Форум » All you need is love » "Любовь на расстоянии" » Ответить

"Любовь на расстоянии"

Tremi: «Любовь на расстоянии» Автор: Треми (Tremi) E-mail: curantur@yandex.ru Категории: Romance Персонажи: Алукард, Интегра Рейтинг: R Предупреждения: Nitinur in vetitum semper, cupimusque negata...* Содержание: Интегра уехала из Англии… кто защитит ее в случае опасности? Статус: закончено. От автора: Выше облаков, Мы с тобой начнем сначала, И сказать: «Люблю» Жизни всей нам будет мало… Интегра отдавала приказания Уолтеру, попутно просматривая лежавшие перед ней бумаги: - Финансовые отчеты в верхнем ящике стола, договора с поставщиками, на столе и… В этот момент зазвонил телефон. Оторвавшись от документов, Интегра взяла трубку: - Да. Хорошо. Позвоните нашим юристам… Нет, мой самолет вылетает сегодня. Да. Все. До свидания. Она со вздохом положила трубку: - Может, мне не лететь? Столько дел… Но Уолтер был категоричен: - Леди Интегра вы так давно уже никуда не выезжали… - Неправда, - запротестовала она. - Задания не в счет, - отрезал Уолтер. - Закончатся переговоры, отдохнете, погуляете по городу… Он замолчал, взглянув на ее скептическое выражение лица. - Хорошо… Мои вещи уже упакованы? Самолет через два часа. Уолтер кивнул: - Я лично за всем проследил. Интегра поднялась: - Я вернусь через неделю, будут проблемы, звони, я приеду. Уолтер снова кивнул. Он точно знал, какие бы проблемы не возникли, как бы сложно и тяжело не станет, он ни за что не позвонит леди Хеллсинг. Ей надо отдохнуть, хотя бы раз в жизни. Кроме того, Уолтер лелеял смутную надежду, что Интегра познакомится с каким-нибудь мужчиной, но… зная леди Хеллсинг… Интегра кинула последний взгляд на стол, заваленный бумагами, и вышла. - Уолтер, прикажи подать машину через двадцать минут, - распорядилась она. Как только он ушел, она немного растерялась. Ничего не надо было делать. Никакой работы в ближайшие двадцать минут, плюс все время четырехчасового перелета, не предвиделось. Работа это ее жизнь. И что делать, когда ее нет? Постояв минуту на месте, она развернулась и пошла к себе в комнату. «Может проверить багаж?» - с тоской подумала она, прекрасно зная, что этого не требуется, поскольку все, за что брался Уолтер, в пересмотре не нуждалось. В ее комнате, как всегда, царил безупречный порядок. Чемоданов не было. «Значит, Уолтер отправил их прямо в аэропорт», - с благодарностью подумала Интегра. Она подошла к окну. Близился вечер, но там, куда она летит, день только начинается. За ее спиной раздался холодный голос: - Можно? Интегра обернулась. Перед ней стоял и ухмылялся Алукард. Ее бессмертный вампир. Чудовище и монстр организации Хеллсинг. - Я не помню, что давала разрешение на посещение моей комнаты, - мрачно и холодно, под стать ему, ответила она. Его усмешка стала еще шире: - Что не запрещено, то разрешено. Интегра отвернулась: - Считай, что с этого момента запрещено… Зачем ты пришел? - Предложить мое сопровождение, хозяйка. Интегра пожала плечами: - С чего это вдруг? - Вы будете на другом конце земного шара, мне будет крайне сложно почувствовать вас. - Что значит «почувствовать»? - недовольно переспросила Интегра, вновь оборачиваясь и встречаясь взглядом с вампиром. - В случае опасности, - пояснил Алукард, внимательно наблюдая за ней. - Это не нужно, - спокойно произнесла Интегра, - я лечу на конференцию, на деловые переговоры, не думаю, что мне что-то угрожает. Алукард склонил голову: - Возможно. Интегра чуть улыбнулась. - До свидания, хозяйка. Он исчез. - Увидимся через неделю, Алукард, - тихо прошептала Интегра. Через пятнадцать минут, от главного входа особняка, отъехала белая машина. *** Интегра с некоторым опасением поднялась на борт роскошного белого лайнера, который доставит ее на место назначения. Она не любила летать, и каждый раз немного нервничала, садясь в самолет. Стюардесса быстро провела ее в салон первого класса и попросила пристегнуть ремни безопасности. Она и забыла, как это делается. Пришлось чуть повозиться. Наконец, облегченно вздохнув, Интегра откинулась в кресле и закрыла глаза. «Всего-то четыре часа, четыре часа, и я на месте», - подумала она. «Скоро я потеряю с вами связь, хозяйка», - насмешливый голос вампира в голове. «Алукард, во время моего отсутствия выполняй все приказания Уолтера» «Вам следовало взять меня с собой» «Присматривай за Серас» «Еще не поздно, просто позовите меня» «Никаких безумных поступков. Веди себя прилично» «Возвращайся скорее, Интегра. Я буду ждать» - Виски, - обратилась Интегра к проходящей стюардессе, услужливо склонившейся к ней. Яркое солнце ослепило ее на несколько минут. Ветер, неизвестно откуда налетевший, взлохматил волосы. Вокруг нее ходили, бегали какие-то люди, торопящиеся по своим делам. Интегра невозмутимо ждала. Плотный поток обтекал ее, иногда кто-то нечаянно толкал, но она словно ничего не замечала. - Интегра Уингейтс Хеллсинг? - какой-то мужчина обратился к ней. Она едва заметно кивнула. - Добро пожаловать. Машина ждет. Интегра не спеша направилась к припаркованному автомобилю. Перед ней учтиво открыли дверцу. Все так же отстраненно, она опустилась на сиденье. Хлопнула дверь, машина тронулась с места, постепенно набирая скорость. За окном проносились удивительные пейзажи, необычные архитектурные постройки. Интегра, скрестив руки на груди, устало всматривалась в новый для нее мир. Она привыкла к Англии, где сыро и пасмурно, где царит туман, где все серо и по холмам бродит северный ветер. Эта страна являлась полной противоположностью ее родине. Теплый ветер, много солнца, где на фоне загорелых прохожих, даже Интегра выглядела бледной. И жара. Она подумала и расстегнула пиджак. До конференции два дня. И чем прикажете ей здесь заниматься? А все Уолтер, буквально выпроводивший ее из особняка ее предков. Интегра почувствовала, как машина замедлила ход и остановилась. Дождавшись, пока ей откроют дверцу, Интегра вышла. Запрокинув голову, она осматривала гостиницу, которая станет ей домом на эту неделю. Мавританский стиль, ничего особенного. Услужливый шофер проводил ее до фойе: - Ваши вещи уже доставлены. - Спасибо, - поблагодарила Интегра чуть усталым тоном с каплей небрежности. Она выросла в этом обществе, со слугами и подчиненными, и воспринимала все как должное. Чеканя шаг, Интегра направилась к ресепшену. Проходящие дамы чуть удивленно смотрели на нее, и только хорошее воспитание удерживало их от возгласов, мужчины оборачивались, недоуменно задаваясь вопросом, откуда здесь эта смуглокожая красавица, с властными манерами и холодным, пронизывающим взглядом. Интегра сжала кулаки. Ну да, она среди них, как белая ворона… Да еще и в мужской одежде. Делая вид, что ничего не замечает, она подошла и, холодно сверкнув очками, спросила ключ от своего номера. Забронированного заранее, разумеется. «Все хорошо», - успокаивала она себя, поднимаясь на лифте на свой этаж. Вставив ключ в дверную скважину, Интегра легко повернула его и очутилась в своем номере. Уютный, этим единственным словом, пожалуй, можно описать весь ее пентхаус. Пастельные тона, нежно персиковый и бежевый цвет повсюду. Много мягких маленьких подушечек, на столах идеально составленные букеты живых цветов. Повсюду витает какой-то нежный, приятный запах. Шаги глушат толстые пушистые ковры. Тишина и покой. Она к этому не привыкла. Медленно Интегра обошла весь свой номер. Особенно ее поразила гигантская кровать с балдахином, полупрозрачной персиковой тканью так изящно опутывавшей эту огромную постель. «Они что, думают, я буду развлекаться здесь с мужчинами?» - чуть раздраженно подумала она. Но только посмотрев на это ложе, Интегра поняла как ее вымотал этот перелет. «В душ, сейчас же», - скомандовала она себе. В ванной нашелся и теплый махровый халат, и много полотенец, а также множество всевозможных баночек с кремами и шампунями. Стоя под прохладной водой, смывая с себя усталость и волнения сегодняшнего дня, Интегра мысленно перенеслась в свой особняк. «Надеюсь, у Уолтера все хорошо», - немного тревожно подумала она, ощутив укол совести. В конце концов, нельзя было сваливать всю работу на дворецкого. Он и так для нее много сделал. Поплотнее завернувшись в халат, Интегра проверила, заперта ли дверь, и только после этого позволила себе упасть на кровать и заснуть. Проснулась она от холода. Открыв глаза, Интегра некоторое время соображала, где находится. Все правильно, она там, где должна быть. Леди огляделась: она заснула прямо на покрывале, неудивительно, что ей стало холодно. Ночи здесь, все же прохладные. Перекатившись, Интегра сдернула покрывало прямо на пол, и забралась под толстое, невесомое одеяло. Свернувшись комочком, она вновь погрузилась в сон. Утро принесло много сюрпризов. Открыв чемодан, Интегра недоуменно перебирала одежду. Явно не свою. Вместо привычных костюмов, какие-то платья, юбки, невесомые газовые блузки, кофточки, несколько пар туфель, как на высоких, так и на низких каблуках, пара вечерних платьев. «Что за черт? - недоуменно вскинув брови, вопрошала саму себя леди Хеллсинг. - Что это такое?» Внимательно осмотрев чемоданы, Интегра пришла к выводу, что это все же ее собственность, по крайней мере, стояла ее гравировка. Вот только маленькое «но», вещи не ее. «Та-а-ак, - протянула она, начиная догадываться, - ну Уолтер, ты мне за это ответишь!» Ее гнев сменился растерянностью. Что теперь делать? Ей некогда бегать по магазинам и заказывать себе одежду, но и носить это… Еще раз поклявшись убить Уолтера, Интегра обреченно начала выбирать себе одежду на сегодняшний день. Ее выбор пал на иссиня-черные воздушные брюки и короткий приталенный пиджак. К ним прилагались черные блестящие босоножки на тонком маленьком каблучке. Нашлись также и затемненные черные очки. Оглядывая себя в зеркало, Интегра все же не могла не восхититься: одежда сидела на ней идеально, явно сшитая на заказ, по ее фигуре. С каким-то новым, странным чувством, Интегра подумала, что если кто-то теперь и обернется ей вслед, то явно не потому, что она выглядит как-то не так. Позвонив по телефону вниз, она заказала машину. Интегра собиралась осмотреть город. - Остановите здесь, - попросила она. Вокруг расстилался цветущий парк, с гигантскими деревьями, явно не посаженными, а растущими здесь несколько сотен лет. По длинным дорожкам гуляли беззаботные люди, бегали маленькие смеющиеся дети. На лавочках сидели ухоженные старушки с вязанием. Интегра медленно шла мимо, удаляясь от суеты и шума окружающего мира. По одной из тропинок она вышла к озеру, его прохладе и чистоте. Она наклонилась через перила мостика. На нее глядела молодая красивая девушка, немного грустная и раздосадованная. Но такой она была не всегда, а только наедине с собой, для окружающих на ней всегда была надета маска безразличия и холодности. Нет, она не жалела себя, не оплакивала свою жизнь и ни на что не жаловалась. Просто иногда, в чем она не хотела признаваться самой себе, она чувствовала себя одинокой. Да, рядом всегда Уолтер, но это не то, совсем не то… Эти мысли приходили к ней редко, у нее просто никогда не было времени себя жалеть, да она и не такая. Она сильная уверенная в себе. И это правда. Как правда и то, что все сильные люди иногда подвержены сомнениям. О ее мыслях не знал никто, пожалуй, кроме Носферату. Впрочем, Алукард никогда не позволял себе хоть тень намека, что он знает… Знает ею всю. Такую, какая она есть на самом деле. Все-таки, странные у них отношения. Интегра до сих пор не могла правильно сформулировать то, что происходит между ними. И, наверное, не сможет никогда. Слишком большая гамма различных чувств в душе у каждого из них. Хотя, если у вампиров душа? На этот вопрос, дать ответ не может никто, а жаль. «Алукард», - Интегра тихо позвала его. Тишина, лишь ветер качает верхушки деревьев. Он не слышит ее, он слишком далеко от нее, он предупреждал ее об этом. Но попытаться все же стоило. Зачем? Она и сама не знала ответ на этот вопрос. Просто вдруг ей захотелось, обратно в Англию, в свой особняк, к своей работе, захотелось увидеть хотя бы одно знакомое лицо, в этой чужой стране. «Хватит, - Интегра жестко оборвала себя, - я вернусь через неделю, может даже раньше. Я уехала не навсегда. Скоро я вернусь домой». И, твердо стуча каблуками по асфальтированной дорожке, Интегра пошла к ожидавшей ее машине. У нее оставался еще один день до собрания, а потом она может вылететь в Англию, немедленно. Эта мысль согревала ей сердце. «Никогда больше никуда не полечу», - злорадно думала Интегра, отыскивая в своих вещах что-то для прогулки. Она не была рядовым туристом. Ее не привлекали местные достопримечательности, музеи, театры, выставки. Больше всего ей просто нравилось гулять по городу. «К черту эту страну, уеду отсюда завтра же. И пусть Уолтер обижается сколько угодно» А раз так, надо одеть что-то необычное, напоследок. С сомнением она извлекла цветастую юбку по колено и летящую кофту зеленого цвета, фантастически сочетавшегося с ее глазами. «Ну что ж, почему нет?» - философски спросила у самой себя Интегра. Перед выходом из гостиницы она взглянула на себя в зеркало. «Неплохо» В этот раз все проходящие мимо мужчины оглядывались ей вслед. Это утомляло, а потом начало раздражать. И когда один отважился к ней подойти, Интегра, не стесняясь в выражениях, доступно объяснила прохожему, куда ему надо идти. С чувством выполненного долга она продолжила прогулку. Когда она поняла, что что-то не так, было уже поздно. Интегра забрела на тихую безлюдную, отдаленную от центра улицу. Услышав шум колес сзади, она отступила на тротуар, давая проехать машине, но она, обогнав ее, остановилась. Нимало не опасаясь, Интегра спокойно шла вперед. Поравнявшись с автомобилем, она все же ускорила шаг, опасаясь, что еще один мужчина захочет познакомиться и предложит приятно провести вечер. В этот момент дверца распахнулась, вынырнувший из нее мужчина подскочил к ней, и, зажав ей рот каким-то платком, с резким запахом, затолкал в машину. Уже теряя сознание, Интегра вспомнила, что оставила в отеле два своих маленьких пистолета, поскольку в этом наряде деть их было просто некуда. Все тело болело и ныло. Руки затекли от веревок, которые к тому же ужасно резали. Ноги не слушались, а в голове все плавало в каком-то тумане. Интегра прищурилась и огляделась. Она сидит на каком-то стуле, связанная по рукам и ногам, во рту кляп. Рядом какие-то люди. К ней подошел один из них, Интегра вгляделась в него, пытаясь сфокусировать взгляд. - Ты переборщил с дозой, она не в себе, - голос слышался то в отдалении, то совсем близко. - Вколи ей еще два кубика, только осторожно. К ней подносят шприц, она дергается, но ничего не может сделать. Интегра почувствовала, как иголка впивается ей в тело. Все начало кружиться в бешеном танце, пока темнота не накрыла ее с головой. Дрожь во всем теле, озноб. То ли от холода и темноты, окружавших ее, то ли от того вещества, что ей вкололи. Интегра с трудом села. Она больше не была связана. Еле удерживаясь на ногах, она поднялась и на ощупь прошла по комнате. Насколько она могла судить, ее темница небольшая, находится под землей. Окон нет. Дверь одна - железная. Нечего и думать, чтобы выбить ее. И дьявольский холод, а она еще и легко одета. С трудом Интегра вернулась на свою койку. Сев и обхватив себя руками, попыталась согреться. В голове куча вопросов: что это за люди? Зачем она им? Что они собираются с ней делать? Дверь распахнулась. В потоке света Интегра разглядела двух мужчин. Они, грубо подхватив ее, поволокли куда-то по коридору. У нее не было сил даже сопротивляться. Толкнув ее в кресло и связав, они удалились. Интегра ждала. Беспомощная, впервые в жизни. К ней наклонилось лицо, искаженное ненавистью и злобой: - Вы слышите меня, Интегра Уингейтс Хеллсинг? Я вижу, что слышите. Не догадываетесь, зачем вы здесь? Нет? Ну что ж… - Что вам нужно? - выдавила Интегра, вновь чувствуя головокружение и тошноту. Хлоп. Удар по лицу. Ее голова мотнулась в сторону. Одна щека ярко заалела. - Здесь я задаю вопросы, это понятно? - Ублюдок, - прохрипела она, бросая на него яростный взгляд. Еще удар. Из уголка губ тоненькая струйка крови. - Ты за это ответишь, мразь. Снова сильный мужской удар. Как больно. Господи. - А ты явно не понимаешь с одного раза, - ласковый голос, абсолютно не сочетающийся с поведением. - Да пошел ты, - выдохнула. На этот раз боль в области солнечного сплетения. Не будь она связана, рухнула бы на пол. Кислорода не хватало, было нечем дышать. И боль. Сильная, невыносимая, ни с чем не сравнимая. - У нас достаточно времени научить тебя хорошим манерам, Хеллсинг, - издевательский голос, режущий уши. И снова темнота. Боль. Везде и всюду. Каждое движение, даже малейшее, и воздуха нет. Нечем дышать, перед глазами разноцветные круги. Ей снова что-то вкололи. Какой сегодня день? Третий, четвертый? Она помнит только раз за разом освещенную комнату, подонка, задающего ей какие-то вопросы, и удары. С каждым разом все сильнее, все невыносимее и болезненнее. Сейчас день или ночь? По всему телу синяки, кровоподтеки и ссадины. Одна хрустнувшая кость, хорошо, если не перелом. Следы от бесконечных инъекций. И большие потери крови. Может, оно и к лучшему? Потеряв большое количество крови, человек становится нечувствительным к боли. И никто не знает, что она здесь. Уолтер никогда не позвонит в отель, она сама запрещала ему сентиментальничать. Дворецкому не скажут, что его леди пропала. А эти твари, что держат ее здесь, наверняка отправят какой-нибудь факс, где будет сказано, что она решила остаться здесь еще на недельку-другую. Уолтер будет только рад, что его малышка Хеллсинг, наконец, нормально отдыхает. Ему и в голову не придет, что с ней происходит. Алукарда тоже нет. Он ее не слышит. Он ее предупреждал. Почему она его не послушала? - Алукард, - тихо прошептала Интегра в темноту. - Алукард, где ты? Ты скоро станешь свободным, слышишь? Твоя хозяйка умирает, знаешь? Скоро, совсем скоро, тебе недолго ждать. Огнестрельное ранение в руку. Теперь она точно умрет. Если не от избиений, то от заражения крови. Рану ей так никто и не перевязал. Или от холода. Ледяного, как сама смерть. А ведь ей так хочется жить.

Ответов - 9

Tremi: Выстрелы, крики, или ей это только снится? Грохот – дверь отлетает в сторону. В проеме появляется фигура. Интегра сжала губы, чтобы не застонать. Сколько можно? Она все равно не сдастся. Она никогда не сдается. - Хозяйка, - голос. Такой знакомый. - Алукард… - Что эти ублюдки с вами сделали? - тщательно скрытая ярость в голосе. Интегра прикрыла глаза. Это, наверное, сон. Он не мог здесь оказаться. Кто-то поднял ее на руки и вынес из этой ужасной комнаты. - Ты холодная как лед, Интегра, ты умрешь, если не согреешься. Ну же, давай, открой глаза, посмотри на меня! Она не смогла сказать ему, что у нее просто нет сил. Но он понял все и так. Он занес ее в какую-то комнату, непохожую на ту, где ее пытали. Диванчик, кофейный столик, единственное, что она успела увидеть. Алукард бережно опустил ее на диван. И примостился рядом. - Кажется, выбора ты мне не оставила, - еле слышно пробормотал Носферату, разглядывая, лежащую в беспамятстве, свою Хозяйку. Он начал раздевать ее и себя. В полубессознательном состоянии она чувствовала его руки у себя на груди, от которых становилось жарко, его разгоряченное тело под белоснежной рубашкой. Черные волосы, падающие ему на глаза, его губы, терзающие ее… Взрыв, ослепительная вспышка, жар. И вновь привычная темнота. - Алукард, - тихо прошептала она, чуть шевельнув губами. - Я здесь. Действительно, он был рядом и обнимал ее, сжимая в объятиях, укутав ее обнаженное тело своим плащом. Только он, в отличие от нее, был одетым… не полностью, правда. Он неловко встал, старательно отводя взгляд: - Я пойду, найду какие-нибудь лекарства. Скоро вернусь. - Не уходи. - Я быстро, - ласковая улыбка маньяка, - здесь никого не осталось, не бойся. И быстро вышел. Она приподнялась, с трудом удерживаясь от вскрика. Медленно оделась, но плащ не сбросила. Ей было так тепло и не хотелось расставаться с единственным греющим предметом, тем более что другой предмет ушел искать лекарства. Он действительно быстро вернулся с найденной аптечкой. Мрачно оглядев все ее синяки, ссадины и раны, он пожалел, что убил всех. Надо было оставить парочку, для развлечений. - Приподними рубашку, - приказал он. - Я хочу осмотреть твою рану. - У меня их много, - криво усмехнувшись, произнесла она. - Я знаю. Тут покраснела она. Спустив кофту, она обнажила плечо и ниже. Кончиками пальцев, Алукард ощупал рану. - Навылет, - констатировал он, - могло быть хуже. Но перевязать надо. Вампир достал спирт: - Надо продезинфицировать, - пояснил Носферату, - хотя может быть уже поздно, - задумчиво прибавил он. - Будет жечь, - честно предупредил Алукард. - Терпи. Открыв бутылочку, он щедро полил на рану. Интегра дернулась. Алукард железной хваткой вцепился ей в руку, не давая вырвать ее. Через минуту он уже перевязывал рану бинтом. Затем, покопавшись в аптечке, вынул какую-то таблетку и дал ей выпить ее. - Что это было? - осведомилась Интегра. - Обезболивающее. По крайней мере, так было написано на упаковке, - ухмыльнулся он. - Как ты здесь очутился, Алукард? Ты же говорил, что не сможешь… - вдруг спросила Интегра. - Не знаю, - медленно выговаривая каждое слово, ответил вампир, - просто почувствовал… что-то… и сразу понял. Он о чем-то размышлял и, казалось, полностью ушел в себя. - Спасибо. - Пожалуйста. Он присел рядом на диван. Поколебавшись, Интегра положила голову ему на плечо и заснула. Алукард сидел неподвижно, опасаясь, что даже незначительное его движение, пробудит ее от целебного сна. Когда она открыла глаза, он все еще был рядом. Интегра прикрыла веки. Все хорошо. Она в безопасности. Отец был прав: Алукард единственный кто может ее защитить. И, тем не менее, надо вставать. Сейчас. Интегра приподнялась. - Как ты? - спросил вампир. Она встала и попыталась пройтись. Получилось с трудом. Алукард внимательно наблюдал за ее передвижением. Интегра прислонилась к стене и поймала свое отражение в зеркале. - Ужасно, да? - усмехнулась она. - Люди, почему вы так зациклены на внешности? - со смешком спросил Носферату, не спуская с нее взгляда красных гипнотизирующих глаз, из-за которого ей становилось неловко. Интегра посмотрела на него, скептично хмыкнула… И тут же отметила отсутствие галстука. Она никогда не видела его без этой части одежды. Исключая те случаи, когда он полностью перевоплощался. Она тут же пробежала взглядом по всей фигуре вампира. Расстегнутая рубашка, открывающая белоснежную мраморную кожу, смятый плащ, в беспорядке взлохмаченные черные волосы, падающие неровными прядями на лицо… Интегра похолодела. - Хозяйка, - скривился вампир. Интегра медленно сползла на пол. Значит, это был не сон. Она стала женщиной. С кем? С Алукардом, бессмертным вампиром, монстром и чудовищем организации Хеллсинг. Ее первый мужчина… и, вероятно, последний. Носферату тяжелыми широкими шагами приблизился к ней. - Никто ничего не узнает, - тихо произнес он. Она подняла на него глаза, полные гнева и отчаяния. - Как ты посмел?! - У меня не было выбора, - без сожаления пожал плечами Алукард. - Выбор есть всегда, - процедила Интегра. В ее голове замелькали картинки этого события. Каждая жгла своей фантастической реалистичностью. По телу пробежала, непонятно откуда взявшаяся, сладостная дрожь. - Чему ты улыбаешься? - презрительно поинтересовалась она. Алукард снисходительно смотрел на нее сверху вниз, не делая попытки помочь ей встать. - Ты сама этого хотела, Хозяйка. - Что?! - Интегра захлебнулась криком. - Ты думала об этом, верно? - глаза вампира насмешливо сверкали. Она замерла, не в силах возразить. Носферату был прав. Да, думала. Сложно не думать о таком, особенно когда в твоем подчинении мужчина. Неужели у нее и впрямь есть чувства к вампиру? Нет, не может быть. Тогда как объяснить те сны, от которых ей становилось то жарко, то холодно, которые бросали ее в дрожь. А потом утро приносило жестокое разочарование? Сны, которые она забывала каждый день и которые так упорно возвращались к ней ночью, терзая ее сознание, заставляя сжимать пальцы на руках и кусать губы. Словно наваждение, исчезающее с рассветом. - А ты? - вдруг спокойно спросила она, поднимаясь с пола и меряя его неожиданно острым полыхнувшим взглядом. Вампир издал тихий смешок. - Когда ты спросила меня, как я здесь оказался, что, по-твоему, я должен был ответить? Ты буквально загнала меня в угол, Интегра, отдаю тебе должное, ты и вправду стала сильнее… Она спокойно смотрела на него, и он не мог расшифровать ее взгляд. Он так и не научился понимать людей. - Значит, да, - констатировала леди Хеллсинг. Алукард молча повернулся и подошел к дивану. Сев, он некоторое время неподвижно созерцал стену напротив. Интегра медленно подошла и присела рядом: - Ну и что нам теперь делать? - задала она главный вопрос. Не отвечая, Носферату привлек ее к себе. Вопрос был решен. *** Они были в ее номере. Интегра уже почти полностью оправилась от ран, чтобы без риска показаться Уолтеру, от которого все было решено сохранить в тайне. Развалившись, вампир мирно спал на ее кровати. Интегра собирала вещи. Пора домой. Господи, как она соскучилась по дому. Хватит с нее путешествий. Интегра и не заметила, как в дверях появился Алукард. Подойдя к ней, он заключил ее в свои объятия. Она вздрогнула от неожиданности, но потом расслабленно откинулась в его руках. - Не пугай меня, - Интегра чарующе улыбнулась. От этой улыбки у него закружилась голова. Он и не знал, что она умеет так улыбаться. - Не понимаю, откуда у тебя такая власть над моим несуществующим сердцем, - констатировал Алукард, губами касаясь ее шеи, в то время как его руки все сильнее прижимали ее к себе. - Ты когда-нибудь сведешь меня с ума, - прошептала она, поворачивая голову и встречаясь с ним взглядом. Он не ответил, только улыбался каким-то своим мыслям. Как-то незаметно они очутились в ее спальне. И Уолтер был не прав. Она таки привезет мужчину из этого путешествия. Но кто сказал, что это будет обычный мужчина? The End.

Хищник: Скажу коротко, как привык. Есть несколько фраз, которые я написал бы по-другому, но в целом - понравилось. А как от упёртого поклонника этой пусть странной, но достойной пары - спасибо!

Tremi: Хищник пишет: Есть несколько фраз, которые я написал бы по-другому Будь моя воля (а точнее чуть больше времени и меньше лени) я минимум половину бы переписала) Ибо, к сожалению, по прошествии некоторого времени начинаешь смотреть на свое творчество по-другому. Я уж не говорю о том, что автор (как правило) совершенствуется и старается не оглядываться на изначальное) Хотя произведения свои любит все равно, даже те, которые кажутся ему не такими замечательными, как когда-то)) А как от упёртого поклонника этой пусть странной, но достойной пары - спасибо! Спасибо

Шинигами: *лениво размяла пальчики* Оххх... захвалили вы мою подопечную... ну и я тоже кой-чего скажу. Именно с этого произведения началась моя безграничная любовь к творчеству Треми. И именно по нему я судила, насколько быстро моя девочка растет. Из всех ее старых вещей эта, пожалуй, лучшая. Не без своих недостатков *самый яркий - очень косвенная обработка сюжета*, но и с кучей достоинств *что ни говори, язык хорош, да и характеры "потоптаны" слабо по сравнению с отальным*. Вывод: эта вещь имеет право входить в "Голдн коллекшн оф Треми'с сторис". Я говорю как человек, только из этого произведения вытащивший с полторы сотни ошибок. Расти, моя дорогая, ибо нет предела совершенству.

Tremi: Шинигами пишет: Именно с этого произведения началась моя безграничная любовь к творчеству Треми Да ладно! Позволю себе не поверить)) И именно по нему я судила, насколько быстро моя девочка растет Во многом благодаря тебе, моя горячо-обожаемая бета Ну это ты и так знаешь)) Я говорю как человек, только из этого произведения вытащивший с полторы сотни ошибок. Ммм... что касается недостатков, они вне сомнения есть. Но, ключевые слова здесь: "старая вещь" ;) Расти, моя дорогая, ибо нет предела совершенству. Знаю))

Гайя: Там еще ошибки есть, нехватка знаков. Но рядом с невероятным, потрясающим, эмоциональным исполнением... Есть фразы, которые вытащу в цитатник, если госпожа позволит. Госпожа позволит?

Tremi: Гайя пишет: Госпожа позволит? Ты смеешься? Конечно позволю)))

Марико.: ВАУ!!!!!!!!!!!Все, что я могу сказать!!!!*медлено пьет лошадиную(скорей слоновую) дозу валарьянки*

ILDARNOSFERATYALYKAR: Автор фан получился клас как все фаны такого рода у тебя ( всоре что на ты ) авторша прими мои сердечные поздравления !!!!!!



полная версия страницы