Форум » Жизнь - это боль » У медали две стороны... (PG-13; angst, dead-romance; А/И) » Ответить

У медали две стороны... (PG-13; angst, dead-romance; А/И)

Annatary: Название: «У медали две стороны…» Автор: Annatary E-mail: anna-a-borodina@yandex.ru Бета: Шинигами Категории: наверное angst, dead-romance Персонажи: Интегра/Алукард Рейтинг: PG-13 Предупреждения: довольно депрессивный фик, если вы в печали, читать не рекомендую - будет еще хуже. Содержание: что сулит конец «вечной войны» Смертных и Немертвых для тех, кто отдал всего себя этой битве. Статус: Закончено От автора: довольно странная, если можно так сказать «сдвоенная», вещь, даже для меня – автора. Две точки зрения, две стороны медали, два признания… Сначала я написала первую часть, как отдельный законченный фик, а потом родилась идея второй, как «отражения» первой, которую я не смогла не воплотить в жизнь. О результате судите сами. Все писалось под музыку, так что ссылки на саундтрек прилагаются. Посвящается моим ненаглядным и любимым Шинигами и Tremi. AVANT QUE L`OMBRE... [1] (часть 1 – «аверс») «Avant que l'ombre, je sais Ne s'abatte a mes pieds Pour voir l'autre cote Je sais que... je sais que...» [2] «Память моя, что ты творишь со мной? Зачем ты возвращаешь меня к тому, чего страшусь и что стало мне дороже всего на свете? Зачем возрождаешь во мне звуки той музыки, что звучала лишь краткие мгновения? Я никогда не смогу забыть и не смогу оставить позади то, что уже случилось. Я не знаю, была ли это просто страсть или какое-то иное чувство. Из тех, что из века в век воспевались сладкоголосыми менестрелями? Почему именно сейчас? Почему только теперь всплывают в памяти те мелочи, что наполняли смыслом жизнь? На пороге вечности я перебираю наши мгновения, словно агатовые четки. Леденящая дрожь мимолетных прикосновений и ожоги неслучайных взглядов. Шелк твоих перчаток на моей коже и жесткое сукно костюма, чуть колющее ладони. Мы не могли открыто быть вместе, но наедине мы становились самими собой, любя друг друга и холодея от мысли о том, что наша любовь – запретный плод. Любовь вампира и человека обречена. Мы с тобой всегда знали это. Но все доводы разума отступали, когда никто не мог нас видеть. Тогда мы любили друг друга, так искренне и так всепоглощающе, что ни одна сила в мире не смогла бы встать между нами. Наши с тобой мгновения. Только наши. Они принадлежат нам одним… Их было мало или много? Так мало, что я могу пересчитать их и не собьюсь. Я помню каждое. И так много, что хватило бы на сотню жизней. Я не могу забыть ни одно. Я буду помнить их даже тогда, когда уйду за грань, даже тогда, когда состарятся и погаснут звезды, что светили для нас с тобой, даже тогда, когда весь мир сойдет с ума и рухнет, чтобы возродиться в Новой Музыке Стихий. Жестокая память снова возвращает меня в прошлое. Где мы с тобой были вместе. Где ты язвительно насмехался над моими приказами, а я, злясь и негодуя, отдавала ледяным голосом команды, чтобы никто не увидел моей слабости и моих чувств. Моя память – словно яростный и неуловимый шквал ветра. Я пытаюсь поймать ее – она убегает, я замираю, пытаясь забыть – она набрасывается на меня. Я не знаю, когда это началось. Где исток наших мгновений? В том подвале, где я невольно пробудила тебя ото сна, или на залитой чужой кровью лестничной площадке заброшенного дома в пригороде Лондона, где я убила своего первого вампира, опередив тебя на долю секунды? Удивление на твоем лице было таким… искренним и неожиданным, что я растерялась и уронила пистолет. А ты засмеялся. Словно увидел, как фарфоровая кукла вдруг ожила и заговорила о всяких пустяках», - изящная женская рука, обтянутая белоснежной перчаткой, с заряженным револьвером поднялась к виску. По смуглым щекам, искрясь в тусклом свете настольной лампы, струились сверкающие дорожки слез. «Иисусе! Мне страшно… Я боюсь. Не смерти. Не того, что последует за этим выстрелом. Но того, что я могу забыть. Я боюсь прошлого. Я боюсь незаконченных воспоминаний. Боюсь, что я не буду помнить того, чего не хочу забывать. Этой запретной любви, которая дала моей жизни смысл. Я боюсь того, что забуду, за что я проклята. Я не хочу забывать ни одной нашей минуты. Я верила, что моя душа – непроницаемый мраморный алтарь, которому безразличны жертвы, что возлагаются на него. Но камень дал трещину… и разлетелся в пыль. Я пытаюсь сжечь мосты, и я умираю вместе с ними. Я не могу заставить прошлое стать просто прошедшим… И, прежде чем у моих ног упала тень, я увидела обратную сторону. Теперь я понимаю, что любила и люблю тебя. Этого не должно было случиться со мной. Я не должна была любить одного из тех, кого клялась уничтожать. Но, как это ни банально звучит, сердцу не прикажешь. И даже сейчас я готова повторить перед Богом – я люблю тебя!» Щелчок взведенного курка. Звонкий металлический звук, необычайно громко разнесшийся в тишине кабинета. «Черная дыра» ствола. В этой черноте обещание покоя. И то, что сулит бесконечные муки по ту сторону круга мира. И слеза, капнувшая на ворох бумаг на столе. «Война окончена. Ты был последним. И я исполнила свой Долг. Я убила тебя. Да, это я спустила курок. Ты смотрел прямо мне в глаза. И в твоих глазах я увидела все. Ты прощал меня за то, что я собиралась сделать. Ты, так же, как и я, знал, что наша любовь обречена. И, так же, как и я, старался не думать об этом, считая мгновения. Ты знал все наперед. Что я буду вынуждена исполнить свой Долг. И ты простил меня. Я читала это в твоих глазах так ясно, как если бы ты сказал эти слова вслух. Я знаю, что проклята. За то, что позволила свершиться всему тому, что случилось. За нашу с тобой любовь, за наши мимолетные мгновения счастья. За то, что пыталась оттянуть конец этой войны. За то, что изменила своему девизу. За то, что не искала, а ждала, пока немертвые сами нападут, лишь бы не посылать тебя в бой, зная, что с каждым убитым мы приближаемся к концу битвы. К тому моменту, когда я не смогу не исполнить своей клятвы. Ты тоже знал это. Ты, так же, как и я, пытался растянуть минуты. Но время неподвластно никому из нас. И этот час настал. Ты остался один. А я сделала то, что когда-то поклялась сделать. Я уничтожила нежить, очистив от нее Британию до самого конца, до последнего вампира. Нет! Не так… Я убила тебя… Я не имею права прятаться за словами. Я убила тебя, глядя тебе в глаза, зная, что ты меня прощаешь. Ты хотел, чтобы я жила свободно, но я не смогу. Без тебя. Я нажала на курок во имя обещаний, что ныне кажутся мне лишь пустыми и мертвыми словами. Вот… теперь это звучит честно… Так прости же меня и за то, что я собираюсь сделать, вопреки твоему последнему, непроизнесенному, желанию. Я ухожу вслед за тобой. За тем единственным, кого полюбила наперекор всему. За тем, кто подарил мне меня и себя. За тобой, что верил в меня. Я стала твоей на этом свете и останусь твоей на том. Я не могу идти вперед без тебя. Пусть прервется род Хеллсингов – мне все равно. Я закончила эту войну. Я ухожу вслед за тобой. Я люблю тебя…» «Миледи?!» – Уолтер стремительно ворвался в кабинет, услышав выстрел. Упавший на ковер револьвер еще дымился. Капли крови с глухим стуком падали на пол в холодном предрассветном воздухе. «Je sais que... je sais que... j'ai aime…» [3] «Regrets» [4] (часть 2 – «реверс») «Oh viens ne sois plus sage Apres tout qu'importe Je sais la menace Des amours mortes» [5] «Что может знать о любви вампир? Что может сказать о самом странном и непознаваемом из чувств тот, кто однажды отказался от всего, что может дать человеку его душа? Кто отказался от своей жизни и от своей собственной души? Кто был проклят в веках и чей удел – вечная жажда и столь же вечная скука? Кто существовал долгие века, желая только одного – принять смерть от руки Настоящего Человека? Скажите, ты не в праве судить, и я вам поверю. Скажите, ты видел тот свет и этот, ты знаешь цену словам и чувствам, и я соглашусь с вами. Но если вы скажете, что я не имею права любить, я убью вас. Леди Интеграл Файрбрук Уингейтс Хеллсинг, Королевский Протестантский Рыцарь Веры, глава организации «Хеллсинг», Моя Хозяйка… Я могу долго перечислять все титулы, которыми тебя наградили, и которые так мало значат перед всего лишь двумя словами – «моя любимая». Я полюбил тебя еще до того, как ты нарушила мой сон. Еще до того, как ты появилась на свет. До того, как твой предок, Абрахам, наложил на меня печати. Иногда мне кажется, что я любил тебя всю свою долгую жизнь. Что я веками искал тебя, вновь и вновь усмиряя себя и поглощая свои крылья, только чтобы мы однажды встретились. И когда я впервые увидел твои глаза, я испугался. Носферату, за плечами которого полощется полуистлевшими обрывками плащ, сотканный из давно отгремевших битв и остывших чувств, испугался взгляда сверкающих синих глаз маленькой перепуганной девочки. Я ужаснулся твоей силе и твоей решимости. Я дрогнул, потому что понял, что нашел тебя. Я убоялся того, что растворюсь в тебе, что перестану быть собой. Я страшился и жаждал этого. В душе я умолял тебя придти ко мне, но понимал, что идти придется мне самому. Ты боялась меня, долгие годы пытаясь укрыться за броней своей души. А я насмешничал и язвил, пытаясь найти трещинку в этих доспехах. Я испытывал тебя, стараясь постичь всю силу твоей воли. А ты не поддавалась, игнорируя мои колкости и мое циничное и холодное «Приказы, Хозяйка?». Ты лишь отдалялась от меня, стараясь спрятать в самые глубины души свои чувства. Ты отдавала приказы и посылала людей на смерть во имя своего Долга. Я видел, как ты дрожишь внутри, как тяжело тебе даются эти слова, но не делал и малейшей попытки облегчить твое бремя. Прости меня… Я так жалею о тех годах, что мы бесцельно и безвозвратно потеряли, страшась открыть друг другу сердца. Я сожалею и прошу у тебя прощения за ту боль, что причинял тебе. Я боялся тебя даже больше, чем ты меня. Я боялся потерять себя, утонуть в омуте твоих глаз, таких чистых и таких сверкающе-холодных. Я боялся навсегда раствориться в тебе. Я мечтал, чтобы ты отбросила осторожность и шагнула ко мне, но при этом я боялся, что рядом с тобой я исчезну, как тает льдинка, неосторожно поднесенная к пламени свечи. Я добровольно обрек себя стоять на страже твоих снов. Я превратился из вольного ветра в цепного пса, но только это наполняло смыслом мое существование. Служить тебе было моим выбором. Прости, что я никогда не говорил тебе об этом», - багряно-алые глаза вампира бестрепетно встретили черный зрачок револьверного дула. Боль причиняли только непролитые слезы в синих глазах той, что прищурилась, целясь в сердце своего слуги… своего возлюбленного. «Прости меня, любимая. Я никогда не знал, что любовь может быть такой всепоглощающей и такой бесконечной. Что она может дарить столько радости и причинять такую боль. Что я могу познать такую любовь. Наши с тобой мгновения, когда мы принадлежали только друг другу, останутся со мной навечно. Я сохраню их тепло даже после смерти. Когда-то я мечтал принять смерть от руки такой, как ты, от руки Настоящего Человека. Но теперь я снова боюсь. Я боюсь, что ты не сможешь простить меня. Что не услышишь того, что я не смогу сказать вслух. Я прощаю тебя. Я прощаю тебе этот выстрел. Прощаю свою смерть. Смерть – это только начало. Начало нового пути. Начало новой жизни и новой боли. Жизнь – это лишь путь от рождения до смерти. Две точки, а между ними вся боль и свобода выбора. Я сделал свой выбор. Я буду любить тебя всегда. Я буду ждать тебя по ту сторону, даже если мне придется прождать целую вечность. Я хочу, чтобы ты вспоминала меня без ненависти и сожаления, чтобы ты жила свободной. Я не хочу, чтобы ты знала, как сильно я тебя жду. Я только хочу, чтобы ты запомнила, как я тебя люблю. Память вампиров не такая, как у смертных. Она всегда с нами, оживая по нашему желанию. Для вас же, людей, она – только зеркало, холодное и пустое. Моя память хранит все твои прикосновения и все твои поцелуи. Все, что ты подарила мне, наполняя красками мое существование, всегда было и будет со мной. Все твои слова, сказанные и непроизнесенные вслух… Спасибо тебе. Я прощаю тебя. Ты закончила войну. Ты совершила то, чего не смогли сделать твои предки. Очистила Британию от нечисти. Я знаю, как ты стремилась оттянуть конец этой битвы, но и ты тоже поглощала свои крылья под гнетом своей Клятвы. Это – твоя Печать Кромвеля, которая держит тебя в тисках Долга. Я остался один. Последний вампир. Одинокий осколок. Будь осторожна, любимая, осколки режут не только руки, но и душу. Я не хочу ранить тебя еще сильней, поэтому мы не будем прощаться. Мы встретимся там, где не ложатся тени. Я буду ждать тебя в краю вечного рассвета. Где нет оборвавшихся воспоминаний, и где мы снова будем вместе, наперекор всему. Так стреляй же! Не медли, Хозяйка! Ты освободила меня своей кровью, но навеки осталась Хозяйкой моего сердца. Каждый миг промедления наполнит твою душу еще большей печалью. Я прощаю тебя, и ты прости меня. Я обещаю ждать тебя у самой грани, и ничто в пределах мира сущего не сможет помешать мне исполнить эту клятву. Стреляй, Интегра! Сдержи свою Клятву, выполни свой Долг до конца! Стреляй, не колеблясь! Исполни мое давнее желание – умереть от руки Настоящего Человека!» - смуглое лицо девушки исказила боль. Эхо выстрела заглушило звук падающего на пол тела, что на глазах рассыпалось прахом. Резко развернувшись на каблуках, она вышла из подвала и, запечатав дверь, пошла наверх, прочь от того места, где умерло ее сердце. «Je me fous des saisons Viens je t'emmene La ou dorment ceux qui s'aiment…» [6] [1]«Прежде чем тень…» [2] «Прежде чем тень, я знаю, Не падет у моих ног Чтобы видеть оборотную сторону Я знаю, что… я знаю, что…» M.Farmer «Avant que l’ombre» пер. – Александр Чертков. Полный текст песни и перевод можно посмотреть здесь - http://mfarmer.ru/readarticle.php?article_id=63 Скачать песню (она того стоит) - http://www.mfarmer.ru/infusions/downloadfront/readownload.php?download_id=128 [3] «Я знаю, что… я знаю, что… я любила» M.Farmer «Avant que l’ombre». [4] «Сожаления» [5] «Приди ко мне, не будь Ты так осторожна Знаю я - мой путь К смерти, возможно…» M.Farmer & J.L. Murat «Regrets» пер. А.Вильда Полный текст песни и перевод здесь - http://mfarmer.ru/readarticle.php?article_id=28 МР3 этой грустной песни можно попросить у меня, я вышлю или принесу на диске. Где скачать – не знаю, не искала, ибо у меня на диске есть. [6] «Мы уйдем сквозь снег, Сквозь прах времен В царство спящих - тех, Кто влюблен…» M.Farmer & J.L. Murat «Regrets» пер. А.Вильда

Ответов - 11

Tremi: Не знаю: какая версия понравилась больше? Оба варианта невероятно красивы) Язык, стиль, все на должном уровне. И как следствие: очень берет за душу) Может быть, тема боянная, но это не делает творения менее интересными)) Спасибо тебе, мое рыжее солнце Хотя наверное, первая версия меня устраивает больше, просто потому что принцип: либо они живы оба, либо оба мертвы))

Фьоре Валентинэ: ааах, как романтишно...

Nero: Господи.Скажу одно:неимоверно пробивает. Спасибо

Galadriel: Впечатление производит, безусловно. Но только характеры, имхо, усомнилась я. Нет, дело не в мелочах,а в общем и целом....Хотя, наверное, жанр обязывает. А вообще, не наше это дело, метров критиковать))

Annatary: Galadriel, упаси боги, какие мэтры Это я-то мэтр? Ни-ни-ни, ни в коем разе... я только подмастерье. Но спасибо за оценку, рада что впечатило. Надеюсь в хорошем смысле.

Galadriel: Annatary, я-то человек совсем новый. По этому фактору и сужу. А впечатление положительное, естественно!

НатаЛи: очень сильно написано. фраза пошлая - но автор явно сама проживала их чувства. с моей точки зрения, не совсем соответствуют характеры - но это не уменьшает "яркости" фика.

Светозарное Лео: Тари, а ты специально погрешила против хронологии? рассказала о мыслях Интегры после мыслей Алукарда? еще мне интересно, а если в Британию попадет какой-нибудь заезжий вампир-иностранец? В целом же, превосходно написано, как и все твои работы.

Annatary: НатаЛи, спасибо за отзыв. Да, персонажи несколько ООСны, но мне пришлось это сделать, чтобы удержаться в рамках жанра. Светозарное Лео, спасибо. Про "залетных вампиров" я, честно говоря, не думала тогда. Вот только немного не поняла твоего вопроса: ты специально погрешила против хронологии? рассказала о мыслях Интегры после мыслей Алукарда? Ты имеешь в виду то, что первая часть написана уже после смерти вампира?

Светозарное Лео: ну да, если рассуждать логически: сначала Интегра убила Алукарда, а потом убила себя. а в твоем повествовании сначала расрываются мысли Интегры, когда она убивала себя, а потом мысли Алукарда, когда его убивала Интегра...

Annatary: Светозарное Лео, ну да я так сделала специально. Но не спрашивай о причинах, я уже не помню. Это был один из первых моих рассказов.



полная версия страницы