Форум » Жизнь - это боль » Экклезиаст был неправ (R; Angst, Deadfic; Алукард, Интегра, OMP) » Ответить

Экклезиаст был неправ (R; Angst, Deadfic; Алукард, Интегра, OMP)

НатаЛи: Название: "Экклезиаст был неправ" Автор: НатаЛи E-mail: nata.lee.box@mail.ru Категории: Angst, Deadfic Рейтинг: R Персонажи: Алукард, Интегра Содержание: жизнь после Мидиан Статус: закончено От автора: Кота Хирано был бы против Экклезиаст был неправ. Мертвый лев лучше живой собаки. «Сердца трех», Дж. Лондон Огонь догорал. Интегра, сидя в кресле, безучастно рассматривала корчащиеся языки пламени в камине. Они танцевали, исчезали, появлялись и снова гибли в холодном воздухе зала. Рождение и смерть в миниатюре. - Как мило… - Интегра потянулась, как гибкая кошка. Не смотря на то, что ей исполнилось пятьдесят, Хозяйка выглядела превосходно. Относительно беспроблемная жизнь после разгрома Миллениума явно пошла ей на пользу. На ее лице теперь чаще отражалось спокойствие, нежели привычные ярость и страх, а материнство придало ему столь редкую видимую, но от этого еще более ценную нежность. – Алукард, завтра из колледжа возвращается мой сын. Вампир промолчал, послав ей один из своих неопределенных взглядов из-под широкополой шляпы. - В Дерби были зарегистрированы убийства, схожие с деятельностью вампира. Или шайки вампиров. – Интегра наблюдала за реакцией Алукарда, но тот был непроницаем. - Пока не ясно, как они смогли подобраться так близко к Лондону, и тем скорее нужно принять надлежащие меры. - Как всегда, найти и уничтожить? – низкий тембр голоса пробрал Интегру до костей. Она недовольно поморщилась – вампир знал ее отношение к подобным фокусам, но, тем не менее, не упускал возможности продемонстрировать свою независимость. Или ей только казалось, и Алукард всегда был независимым? Слушал свою хозяйку только по прихоти своего безумного сознания? Из уважения… Или из страха? Интегра вспомнила то, что было Алукардом в ночь Мидиан: жрущее, гротескное, отвратительное чудовище, истекающее человеческой болью… От этого воспоминания ей долго пришлось отмываться. Она, пытаясь очистить память, часами простаивала в душе, вспоминая все прикосновения Алукарда к своей коже, яростно, почти до крови, стирая их щеткой. И все же чувство брезгливого отвращения долго не покидало ее. Когда-то в детстве она испытала подобное: папа купил ей умильного щенка, но тот в первый же день потерялся – застрял под оградой в отдаленном конце парка. Через неделю малышка случайно увидела его тельце рядом с каменной кладкой – и с радостным возгласом схватила его на ручки. В нос ударил тошнотворный запах разложения, щенок взглянул на нее белыми гнилыми глазами, под коричневой шерсткой кишели черви. Интегра с криком отшвырнула то, что было ее щенком, но ощущение липкой мерзости на руках не проходило. Девочка часами намыливала и смывала несуществующую грязь с ладошек. Интегра перевела взгляд на перчатки вампира: нарисованные Печати выглядели такими жалкими, совсем неоправдывающими свою роль щита Хеллсингов. Щита ли? Неужели именно это удерживало вампира в оковах слуги, защищало род? Женщина почувствовала нарастающую тревогу, но, так или иначе, решение было давно принято. - Алукард, на задание отправишься с Артуром. Пришла пора и ему исполнять свой долг. – Интегра впилась взглядом в лицо вампира. Но ее ждало разочарование. Даже портреты больше расскажут о своих владельцах. Они выдают основные черты человека: алчность, ветреность, душевную печаль. Безумие. А лицо Алукарда сейчас напоминало маску - до боли красивые черты нечеловека, правильные, неестественные , почти невозможные. Очки скрывали выражение красных глаз. Прошло тридцать лет - годы долгого сна вампира. Впрочем, для самого Алукарда это были мелочи, и Интегра опять ощутила огромную разницу между собой и этим чудовищем. Вечный монстр. Она заново привыкала к своему слуге, и пока ей это удавалось с трудом. Возможно, их отдалило рождение сына? Ранее Алукард был самым близким ей существом, с ним были связаны ее презрение, уважение, страх, неясная ей самой жалость и благодарность. Благодарность за то, что он был ее защитником, ее слугой. Своеобразным другом, насмешливым и откровенным. Возможно, ее мужчиной. Конечно, о том, чтоб отдать себя Алукарду, для Интегры не могло быть и речи. Но сам Алукард принадлежал ей – она не сомневалась в этом, как не сомневалась в восходе солнца. А теперь ее самые сокровенные, самые дорогие чувства и воспоминания принадлежали сыну. *** - Спасибо! – Артур улыбнулся молоденькой проводнице, принимая чашку ароматного чая. Девушка слегка смутилась под прямым и искренним взглядом синих глаз юноши, однако улыбнулась в ответ. Он был явно хорошо воспитан и, к тому же, весьма привлекателен. Вряд ли старше ее самой – на вид она дала бы ему лет восемнадцать. Ну, не старше двадцати точно. Хорошенькая проводница с удовольствием задержалась бы поболтать подольше, но ее остановило присутствие спутника юноши. Не сказать, что этот пассажир как-то неприлично себя вел – ни в коем случае, наоборот. Но его присутствие явно создавало гнетущую атмосферу. Девушка, улыбнувшись молодому человеку еще раз , поторопилась выйти из купе. - Скажи, Алукард, какие у тебя планы? Ну, я имею ввиду, как именно ты собираешься покончить с этим ублюдком? Мы знаем, где он прячется, но как заставить его выйти из укрытия? – Артур сгорал от любопытства, хоть и сдерживал свое нетерпение с помощью практически врожденной вежливости. Юноша понимал, почему проводница поспешила выйти, несмотря на его обаяние, которым он без злого умысла весьма успешно пользовался в колледже и на спецкурсах Хеллсинга. Вампир производил угнетающее впечатление и на самого Артура. - Найду и уничтожу. Для этого не требуется план… - Ответ прозвучал с задержкой. И, как показалось Артуру, с издевкой. Юноша, уже готовый задать новый вопрос, замолчал, не успев открыть рот. Он гордо вздернул подбородок, демонстративно глядя в окно. Он вспомнил напутственный совет матери: «Какова бы ни была ситуация, храни честь и верность Хеллсингов. Я не могу сказать тебе, что тебя ожидает. Иначе я не могу быть уверенной в том, что ты справишься с управлением нашей организацией. Будь достойным своего рода, или не будь вообще». Артур не понял всего вложенного Интегрой своеобразного, приемлемого только для Хеллсингов смысла этих слов. Но терпеть иронию вампира Артур не собирался. Алукард его слуга, как слуга любого из Хеллсингов, и должен знать свое место. *** Артур, вжимаясь всем телом в стену, широко открытыми от ужаса и отвращения глазами смотрел на дело рук Алукарда. Как вампир и предсказывал, план ему не понадобился. Он просто зашел в подвал своей обреченной жертвы. Именно жертвы: низший вампир не успел даже отдать приказ гулям. Алукард не брал с собой пистолеты и не стал обращать его в пыль. Он просто разорвал его на две половины. Артур не отрывал расширенные зрачки от черного месива внутренностей, вывалившегося из живота несчастного. Ему было жаль это недочудовище, ведь никто не заслуживает ада при жизни. Там – возможно. Но не тут и не так … не так страшно. Это была страшная боль, Артур видел это в глазах упыря, пока тот мог видеть. А Алукард не отпускал его, пока ему было чем кричать, пока он стал похож не на вампира, а на неподвижное, дважды неживое месиво. Юноша моргнул, раз, второй. Алукард медленно развернулся к нему. Артур увидел как его крявящиеся губы складываются в животный оскал. Алукард шел к нему, и каждое его движение замораживало юношу изнутри. Страх, оказывается, такой ледяной... Сердце Артура гнало по венам сплошной адреналин, и в жутко замедлившейся реальности юноша услышал голос вампира – так, будто говорил не он, а кто-то озвучивал монстра. - А теперь ты, Артур Хеллсинг, сын Интегры Хеллсинг, веселый охотник на вампиров. Хочешь поймать меня? Я достойная дичь… Или я охотник? – Алукард прижал его к стене, приблизил свое лицо к лицу белого от страха Артура. Юноша в ужасе зажмурился и почувствовал обжигающее холодом дыхание – монстр обнюхивал его. - О да… Незабвенная кровь. - Артур услышал его хриплый голос, переходящий в низкое голодное рычание. - Ты хочешь жить, Артур Хеллсинг, наследник рода Хеллсингов? – Юноша заставил себя приоткрыть глаза и встретился с безумными глазами чудовища. Они затягивали – как тянет бездна, если в нее долго смотреть. Сделай шаг – и пропади. - Хочешь? Прийди ко мне сам, и я оставлю тебе жизнь. Я подарю тебе второе рождение, силу, о которой ты и не мечтал! Или я убью тебя. – Алукард, не отрываясь, смотрел в глаза Артуру и легко читал его мысли. - Нет, Интегра не знала, что отправила тебя на смерть. – ответил на незаданный панический вопрос юноши. - Ты отнял у меня ее близость, и, убив тебя, я верну ее себе. Верну хотя бы ненависть Интегры, так похожую на любовь… Или стань моим слугой, и ты будешь жить. Твой путь не закончится сейчас, так жалко и бессмысленно. Это неправда, что перед глазами идущих на казнь проходит вся жизнь. Они лихорадочно вспоминают, но на ум приходят мелочи: что давали на последний завтрак, какого цвета глаза младшего ребенка... …Проводница несла чай. От него исходил приятный терпкий запах… Неужели он никогда больше не выпьет чаю?! Не увидит пошлого и привычного, но такого красивого света звезд?! Не расскажет матери о том, как выиграл в стрельбе по мишени очередной приз? И неужели у него не будет возможности встретиться с той симпатичной проводницей?! А как же самая желанная всеми парнями в колледже Сэнди, которая отдавала предпочтение именно Артуру? Хотя у них еще не было близости, ее откровенные взгляды обещали ему рай на земле. Неужели он не поселит ее в фамильном особняке, и у них не будет своих детей? - Хочу жить… - выдохнул Артур. Закрыл глаза, обреченно расстегнул ворот рубашки. Откинул назад светловолосую – весь в мать - голову. Но, к его удивлению, вампир не торопился насладиться столь ценной для него кровью. Алукард отстранился, и на его лице разлилось откровенное разочарование. Как ребенок, ожидавший на Рождество увидеть в подарочной коробке супер-трансформера, но вместо этого получивший пустую упаковку. Алукард смотрел на Артура, и в его глазах явственно читалось презрение и насмешка. - Ты считаешь, что смерть от моей руки обесчестила бы тебя? Нет, тебя бесчестит твоя трусость… Ты не достоин быть ее сыном. Ты не достоин быть главой организации. Ты позоришь свою семью. Я окажу Интегре услугу, и никто кроме нас не будет знать о бракованном отпрыске рода Хеллсингов. – Каждая фраза Алукарда звучала как приговор. И он его вынес. - Ты не достоин быть. *** Приехавшая бригада зачистки свидетельствовала, что вампир уничтожен и район более не опасен. Они принесли глубокие соболезнования леди Интегре, сын которой, очевидно, лег смертью храбрых на своем первом задании. *** - Расскажи, как это произошло. Каменное лицо. Морщинки, не заметные ранее, стали глубже. Мертвый взгляд. - Ты итак знаешь. Я поступил правильно. Так бы поступил и твой отец. - Знаю. - и чуть тише, но так, чтоб он услышал ее шепот: - Как же я тебя ненавижу…

Ответов - 17

Nefer-Ra: Мда, на фоне таких персонажей Майор смотрится на редкость нормальным человеком. Но в такой расклад - не верю. Точнее, считаю Интегру чуть более вменяемым человеком.

Melissa: Нифига ж себе тест на профпригодность! Эм-м, не ожидала такой бессердечности от леди, которая не факт, что вообще сумеет обзавестись еще одним наследником, но если не обращать внимания на авторское видение характера, а разбирать сам фик, то не лукавя скажу, что он хорош. В паре мест мелькнули опечатки, которые, впрочем, не сильно бросались в глаза. Да еще несколько смутили мысли-речи Артура: то он честит немертвого "ублюдком" вслух (против чего я не особо возражаю, хотя это и представляется легкой авторской насмешкой, когда в этом же абзаце говорится о "врожденной вежливости"), то с ноткой застенчивости думает о "близости" с девушкой. Может быть, про девушку стоит сказать, что у них не было даже поцелуя? Слабо верится в стеснительность мыслей 20-летнего современного юноши. В остальном мне всё понравилось: и эмоциональная составляющая, и сюжет, и отсылки к прошлому. Хорошо использована проводница как взляд на Артура. Понравился вампир, очень харАктерный. ПС. посмотрите личку.

Annatary: НатаЛи, местами "царапнули взгляд" "тяжело и кривовато" построенные предложения, например: В Дерби зарегистрированы насильственные убийства, имеющие характер действий вампира… (согласитесь, что убийство - это по определению насильственная смерть, а также исходя из вашего построения предложения легко сделать вывод, что именно "убийства имели характер"... я бы перестроила фразу как "В Дерби были зарегистрированы убийства, которые похожи на действия (или деятельность) вампира или шайки вампиров") или сдерживал свое нетерпение с помощью врожденной вежливости. (все-таки "вежливость" - это не врожденное, а приобретаемое с воспитанием качество) Но тем не менее, это уже мои микро-придирки по тексту. Фик хорош, ничего не скажешь. Опять же не-совсем-каноничное, но и не впадающее в ООС-ность прочтение образов. Интересно. Я могу себе представить Интегру, жертвующую даже собственным сыном во имя сохранения "чести рода". Эмоциональность героев очень впечатляет, хоть и отдает "душком" безумия. Но, впрочем, чего хотеть от нашего заведомо не-слишком-адекватного юниверса? Так что, не могу не сказать - хорошо! Меня "зацепило".

НатаЛи: спасибо за отзывы. Melissa Наверно, для меня, близко знакомой с улицей, "ублюдок" является достаточно культурным ругательством. Его также употребляет Интегра и о этого не перестает быть Леди. По поводу застенчивости: только девственный человек станет вампиром после укуса, и с оглядкой на этот факт Интегра скорее всего наложила бы сыну временное табу на интим. Хотя кто его знает, чем они там в колледже балуются. Но, думаю, такая мама подобрала бы заведение построже. Annatary Спасибо, приятно. Зацепки исправлю.

Шинигами: О! Это было отлично. Скажу не лукавя, что вот такого вампира я временами сама очень люблю. Melissa ИМХО, такой тест очень в духе Алукарда. Жаль, но сыночек у Интегры с гнилинкой. Такому нечего делать в Хеллсинге.

Melissa: Шинигами, он в духе Алукарда, но не в духе Интегры. Судя по всему, она знала, что ее сына будут испытывать, и должна была знать, как его могут испытывать. Я не верю, что мать способна так распорядиться своим единственным сыном. Нам дали Интегру-любящую мать и тут же сделали из нее жестокое бессердечное чудовище. Имхо, она бы его отослала за границу, чтобы он и близко к "Хеллсингу" не подходил, если уж он "с гнильцой".

Светозарное Лео: а у меня возник другой вопрос: как известно, Алукард не мог причинить вред Интегре. Не распространяется ли этот запрет и на ее сына? как-то легко и просто вампир скушал мальчика, даже не постеснялся. и да, было очень интересно читать.

Melissa: Светозарное Лео, Ричарда он тоже легко травмировал. Причем травма была более чем серьезной. Возможно, что вампир не причиняет вред только хозяину, а Ричард, как и Артур, был признан "бракованным". Если бы такой оказалась и леди, чем черт не шутит, может, Алукард уже был бы свободен.

НатаЛи: Melissa Ну почему чудовище? Никто не отрицает, что Интегре было трудно и больно. Но долг есть долг. И, возможно, она отослала бы своего сына куда-то подальше, но, если он не стоил ее любви, она бы заставила себя забыть об этом чувстве и о сыне как таковом. Алукард сделал ей одолжение - обрубил все концы одним ударом. С моей точки зрения, Интегра - сначала леди Хеллсинг, а потом мать. Ведь принесла же она в жертву долгу всю себя. А жизнь недостойного в ее глазах значит не так много, не так ли? Даже если она его любит. Вспомним Волтера.

Nefer-Ra: Любящая мать скорее себя вместо ребенка позволит убить. Кстати, смысл вообще тогда дергаться? Кому вампира в наследство сдавать? Он же подчиняется только Хеллсингам.

Melissa: Nefer-Ra, ППКС

НатаЛи: Nefer-Ra Только достойным Хеллсингам. Себя Интегра ради благого дела тоже не пожалела бы. И не только себя - всех, вплоть до близких. Спорить можно долго, все зависит от того, какой автор видит Интегру. Melissa Что такое ППКС?

Annatary: НатаЛи, "ППКС" расшифровывается как "Подписываюсь Под Каждым Словом" (или "каждой строчкой"). Это выражение согласия с точкой зрения предыдущего говорившего.

НатаЛи: Annatary Понятно, спасибо.

Girlycard: Фик очень понравился. НатаЛи, спасибо Вам за него. К спору присоединяться не буду, сказать нечего.

НатаЛи: Girlycard Спасибо.

Di Midzuki: Фик очень понравился правда печалька в конце,но все равно здорово. Спасибо Автор за еще одно произведение.



полная версия страницы