Форум » Жизнь - это боль » Обещаю (R; DeadFic, Yuri; Зорин/Рип) » Ответить

Обещаю (R; DeadFic, Yuri; Зорин/Рип)

НатаЛи: Название: Обещаю Автор: НатаЛи E-mail: nata.lee.box@mail.ru Категории: Angst, DeadFic, Lime - Yuri (чуточка) Персонажи: Зорин/Рип Рейтинг: R Предупреждения: 1. тут Харконнен - просто большая пушка, а не противотанковое оружие. 2. с мангой не согласовано. 3. могу путать чины и не в курсе, как называется территория для занятий армии (полигон? плацдарм? просто плац?О_О). надеюсь, подскажете. 4. Зорин ругается. Содержание: таки о Зорин Статус: закончено От автора: гмм. интересно, чего это мое подсознание оригинальничает? Вчера герр майор опять собирал нас, рассказывал о важности миссии. В целом его мысль сводилась все к тому же – война прекрасна, смерть и жизнь ради войны. Чтож, почему нет? Как раз для чудовищ вроде нас. Я родилась для войны, я ей принадлежу, я ей себя и отдам. Но с собой я захвачу эту суку, Викторию Серас. Ты станешь жратвой моих кошмаров, детка. Наконец битва! Настоящая, кровавая, голодная тварь войны. Под проплывающим дирижаблем я вижу Лондон в руинах, город смерти горит. Мы вытатуировали на нем наш знак, выжгли его огнем и кровью. Но этого мало, еще слишком мало. Мы будем убивать все и вся, высосем из проклятого Лондона его жизнь; пир на этим роскошном столе продлится еще долго. Мой батальон об этом позаботится, англичашки… «Так называла их моя Рип» - Выпустить снаряды! – заглушаю боль яростью. Ненавижу Хеллсинг! Мы сотрем вас с лица земли, до последнего клочка плоти, вырвем из истории Мидиан память о вас. Что это?! Ударная волна отбрасывает меня назад. Чтоб удержаться я приседаю, опираясь на косу. - Включить прожектора! - Но, лейтенант, нас заметят. - Нас уже заметили. В бело-голубом электрическом свете вырисовывается замок Хеллсингов. Я шарю глазами, торопясь найти свою жертву. Есть. Она стоит на смотровой полощадке. Удобно расположилась, сука. За плечами эдакий мини-танк. Насмешила, детка. Однако работает неплохо, нас опять затрясло. - Лейтенант, повреждение третьего и пятого отсеков! Мы теряем высоту! – в голосе вампира волнение, но не страх. Мы пришли убивать и умирать, чего же еще? - Направить Цеппелин на здание. – Я скалюсь, и мне в ответ щерятся лица моих подчиненных. Мы умрем, но унесем с собой еще много жизней. Я об этом позабочусь. Черт! У этой дряни ракеты?! Мы теряем высоту. Черт, черт! Земля стремительно приближается, но я успеваю отдать команду и сгруппироваться перед ударом. Однако, жарко. И дико больно - сломана рука, кость, прорвав плоть, торчит белым огрызком, кисть безвольно висит. Ничего, это ненадолго. Я, прорычав проклятье, возвращаю ее на законное место. Больно!! Но она уже регенерирует, раны на глазах затягиваются. Минута – и я шевелю пальцами, довольная своим телом. Док был прав, дело того стоило. Вокруг очухивается мой батальон. Стыдно терпеть потери из-за своей же непредусмотрительности, но они, к счастью, незначительны. Все же я командую не людьми. - Каков приказ, лейтенант? Мое внимание поглощено резиденцией Хеллсингов. Серас убежала, спряталась внутри. Все просто - выкурить ее оттуда, как крысу, найти и убить. Как и всех живых в этом доме. - Разве план изменился? Вас вполне достаточно для выполнения нашей миссии. – Я затылком чувствую горящий взгляд вампира. Оборачиваюсь, в упор смотрю на него. И без удивления, но с чувством губокого удовлетворения читаю на его лице именно то, что ожидала: голод, преданность, понимание. Мы все голодны. Приятно чувствовать единение со своими людьми. Он растягивает губы, изображая улыбку, но получается у него оскал бешеной собаки. Мои верные псы войны. - Вперед! – командую я, и мой хищный отряд срывается с места. Их бег напоминает полет. Но почему остановились? Интуитивно я почувствовала их напряжение, и тут же воздух ударил горячей взрывной волной, вышиб из груди дыхание. Упереться ногами в землю, прочертив на ней две глубоких борозды. Не хватало еще упасть на глазах у всего батальона и этой суки. Мины! Рвутся одна за другой. Мои солдаты… За это ты тоже мне заплатишь. Лично. Они открыли прицельный огонь. Чтож, даже под ним мы можем добраться до цели, но будет ли оправдана потеря состава? Пожалуй, пришла моя очередь. …Я отвлекаюсь от происходящего. Где-то продолжается бой, но звуки доносятся как сквозь вату. Я одна в окружающем фиолетовом тумане, ныряю в мутную тишину. Ищу… и нахожу там свое второе «я», свое оружие из мира снов и иллюзий. Чего же вы боитесь, людишки? Я смотрю, - но не глазами, - и я вижу их души, их желания и страхи. Хотите, чтоб мама рассказала страшную сказку на ночь? Про чудовищ и великанов? Вот оно – великаны. Я концентрирую волю на изображении самой себя, проецирую свое сознание в растущую из необъятного ничто гигантскую фигуру. Она быстро превращается в человека. Я прорываюсь взглядом через серую муть нереальности – и я существую. Я – это она, она – это я. Иду вперед, всем своим существом ощущая густой панический страх. Он похож на вкус крови, металлический и душный. Это ночной кошмар, когда хочется бежать, но ноги двигаются мучительно медленно, а отвратительное неживое черное нечто ползет все ближе и бежать некуда. Ты падаешь, оно окружает тебя, смыкается кольцом, открывая что-то, что ужаснее самых адских мук. «Рип боялась одиночества» Серас! Опять она мне мешает?! Мое второе, человеческое «я» продолжает фиксировать реальность: по мне ведется прицельный огонь. Дай мне еще минуту, одну минуты, и я покончу с вами! Но резкая боль заставляет меня разорвать связи и вернуться. Иллюзия тает, превращается в фиолетовый пепел и исчезает в горелом воздухе. Но это уже не важно, вампиры добрались до цели, и внутри здания сейчас начнется резня. Забой человеческого скота – и моя очередная виктория. Кстати, о Виктории. Серас, где ты? Я иду по коридору, впечатывая в каменные плиты каждый шаг. Теперь это моя территория, мой лабиринт ужасов, и я тут хозяйка. Прислушиваюсь. Она стоит за углом, желая застать меня врасплох. Как глупо. Я вдыхаю грязный воздух разрушаемого здания и внезапно ощущаю запах человека, мужчины. Он находится за мной, видимо, рассчитывая напасть сзади. Дважды глупо. Я громко смеюсь, не желая скрывать перед ними свое презрение. Серас с мужчиной удивленно замирают, и я с размаху погружаю ладонь в стену, используя ее в качестве проводника. Мой взгляд сквозь тени проникает в их сознания. Серас, каков твой личный кошмар? …Маленькая душная комната. На полу лежит мертвая женщина, когда-то, наверно, считающаяся привлекательной. Теперь она была бы интересна только патологоанатому или Доку: череп раздроблен, белая каша мозга кусочками «украшает» ковер. Мужчина с глазами Виктории корчится в агонии, пытается что-то сказать, но захлебывается кровью и замирает. Малышка в углу – Серас?... Я отвлеклась на эту картинку и выпустила из внимания мужчину. Он внезапно ударил сзади ожигающей внутренности пулеметной очередью. Я шиплю от боли сквозь зубы и поворачиваюсь к нему. Он боится, но не уходит. Смелый, люблю таких. Я не убиваю его сразу, я его ломаю, превращаю в кожаный мешок с костями, кровью и кусками мышц. Это тебе за моих солдат, сволочь! Мужчина хрипит, но не кричит. Смелый и упрямый, однако это никого никогда не спасало, не спасет и тебя. Я отбрасываю его в сторону, как сломанную игрушку. Больше он не помеха. Серас медленно приходит в себя, и я склоняюсь над ней. Я поднимаю ее за волосы, ставлю перед собой, как тряпичную куклу. Серас полностью деморализована. Тоже мне, ударная сила Хеллсинг. Я ненавижу тебя, сука. Ненавижу всех, кто пошел против нас. Ненавижу всех, кто считает себя достойным войны. Достойна? Так докажи это! Я размахиваюсь и наотмашь наношу удар косой. По ее красивым голубым глазам. Кровь заливает мои руки и одежду, стекает теплыми ручейками по груди и животу - но этого мало. Твой хозяин убил Рип, мразь. А я убью тебя. Ты пройдешь через все, что было знакомо ей. Одной рукой я держу ее за горло, как щенка. Второй сжимаю ее предплечье и резко рву в сторону. Серас заходится воплем под хруст своих костей и суставов. Я продолжаю тянуть – ткани тела рвутся с таким же звуком, с каким рвется полотно. Наконец, с чмокающим вздохом рука расстается с телом. Их артерий и вен хлещет кровь, но это, право же, такие мелочи… Внизу слышится многоголосый вой моих вампиров. Я бросаю Серас в тот же угол, где лежит мужчина. Мусор к мусору. В окне, за маревом пожара, я различаю машину и фигуры людей. Именно людей – не смотря на отвратительную видимость, мои глаза подвести не могут. И, кажется, мне повезло – сама Интегра Хеллсинг приехала к нам на праздник всесожжения. Какая удача! Я поворачиваюсь, и только на краем сознания успеваю понять, что на меня смотрит дуло Харконенна. Черт! Но как она оправилась?! Выстрел отбрасывает меня на стену. Метко стреляешь, сучка, в яблочко! На месте сердца у меня дырка, оттуда стремительно убегает жизнь. Я перевожу взгляд на мужчину. Его обескровленный труп насмешливо смотрит на меня из угла. Я сглупила, как последняя идиотка, пускающая слюни где-нибудь в лечебнице. Щелчок! Оружие перезаряжено. Я лихорадочно пытаюсь уйти в тень, используя свое второе «я», но она не дает мне времени. Еще выстрел! Снова в сердце, точнее, в его остатки. Странно, но я не ощущаю боли. Как я так сглупила?! Я не могла, не могла! «А может, ты дала ей этот шанс, потому что хотела умереть,Зорин?..» Щелчок. Последняя пуля, предательски увязнув в медленном времени, летит мне в голову. Давай уже быстрее. Я не могу и не хочу бежать. Темнота. «А если меня убьют, Зорин?» «Не бойся. Я отомщу, и на том берегу Вальхаллы мы опять встретимся» «Ты меня не бросишь?» «Ты больше не будешь одна, Рип. Обещаю» *** Меня всегда считали сильной женщиной. Ха, рискнули бы поспорить! Не думаю, что после этого им спалось бы спокойно. Я создана для того, чтоб выполнять приказы и выкладываться на сто один процент. Не зря Док выбрал именно меня для опытов. Я сделала невозможное – выжила. Теперь меня побаивается и сам Док. Творец, мать его. Пожалуй, единственные, кто меня не боится, это Майор и Рип. Майор – оттого, что уверен в своей значимости. И он, черт его подери, прав: если не будет этого безумного человека, не будет и нас, Миллениума. А Рип… Я тихо крадусь по коридору к комнате Рип. Ей-Богу, напоминаю сама себе школьницу-вуайеристку, которая подсматривает за старшей сестрой, когда та запирается на ночь с парнем. Тьфу. Возможно, Шредингер в курсе моих ночных вылазок, от него сложно что-то утаить. Но остальным знать об этом совсем необязательно. Я всегда удивлялась, откуда у Рип Ван Винкль такая нежная кожа. Совсем как у недотроги-старшеклассницы. А еще она вся краснеет, когда я ее целую. Смешная… Рип появилась в организации позже меня, и я долго не могла понять, какого черта эта милашка с голубыми невинными глазками сюда приперлась. Пока не увидела ее в деле: все с таким же невинным и жестоким видом Рип следила за пулей, которая выбивала гулям мозги и прошивала сердца. Что ж, неплохо. Она как-то сразу всем стала симпатична, даже Майор выделял ее среди остальных. Рип явно старалась нравиться, и это подкупало. Всех, кроме меня. Пока не произошел некий мелкий инцидент. Тренировочное поле было исключительно моей территорией как главнокомандующей батальона. Каково же было мое удивление, когда я увидела там эту смазливую милашку, пуляющую по ярко раскрашенным целям. Скрипнув зубами от злости, я поспешила отвлечь ее от этой «идиллии». - Младший лейтенант Рип Ван Винкль, освободите плацдарм, - выпустить горький дым сигареты ей в лицо. - Но ведь ваши тренировки начинаются только через час? – она морщится, но смотрит как всегда наигранно-проказливо. Меня это только бесит еще больше. - Вас это касается в последнюю очередь! – я решила не скрывать свое раздражение перед этой выскочкой. Теперь милашка сняла свою приторную маску скромницы. Ее синие глаза злобно сверкнули: - Старший лейтенант Зорин Блитц, ваше время занятий согласно расписанию еще не наступило! – волевая девочка. Но сама фраза получилась чеканной и невыносимо пафосной. Черт, не могла же я этого терпеть даже от любимицы Майора! Я схватила ее повыше локтя и потащила к воротам. Хороша сцена, заметь нас сейчас кто-либо. Внезапно меня что-то ужалило чуть выше лопатки. Прилично так ужалило и вылетело со стороны груди, рядом с ключицей. Проклятье, больно! Я с удивление повернулась к Рип. Она стояла, держа свое дурацкое оружие наготове, глаза были настороженные и смущенные, будто она извинялась за столь резкие действия. Нет уж, извинениями не отделаешься, милашка. Видимо, Рип не знала, с чем имела честь только что связаться. Я медленно потянула мушкет на себя, впиваясь взглядом ей в душу. Она дернулась, что-то пискнула, но было уже поздно, я ее поймала, клетка захлопнулась. Мы были одни, пространство заволокло тяжелым фиолетовым туманом. Итак, Рип Ван Винкль, каков твой личный кошмар? Я заглянула ей в сознание - там была пустота. Посреди этого холодного пространства находилась темноволосая девушка. Рип? Она сидела, уткнувшись носом в колени. Я невольно подалась вперед и сквозь мглу увидела, что ей больно. Очень больно. Об этом кричала вся ее сжавшаяся в комочек фигурка. Руки, судорожно обнимавшие поджатые ноги, дрожали от едва сдерживаемых рыданий, ногти царапали кожу. В глазах я увидела хорошо знакомый мне животный ужас. И тут – чего раньше никогда не случалось - девушка увидела меня. Но против ожиданий она не испугалась моего получеловеческого лица. Она молниеносно вскочила на ноги и протянула ко мне перемазанные кровью руки. - Не уходи, не бросай меня! Не оставляй меня одну, мне больно! – но чем больше она старалась приблизиться, тем больше отдалялась. – Не уходи! Ее последний вопль был похож на крик смертельно раненного животного, он продирал до костей и выворачивал наизнанку. Я, вся в поту, вынырнула из сознания Рип. Такого тесного и реалистичного контакта у меня никогда не было, и я была немного дезориентирована. Да что паясничать, я была просто в шоке от силы ее эмоций и безнадежного отчаяния. Рип, всхлипнув, вырвалась из моих рук и убежала. Я, дернувшись было за ней, замерла. «Зачем?», - мысль промелькнула и тут же спряталась под натиском только что пережитых чувств, - «Потому что это ей надо!» И, уже на бегу, додумывала: «Черт, а мне-то оно зачем?» «Может, тебе самой хочется оказаться рядом с ней?» Я успела. Она еще не натянула свою маску кукольной милашки, она была собой. Я догнала ее, прижала к стене. Она яростно отбивалась, пытаясь не плакать и не смотреть мне в глаза. Но, конечно, я была сильнее. Она изловчилась и укусила меня, но это было не больно и скорее даже приятно. Все же я привыкла к намного более грубому обращению. Прижав ее руки к бокам, я обняла ее. Наверно, я чувствовала, что это лучшее из того, что я могу сказать или сделать. Рип замерла - либо от удивления, либо устав вырываться. - Я с тобой, - прошептала ей на ухо. Рип дрожала и была слишком холодной даже для вампира. Я попыталась отстранить ее лицо, чтоб понять, о чем она сейчас думает, но Рип этого не желала. Она уже не отталкивала меня, наоборот, она зарылась носом мне в майку и тихонько скулила. Я провела рукой по ее волосам, удивляясь их мягкости. Она вся была такая мягкая – в ее фигуре ничего воинственного или жесткого. Удивительно нежная кожа. Удивительно женственное тело. Я старалась касаться ее нежно, чтоб не сделать больно руками, привыкшими больше к оружию, а не ласке. Рип судорожно вздохнула и приподняла мокрое от слез лицо. Я с удивлением поняла, что она ищет поцелуя. И с не меньшим удивлением я осознала, что хочу эту девушку, хочу доставить ей удовольствие. Времени раздумывать просто не было, и я отдалась ощущениям. Губы Рип были такие же мягкие, как и она сама. Податливые, теплые, упругие. Еще соленые от слез. Я, осмелев, положила руки на полушария ее груди и выдохнула от удовольствия. Все же Рип была очень привлекательна. Я прижала ее спиной к стене, поглаживая ее длинное стройное тело. Рип нетерпеливо накрыла своей ладошкой мою и сама направила меня вниз, указывая нужные точки, задавая темп и ритм. На ее лице появился румянец, длинные пряди прилипли к влажному лицу, полуприкрытые глаза ничего не видели. Она сейчас могла только чувствовать, да и я тоже. Дыхание Рип участилось, она всем телом прильнула ко мне – пытаясь быть еще ближе, как можно ближе, тихонько и жарко застонала сквозь зубы – и обмякла, безвольно повиснув на моих руках. Позже, лежа в ее койке, мы говорили. Не о том, что я видела в ее душе, и не о ее прошлом. Только о будущем. Ее кошмары мы оставили позади. - Как ты думаешь, англичашки предоставят нам флот? – Рип уютно устроилась под моим боком, щекоча длинными волосами. - Предателей хватало везде и всегда, - философски ответила я, незаметно стараясь отодвинуться подальше от ее острого локтя. - Было бы здорово! Захватим флот – это будет неплохой альтернативой воздушной артиллерии. В любом случае облегчит перемещение армии… - Рип, увлекшись, активно жестикулировала и чуть не выбила у меня изо рта сигарету. - Ой, извини… - на этот раз смущение Рип вызвало во мне только желание ее обнять, что я не замедлила сделать. Рип положила голову мне на плечо, ее дыхание согревало мою шею. Она помолчала, собираясь с духом. - А если меня убьют, Зорин? – и замерла в ожидании ответа. - Не бойся, – я хрипло засмеялась. - Я отомщу, и на том берегу Вальхаллы мы опять встретимся. - Ты меня не бросишь? – я не вижу, но чувствую ее напряженный взгляд. - Ты больше не будешь одна, Рип. Обещаю.

Ответов - 4

Шинигами: Единственное, что меня смутило, слишком часто употребленное "сука" - можно было бы побольше синонимов, а то как-то неразнообразно) В целом фик весьма хорош, мне нравится, как вы пишете)

НатаЛи: няяяя.... спасибо. после долгого молчания я ожидала пару-тройку разнокалиберных тапок в свой адрес. тапки не полетели, что приятно. по поводу "суки" - это ее любимое ругательство. ну, мне так воображается. у Интегры - "ублюдок", а Зорин, думаю, более "конкретная" и менее деликатная дама.

Шинигами: НатаЛи ммм... ну, еще есть сволочь, дрянь, тварь... много чего)

НатаЛи: дрянь? бзззь... вполне.



полная версия страницы