Форум » Трое В Лодке » ТВЛ. Вне конкурса. "Молитва" (PG; vignette, ПОВ; Андерсон, Алукард) » Ответить

ТВЛ. Вне конкурса. "Молитва" (PG; vignette, ПОВ; Андерсон, Алукард)

Iscariot: тема "Лабиринт с ловушками" Название: «Молитва» Автор: команда Iscariot Бета: команда Iscariot Герои: Александр Андерсон, Алукард Категория: пре-слэш Рейтинг: PG Жанр: vignette Размер: драббл Саммари: исповедь священника Дисклаймер: все персонажи принадлежат Хирано «…по чести говоря, Тесей питал к чудовищам определенную слабость. По-своему это было неизбежно: между героями и чудовищами развивается особое взаимопонимание, поскольку профессия у них, в сущности, одна». Роберт Шекли «Лабиринт Минотавра» «Смотри - танцует апостол Андрей, Смотри, он знает, что смерти нет. И сияет фаворский свет Над его шальной головою» Лора Бочарова

Ответов - 10

Iscariot: Если посвятить всего себя Служению и вере, то душа останется целой и чистой. Ко мне это не относится, чтобы там ни было у меня вместо души, оно больше похоже на ветхое постельное белье: пожелтевшее, в пятнах, и расползается на глазах. Нет ни одного человека, который мог бы отпустить мои грехи. Так что прошу прощения у тебя, Господи, напрямую. Я, кажется, безнадежно пропал. С некоторых пор прошлое превратилось в размытый сон, из которого вспомнить я могу только фрагменты. Детство, молодость – словно и не я был. Другой персонаж, иная книга. А потом все стало очень просто, предельно просто: за нечеловеческие способности платишь человечностью. С набором функций и задач, как механизм, алгоритм – заповеди, приказы, контроль за исполнением. Прежде чем выпустить в лабиринт, всегда выдают нить, а там уже не заблудишься, знай себе иди по строчкам-обетам, освещая путь фанатичным огнем. И некоторые в лабиринте путают тебя с чудовищем, потому что ноздри раздуваются так же, и кровь, ты весь в крови и хочешь еще. Инквизитор, какого дьявола?.. Выжигаешь ересь словом божьим, разишь нечисть, обращаешь в истинную веру? Обращаешь в прах. Я разучился спрашивать, Господи. Прямая нить так долго была в моих руках, что мысли выпрямились в один огромный восклицательный знак. Я до сих пор иногда не замечаю поворотов, пока стена не останавливает мое бегство. Эта привычка, она не скоро оставит меня, в ушах еще звучит порой громогласное «Аминь!» и безумие гона будоражит нервы. Хочется сорваться с места и лететь в ослепительном сиянии цели, без страха и сомнений. Я помню, как в ответ на мой вой из недр лабиринта доносился стук копыт – клацанье затворов, и всей кожей ощущалось приближение Нечистого. В полутьме поблескивали рога, или это были клыки, ведь монстры умеют маскироваться, но я видел сущность, я видел, как навстречу выходит… Viva el toro!* …дьявольское отродье с отвратительной ухмылкой, от него тоже пахнет кровью, и смертью, и пылью, от него всегда пахнет древней пылью тысяч и тысяч лабиринтов. Я смотрю на него, обернутого в красную тряпку, и алая ярость поднимается во мне, сметая все мысли, и нить дрожит в руках, рискуя оборваться. Нить прошивает меня, намертво врезается алым андреевским крестом, клинок взмывает вверх. - Убей его! – Это приказ. - Убей меня, - смеется Чудовище. – А вдруг получится. - Убью тебя! – кричу я и бегу, снова бегу. С мечом-штыком наперевес, в узком коридоре лабиринта, едва касаясь пола, уклоняясь от ударов и пуль. Танцующий апостол против Зверя. И каждый раз меня отбрасывает назад, из центра на периферию. Бессильная злоба – встречи с ним возвращают мне какое-то подобие чувств. Досада, ненависть. Жалость?.. Я не оправдываю его ожиданий, я разбиваю его надежды, но это не моя забота, разве нет? Другое дело, что я не способен исполнить предназначение – убить монстра – теперь я знаю, не твоей рукой, Господи, было вписано это в мою судьбу, а человеческую душу не спасет даже самая крепкая броня. В какой момент битва становится только нашей? Я опять иду к нему по трупам недоеденных жертв, а он встречает меня тоской в глазах. Я раздираю свое сердце, а он только качает головой. Он выворачивает меня, перетряхивает, он везде, внутри и снаружи, и связки горят от криков, а я вдыхаю запах его пыли и глотаю пыль своей жизни. Он – единственный, кто существует, и для кого существую я, больше нет вокруг никого, и разодранное сердце заходится от боли и понимания… Господи, я ведь никогда его не понимал, да и не хотел. Люди пробуждают к жизни Чудовище и сами боятся его, боятся, несмотря на свою власть. Тогда они сажают его в центр лабиринта. Зачем? Ему все равно больше некуда пойти. Господи, прости меня, ибо паршивый из меня герой, да и пес паршивый. Я продал веру за пару унций его слез. Я лежал и умирал, когда нить лопнула, а он стоял и плакал, Господи, он плакал, а я умирал, и не мог его утешить. И вот теперь я здесь. Блуждая в полумраке, раздумываю на перекрестках. Я ищу своего Зверя, чтобы разделить с ним вечность. Пока лабиринт пуст, но это нестрашно, я жду, вслушиваюсь в тишину, и стараюсь не думать о том, что звук моих шагов все чаще напоминает стук копыт. _________________ *- Да здравствует бык!

Levian: очень даже здорово)))

Melissa: Пробрало, спасибо. Очень понравилось.

Nefer-Ra: По внеконкурсным вещам Искариот явно обходит всех прочих. Спасибо.

Annatary: Очень, очень приятная зарисовка "от первого лица". Большое спасибо автору. А то пока что команда "Искариот" больше пишет про Хайнкель и Энрико (хм, не сказать чтобы я от этого расстраивалась))), но чем больше разнообразия, тем лучше. Поэтому отдельно приятно, что появился фик, посвященный отцу Андерсону. Большое спасибо!

Iscariot: Levian, спасибо)) Melissa, автор всегда рад поделиться взглядом на этот пейринг, который в данном драббле до пейринга не дорос. Nefer-Ra, автор надеется, что количество и качество в этом случае соизмеримы. Спасибо вам за внимание) Annatary, Хайнкель и Энрико - персонажи, которых не так много в каноне, о них можно домыслить, "дорисовать" их. Андерсона в каноне много, но о личности все равно приходится домысливать и "дорисовывать", так почему бы нет? Тем более, что отп еще никто не отменял =))

Dafna536: Спасибо большое, автор. Великолепный драббл.

Iscariot: Dafna536, и вам спасибо за внимание и комплимент)

Urusai-sama : Класс! :D Очень понравилась идея представления отношений Алукарда и Андерсона через лабиринт, героя и самого минотавра.)

Фьоре Валентинэ: Отличная вещь, настоящая молитва - эпиграф, во всяком случае, первая его часть идеально подходят и формируют настроение фика :))



полная версия страницы