе и слова сказать... Черт, задолбал уже кусаться! — Я лелею надежду откусить тебе язык — по крайней мере, нападение на Хеллсингов пройдёт в блаженной канонаде выстрелов, и никакого твоего голоса. Проклятье, убери этих упырей хотя бы от моего лица. — Тихо, не рыпайся. И не смотри на меня так, как будто члена моего не видел. Эй-эй, брат, да не собираюсь я тебя насиловать! Уймись! — А штаны снял просто похвастаться? И этим болтиком ты гордишься? Ха-ха. — Опять бахвалишься? А то я не знаю, как у тебя глазки бегают, когда ты чего-то боишься. А что скажешь, если я хочу, чтобы ты оттрахал меня? Прямо здесь и прямо сейчас? — У тебя что — было видение, гласившее, что мы разгромим Хеллсингов, если ты исполнишь свою голубую мечту? — Да какая разница, было или не было! Ты явно хочешь, я тоже не против, упыри никуда не спешат. Ты лучше подумай: ты жить хочешь или нет? — Ха, Ян, может, ты и ребёнка решил от меня заделать? В любом случае, Алукард не станет сидеть в подвале, сложа ручки на коленях, так что лучше тебе сказать, с чего ты решил во что бы то ни стало удержать меня подальше от особняка Хеллсингов до рассвета. Если хочешь, конечно. — Придурок, я тебе уже раз сто объяснял, почему тебе нельзя там быть. Ты глухой или прикидываешься? Короче, мы сидим тут, пока не рассветёт, а потом едем... А вообще какого черта!.. Брат, ты невъебенно красив... — Считай, что ты меня не убедил. И даже так ты не... — Нравится? А так? А так? Ну же, не стесняйся, что мы — в детстве не дрочили на брудершафт? А вообще расслабься, дорогу все равно только я знаю... М-м-м... Уже не кусаешься? Так я и знал, что тебе понравится. — Идиот, хотя бы упырей убери, ненавижу их рожи. — Чтоб ты вырвался и убёг? Прямо так, с расстегнутыми штанами? Черта с два, брати-и-к. Так хорошо? Забыл о побеге? — О-ох, да... Ты что, всю кровь из меня хочешь выпить? — Ага, до капли. И не только кровь. Да шучу я, не дергайся. И молчи-молчи... — Всегда удивлялся, как тебе не мешают эти побрякушки на лице... О, да не только на лице, такого я даже от тебя не ожидал. Ох, Ян, сильнее… — Да ты вообще... Черт, больно же! Я, конечно, рад, что ты перестал изображать ледяную статую, но... Если я... м-м-м... отдам упырям... м-м-м... приказ отпустить тебя, ты сбежишь или всё-таки... твою мать, дай мне договорить... поможешь мне? — Оу, так ты что... хочешь быть снизу? Правда? — Это еще посмотреть, кто снизу... Всё равно мы оба знаем, кто из нас целкой тут прикидывается... Хотя нет, целки так не целуются. Ну так что? Сбежишь или наконец-то перестанешь играть в растлеваемую малолетку? — Знаешь, я думаю... чёрт... думаю, что кто-то должен меня держать, потому что я... — Что "ты"? Блядь, так и знал, что долго не продержишься... Какая же ты у меня красивый, особенно когда молчишь... м-м-м... и не сверлишь меня этим своим ты-придурок-Ян взглядом. А волосы твои... мне нравятся... не смей стричься. — Ты знаешь, братик, ты тоже ничего так... и даже пахнет твоя кровь… Ч-чёрт. Ещё каплю. Ещё. Да. — Так не сбежишь? — Дьявол, какой нормальный мужик добровольно уйдёт от такой давалки? — Ха, всё-таки умеешь говорить как обычные здоровые люди!.. Эй вы, отпустите его! И попробуй только... Хотя куда ты с таким стояком сбежишь? Всё-таки от твоей скорости польза даже здесь есть, хоть ты и жрешь больше раза в два. Блядь, ты совсем сдурел? — Как думаешь, больно будет, если я выдерну пару колечек? — Выдернешь два, я тебе тоже два кое-чего выдерну. И посмотрим, кто будет кричать громче. Продолжаем играть в плохого Яна или возьмешь дело в свои руки? — Ну-ка, ближе, братик. — Да я и так ближе некуда. Эй вы, лапы уберите. Подожди секунду, где-то здесь, под ручкой... Вот. Не двуспальная кровать, конечно, но... — Ох... сделай это ещё раз. Медленно. Ещё медленнее. — Блядь, блядь, блядь... Больно-то как... Знал бы, черта с два бы... М-м-м... Блядь... Ох, черт... Чтобы я да еще когда-нибудь... Если только... блядь... с тобой, сука ты такая... — Эй, Ян? Ян? Хватит, достаточно, тебе больно, но, чёрт... — Бля, да ты совсем охуел! А ну... Ох... сиди и не рыпайся. И чёрт, быст... Быстрее... Господи, я от волос твоих с ума схожу. — О боже, Ян, это лучше чем вся кровь сорока девственниц. Нет, стой, отпусти мои волосы! — Иди к черту. Хочу и трогаю... Ох... сделаешь так еще раз — отпущу... Ох ты, блядь... ладно, уговорил. — Ян, знаешь… — Не вздумай сказать что-нибудь сопливое. — …ты, конечно, придурок и шлюшка, но другого брата мне не надо. — А ты… ох... девчонка, смазливая... черт... хоть и с большим членом, но... Ты лучше... А-а-а!.. Мать твою, Люк, что это было? — В нас кто-то врезался. Ты там цел? — Ага, целее целки после того, как ее по кругу пустили. И вообще для меня нормально - блядь! - лежать с торчащим членом и голой оприходованной задницей на гребанном полу этого гребаного автобуса в проходе между этими гребаными креслами! Поедим, а потом закончим? — Тише, придурок. Вот-вот должен включиться передатчик. — Кое-кто пропустил всё самое интересное. Чёрт, это даже обидно. Ого, нашему завтраку даже не терпится. Пошли, Люк, нас приглашают к столу. — Не повезло кому-то. Какая жалость. Надеюсь, дорога у тебя из головы не вылетела, потому что сейчас мы поднимаем автобус и на полной скорости едем к особняку Хеллсингов. — Как скажешь, братишка, как скажешь. Смотри-ка. Светает. О-ля-ля, наконец-то светает. Обидно, но до восхода солнца мы не успеем. ***— Ну что ж. Валентайны не опаздывают, Валентайны задерживаются. — А всё-таки ты придурок — подставлял жопу, чтобы приехать сюда на пару часов позже, будто что-то изменилось. — Станешь притворяться, что не понравилось, я тебе задницу надеру, а потом повторю то, что мы не завершили. — Успеешь, братишка. У нас полно времени. Обещаю. Ночь закончилась. — Зато весь день впереди. И это наш день! День братьев Валентайн.

TABUretka: ОМГ!!! эти диалоги выносят мне моск, это такой кинк, когда все действие показано таким образом, свун от того, как они переговариваются/переругиваются тут же перекрывает маааленький сквик от инцеста. *слешер снимает шляпу* Спасибо, не ожидала))) Братья в характере, я считаю, тема раскрыта (не, ну ночь-то точно неудачная, не дали закончить)))) А если серьезно, как-то под черной иронией все очень печально и жутковато и жаль их, таких вот... потерявшихся в ночи. 1. 10 2. 9

Урсула: Признаю откровенно - я не любитель слеша и инцеста. Вообще ни в каких формах, но прописано все замечательно и без излишних подробностей, братья вхарактерные, так что 9 7 Так как трудно было читать голые длинные диалоги и я не всегда догоняла кто из них это говорит (если только не было мата - гл.опознающего признака Яна)

Rendomski: Millennium пишет: А если этим боком повернуть, то и не видно, что подгрызенная. Какое задорное порно!

Levian: ыыы жалко их всё равно почему-то 10 9

Kifa: Гы. И? Где тут неудачная ночь, я вас спрашиваю? Очень даже удачная для обоих, высвободивших свои подсознательные желания и реализовавшие потаённые мечты. Неудачным же, как мы знаем, будет день. Странных людей тоже нет - есть два странных гомосека-нелюди. Общее впечатление. "Eto pizdets, a pizdets my ne lechim" (c) adm. Russian. Тема самопожертвования своей задницей Яном меня не вдохновила, хотя есть в рассказе очарование, свойственное хорошему трэшу. В достоинство нельзя не поставить оригинальный и редкий способ подачи - через диалог, без единого вкрапления авторской речи. Это выпендрёж, но впечатляющий выпендрёж. "Линия" персонажей на протяжении произведения понятна и не теряется. "Пацанский надрыв", с которым Ян пытался удержать в начале произведения даже умилил рецензента и выглядел реалистично. Из недостатков. Не верю я, что парни, воспитанные в уличной уголовной среде, занимались педерастией, это раз. Не люблю тему гомосеков - это два. 7 8

Dita: Смело. Остро. И порно-задорно, да. ))) Местами действительно смешно. Тема раскрыта, имхо: недотрахались, с другой стороны - день у них и правда был куда неудачнее ночи. Я же в некотором недоумении: командной смелости - респект, но тема такой "братской любви" лично мне не близка. 8/5

Melissa: Фик... эм-м... неожиданный. С одной стороны по шапке понимаешь, что будет слеш, будут ругательства (а куда Валентайны без них? ;) ), будет пейринг, но всё равно как-то и не ожидаешь, что автор пустится во все тяжкие, выражая через, пардон, потрахушку трагедию Валентайнов (и даже не поймешь иронизировать здесь или нет), один из которых предвидел, что неудачная ночь может перерасти в такой же неудачный день. Было интересно увидеть авторскую версию способностей Яна Валентайна - в кои-то веки ему хоть что-то подарили. Сам фик местами понравился, местами читается довольно тяжело. Диалоги идут и идут, идут и идут, так что временами начинаешь путаться, кто из них что говорит. Разве что на мат Яна ориентироваться. Сама пвп-шная сцена прописана добротно, не думала, что через диалог это можно выписать так, что почти всё в положении и перемещении героев становится понятно. Отдельное спасибо за то, что характеры не уплыли в неизвестном направлении после пары поцелуев. Вообще могу только поаплодировать смелости автора. Братья в характере, да и "неудачная ночь" соблюдена, однако факт, что "неудачность" будет заключаться в том, что они недотрахались, вызвал легкое удивление. Но, уже как слешер, я не могла не оценить обоснованности произошедшего. 10 7

Millennium: Всем спасибо за отзывы Автор не ожидал. TABUretka, спасибо, автор в невероятном восторге от такого замечательного комментария и от оценок, и бросает к вашим ногам сонмы упырей огромные розовые букеты А если серьезно, как-то под черной иронией все очень печально и жутковато и жаль их, таких вот... потерявшихся в ночи. И автору очень приятно, что удалось передать некоторую обречённую атмосферу, как и задумывалось Kifa И? Где тут неудачная ночь, я вас спрашиваю? Очень даже удачная для обоих, высвободивших свои подсознательные желания и реализовавшие потаённые мечты О, ну заниматься сексом надо не от отчаяния и нервозности и не в компании упырей, я полагаю Впрочем, автору хотелось бы верить, что удалось передать настоящую "неудачность" этой ночи - Валентайны всё равно от судьбы не ушли, как ни дёргались. Из недостатков. Не верю я, что парни, воспитанные в уличной уголовной среде, занимались педерастией, это раз. Не люблю тему гомосеков - это два. На вкус и цвет кактусы разные - это раз, и автор всё же предпочёл бы политкорректный термин "гомосексуалисты", чем "гомосеки" и "педерасты". Также автор мягко намекает, что о воспитании и взрослении Валентайнов из канона мало что известно, а вот о раскрепощённости и альтернативной логике младшего из них - более чем достаточно. Команда благодарит вас за интересный комментарий! Dita, команда благодарит за искренний отзыв и оценки. Melissa, большое спасибо за подробный комментарий, автор очень тронут что автор пустится во все тяжкие Ой, разве это тяжкие? Всё относительно невинно, можно было написать гораааааздо подробнее, но автор вовремя вспомнил про конкурсный рейтинг и осадил упыря коня. Разве что на мат Яна ориентироваться. Или на чёт-нечёт в кои-то веки ему хоть что-то подарили. Команде не жалко Исполняем желания оптом и в розницу, обращайтесь! Отдельное спасибо за то, что характеры не уплыли в неизвестном направлении после пары поцелуев. Автор невероятно рад

Millennium: Levian, и вам большое спасибо за оценки, автор прижимает их к сердцу

wolverrain: 10-7 Долго думал. (с) С одной стороны, я совсем не верю в такой инцест, но пейринги - вещь загадочная. А написано действительно задорно - Миллениум продолжает приятную линию неожиданной игры. В любом случае, без личных предпочтений, читать было весело и интересно, спасибо)

Urusai-sama : 10. 9 Я не верю в этот пейринг, но я определенно верю в яой! :D Мне особенно понравилось, что фик подан в виде диалога - автор не стал пихать сомнительные описания и прочее. Получилось ярко и очень выразительно. Только меня удивило то, что Люк как-то слишком быстро радостно отдался новым ощущениям. :D Еще большое спасибо автору за смелость - уж чего-чего, а такого я не ожидал. Порадовало безумно. :)

Dafna536: 10 7 Да...ночь у братьев Валентайн выдалась на редкость неудачной XD Ян просто великолепен. Против слеша ничего не имею, но вот инцест явно мой сквик.

sqrt: Оригинальная интерпретация отношений между этими персонажами ^____^ Но - инцест. И слеш. Как-то сквикнуло. ( Из объективных замечаний: мне показалось, что речь Люка от Яна отличается только редкими довольно вкраплениями ругательств. Тяжело понять, кто сверху что говорит. Сленг у обоих примерно одинаковый. 7 7

Rendomski: Порно задорно, и проблем где чьи реплики при чтении не возникало, но всё же, уважаемый автор, это баловство . 9 5

Preston: 9 7

Astherha L.N.: 8 5

Tomo: 9 5 Тяжело было оценивать из-за яоя и прочих сквиков. Не люблю я инцест, да и сам яой. Но клещами вытягивая из себя хоть какую-то объективность, должна признать, что ночь у них действительно не удалась. дайри-юзер, зарегистрирован 4 ноября 2009 года. Личные данные и IP-адрес сообщены администрации.



полная версия страницы