Форум » Жизнь - это боль » Во имя... (PG-13; angst, POV; Максвелл, Интегра, Рип) » Ответить

Во имя... (PG-13; angst, POV; Максвелл, Интегра, Рип)

Annatary: НАЗВАНИЕ: «Во имя...» Автор: Annatary (anna-a-borodina@yandex.ru) РЕЙТИНГ: PG-13 ЖАНР: AU, OOC (ну это как обычно), angst, POV. СТАТУС: закончено ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Максвелл, Интегра, Рип ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: пожалуй нет. ОТ АВТОРА: Из словаря Даля. "АУТОДАФЕ ср. несклон. испанск. (в переводе: подвиг веры) казнь за преступление против веры, казнь еретика; обычно разумеют костер, сожжение." Аутодафе, как акт веры. ''Во имя Отца, и Сына и Святого Духа... – негромко, но непреклонно произнес Энрико Максвелл, глава XIII отдела Священной Инквизиции. - Начинайте''. Пришпиленное штыками паладина Андерсона к стене дома тело оборотня чуть вздрогнуло, начиная обратную посмертную трансформацию. Покрытая подсыхающей кровью шерсть отпадала, обнажая чуть смугловатую гладкую кожу. Девушка, еще почти девочка... Расширенные в последней испуганной гримасе темные глаза, казалось, с укоризной и обвинением остекленело уставились на епископа. ''За что?'' - повис в воздухе несказанный вслух вопрос. ''А ведь, действительно, за что? - с неожиданной горечью подумал Энрико. - Она никого не убила, никого не обратила... Так за что? Во имя чего?'' Впрочем, он не позволил мимолетным сомнениям нарушить отработанный ритуал. Нечисть подлежала умерщвлению вне зависимости от совершенных или не-совершенных преступлений. Во имя Господа, во имя торжества католической церкви, во имя Веры. Максвелл резко взмахнул рукой, и ревущее пламя огнемета струей ринулось к распятому клинками телу. Безумно-торжествующий хохот отца Александра вторил шипению жидкого огня. В этот момент Энрико искренне верил, что все происходит по воле Божьей, что все правильно, и так и должно быть. Именно вера уже многие годы вела его и милосердно стирала из памяти лица осужденных и убитых им и по его приказу во имя этой самой веры, позволяя засыпать ночами. Вера в правоту своего дела, в свой долг любой ценой избавить мир от еретиков и нечисти. И аутодафе было частью этой веры. Частью того, что он считал своим долгом, неотъемлемой частью своей сути инквизитора. Он верил в то, что это необходимо, чтобы знамя истинной веры взмыло над очищенной от богомерзких ересей землей. И не было важно, скольких придется принести в жертву, сколько безымянных могил порастет травой. Вера – вот что вело и направляло руку инквизитора. Вера в то, что только кровью можно смыть нечисть и очистить землю. Вера в свою избранность, вера в то, что именно он должен нести знамя. Вера в истинность того, что он несет. ''В тебя, Боже, верую... - чуть слышно прошептал Энрико, подавляя неуместную мысль о невиновности этой девочки. - Аминь''. Аутодафе, как акт надежды. ''Все тут?'' - бросила короткий вопросительный взгляд на капитана ''Диких Гусей'' Интегра. ''Так точно, миледи, - отрывисто кивнул Бернадотте. Хеллсинг готова была поспорить, что в голосе наемника на мгновение мелькнуло сожаление. - Все пятнадцать''. Операция была спланирована и проведена с ювелирной точностью. Пытавшиеся бежать из ''логова'' вампиры моментально накрывались шквальным огнем наемников. ''Хорошо, приступайте'', - скомандовала девушка. Командир наемников махнул рукой и, оставляя за собой огненный хвост, к пещерке рванулись две выпущенных из стволов гранаты. Мгновение - и арку входа затопило ярко-рыжее пламя взорвавшихся снарядов. Вырвавшаяся на поверхность взрывная волна резко ударила по барабанным перепонкам и пошатнула собравшихся снаружи людей. Крики сгорающих в безумии огненной стихии вампиров резали слух. ''Господи, надеюсь, эта война когда-нибудь кончится, - отчаянно взмолилась про себя Интегра. - Надеюсь, что пламя очистит их души, и они обретут покой. Иначе зачем все, что я делаю и ради чего сражаюсь?'' Только надежда на то, что все жертвы не напрасны, что их битва позволит простым людям спать спокойно, не опасаясь никакой нечисти, поддерживала Интегру Хеллсинг. Надежда на то, что эта война однажды закончится, что никто не восстанет из могил, чтобы нести смерть, что ни один вампир не будет разгуливать по земле, утоляя свой голод кровью людей. А иначе все теряло смысл. Все жертвы, вся храбрость - все. Крики детей, на глазах у которых ее солдаты убивали их родителей за то, что те стали вампирами, звенели у нее в ушах днем и ночью, лишая покоя. Только надежда на окончание этого кошмара позволяла леди продолжать жить дальше. И убивать дальше, отдавать приказы, подобные сегодняшнему. Устраивать аутодафе. Во имя надежды. Чтобы даже память о немертвых убийцах стерлась и потускнела, оставшись лишь в страшных сказках и преданиях. А иначе, зачем это все? Аутодафе, как акт любви ''Лучше уж так... Лучше тебе не видеть того, что будет дальше'', - старший лейтенант СС, Волшебный Стрелок Рип ван Винкль запрокинула голову, изо всех сил стараясь удержать слезы. За миг до того, как клыки Немертвого Графа вонзились в шею Альхамбры, Рип нажала на кнопку, запуская механизм уничтожения. Пламя яростно взметнулось к темным небесам, пожирая силуэт последнего человека, которого она полюбила. Слезы упрямо хлынули из глаз, обжигая щеки. Майор торжествующе потирал ладони, для него все это было лишь игрой. Игрой, где жизнь и чувства пешек не имели значения. Может быть, он и не позволил бы Доку запустить механизм уничтожения, в своем стремлении досмотреть шоу до конца, но Рип не могла позволить этого. Она любила этого франтоватого мужчину, любила искренне и отчаянно. И она была готова сама убить его, лишь бы не обрекать на вечное служение вампиру Хеллсингов. С самого начала операции ван Винкль знала планы Майора, она знала, что он просто собирается принести Каина в жертву, ради того, чтобы поглядеть, как Алукард расправится с ним. И она ждала, ждала того момента, когда можно будет нажать на кнопку, чтобы уберечь ее возлюбленного от страшной участи. Лучше ему не видеть того, что случится дальше. Он никогда не хотел войны, все, о чем он мечтал – это маленькая вилла где-нибудь вдалеке от «цивилизации», и женщина, которую он любил. Чтобы ничто не мешало этой идиллии. Только вот приказы командования все время шли вразрез с мечтами. Совершить аутодафе. Увидеть, как пламя пожирает того, кто стал ей дорог. Во имя их любви. Лучше пусть он сгорит и умрет свободным. Злые, непрошенные слезы обжигали щеки. - Герр Майор, я готова к выполнению задания, - звоном серебряного колокольчика раздался в тишине рубки дирижабля голос Стрелка. «Надеюсь, что кто-нибудь догадается нажать на кнопку, пока меня будут убивать…»

Ответов - 3

Шинигами: Горестно, очень горестно. Настроение такое(

Salkarda: Всех жалко. За что-то воюют, а это ведь им не так и надо. Печально очень.

MasKare: «Надеюсь, что кто-нибудь догадается нажать на кнопку, пока меня будут убивать…» красииво...Печально и прекрасно одновременно...



полная версия страницы