Форум » All you need is love » Я остаюсь (NC-17; Drama, Romance, Hentai; Алукард/Интегра) » Ответить

Я остаюсь (NC-17; Drama, Romance, Hentai; Алукард/Интегра)

Senbonzakura104: Название: “Я остаюсь” Автор: Senbonzakura104 Email: nasta104@rambler.ru Бета: я всё сама^_^ Категории: Drama, Romance, Hentai (прим.администрации - AU, OOC) Персонажи: Алукард/Интегра Рейтинг: NC-17 Содержание: А что, если бы Интегра не была главой организации Хеллсинг и хозяйкой Алукарда, а была бы обычной девушкой? Статус: закончено От автора: каким бы странным это не казалось, но этот бред навеян песней Китай – После дождя - Привет. - Привет. - Я на минутку. - Проходи. Иду за ней в маленькую кухоньку. Она в одной рубашке уселась на подоконник, свесив ноги за окно, закурила. Я подошёл и обнял её. - Ты знаешь, зачем я пришёл? - Знаю. - Ничего не хочешь сказать? - А что я могу сказать, раз ты уже всё решил без меня? - Прости. Но так будет лучше. - Я знаю. Я развернул её к себе, и она обвила меня своими божественными ногами. - Да что ты знаешь, глупенькая… Целую её: страстно и в то же время осторожно, нежно и в то же время властно, аккуратно, чтобы не задеть её прелестные губы клыками. - Я не хочу уходить. - Так останься. - Мне нельзя. Мне вообще нельзя было в неё влюбляться. Какого чёрта меня тогда занесло в тот клуб? Вампирам не желательно появляться в человеческих ночных клубах. И зачем только я туда пошёл? Сейчас уже не помню. Бесцельно бродил среди отрывающихся на полную катушку безмозглых девушек, одурманенных дешёвым кокаином парней и увидел её. Она танцевала самозабвенно, закрыв глаза, двигая своим сексуальным телом в такт грохочущим басам, попадая точно в ритм. Она показалась мне богиней. Я долго наблюдал за ней, не сводя глаз, а потом, когда она уселась за барную стойку, подошёл к ней. Как ни странно, она первая заговорила со мной. - Следишь за мной? - С чего ты взяла? - Я заметила тебя ещё давно. Ты за мной наблюдал. - Не мог оторвать от тебя глаз. Она затянулась и развязно выпустила сигаретный дым прямо мне в лицо. - И что во мне такого? Вместо ответа притягиваю её к себе и нагло впиваюсь в ярко накрашенные губы. Она отвечает мне так же, с желанием и даже похотью. Но продолжалось это не долго. Она первой оторвалась от меня и с искрящимся в глазах интересом поинтересовалась. - Ты до утра ничем не занят? - Нет. А ты? - И я вроде нет. Тогда нам ничто не помешает. Боже, её загадочная, ехидная улыбка уже тогда свела меня с ума. Мы попросту ворвались в её квартиру, чуть не выломав дверь. Мы не целовались, скорее, кусались, не обнимали друг друга, душили в объятьях. Она на отпрянула на пару секунд, чтобы закрыть дверь. - Постой. Я должен тебе кое-что сказать. - Молчи… Целует меня: губы, шею. Её руки уже забрались под мою рубашку, и она впивается аккуратно наманикюреными ноготками в кожу. Я пытаюсь сопротивляться, хотя это плохо получается. - Нам нельзя. - Я сказала, молчи! - Выслушай меня. Он перестала покрывать меня поцелуями. - Ну и что не так? - Ты не поверишь. - Тогда зачем ты меня остановил? - Это нарушение всех правил. - Милый, мне 23. Она расхохоталась и начала расстёгивать своё дико короткое атласное кроваво-красное платье. - Я не о возрасте. Это нарушение законов моего мира. Понимаешь, мой мир отличается от твоего. - Так. На монаха ты не похож. Дай-ка подумать… Ты гей? Опять этот смех. Заливистый, звонкий и такой притягательный. - По-моему с моей ориентацией всё в порядке. Просто я не человек. Тебе не показалось, что моё тело слишком холодное? - Это не такая уж и большая проблема. Я её быстро решу. Когда только она успела стянуть себя платье? И почему она интересно не носит нижнего белья? На ней остались только ярко красные туфли на невозможно высокой платформе. - Только не говори, что моих клыков ты тоже не заметила. - Заметила. Но сейчас и не такое можно встретить. - А если я скажу, что уже около шести сотен лет я мёртв? - Но ты стоишь сейчас передо мной. Значит, ты жив. - А если я скажу, что проклят? - Наплевать. - Я вампир. - А я ведьма. - Я не шучу. - Я тоже. - Я серьёзно. Ты понимаешь, что я вампир? - Кажется, я уже сказала, что мне наплевать. - Как хочешь, детка. Но ты можешь не проснуться завтра утром. - Ты тоже. - О чём вспоминаешь? - Как встретил тебя. - Ой! Лучше не напоминай. Я тогда выглядела как шлюха. - Нет, милая. Ты выглядела как богиня. Иначе бы я не влюбился. Она опустила глаза и уткнулась лбом мне в плечо. - Ты мёртв. Ты не можешь любить. Я нежно взял её за подбородок и приподнял его, вглядываясь в ослепительно-бирюзовые глаза. - Кажется, мы об этом уже говорили. И я доказал тебе, что могу любить. - Ну, прости. Я просто хотела тебя позлить. На секунду она невесомо коснулась своими губами моих, а затем толкнула меня в грудь с такой силой, что я упал на пол. А она села на меня верхом и стянула с себя рубашку. - Повторим? - Я не против. Она неторопливо расстёгивает каждую пуговку на моей рубашке и нежно целует меня в губы. Я ласкаю её совершенное тело, пытаясь не думать о том, что делаю это последний раз. Она уже избавила меня от одежды и изящно прогнувшись, начала медленно насаживаться на меня. Когда я полностью оказался в ней, мы одновременно протяжно простонали от удовольствия. Она двигалась сначала медленно, гибко извиваясь, затем быстрее, постанывая каждый раз, когда я осторожно кусаю её за грудь, а потом она полностью отдалась своим ощущениям, ускорившись до бешеного ритма. Её стоны точно разбудили всю округу. Я смотрю в её томно прикрытые от наслаждения глаза, любуюсь на приоткрытые от желания губы, и не хочу верить в то, что ласкаю эту невозможную женщину последний раз. Она прикусила нижнюю губу, издав низкий грудной стон, впилась ногтями мне в плечи и обмякла, упав прямо на меня. - Ты безумная фурия. - Меня ещё рано хвалить. Я не закончила. Соблазнительно подмигнув мне, она мягко опустилась вниз, и пошло облизнув высохшие от оргазма губы, обхватила меня и начала ритмично ласкать языком. Она всегда сводила этим меня с ума, доводила до полного изнеможения. Очень скоро я с громким стонам излился в её прелестный ротик. - Вот теперь можешь говорить. Она легла рядом, прижалась ко мне и, закинув ногу мне на бедро, обвив мою шумно вздымающуюся грудь своими изящными руками, прошептала мне на ухо. - Не уходи… Я слышу её тихий, еле различимый шепот, чувствую её сбивчивое дыхание и понимаю, что моё мёртвое сердце до сих пор может чувствовать боль. Кажется, что оно расколется в тот миг, когда я в последний раз уйду из её квартиры. Уйду навсегда, бросив её, мою богиню. - Не могу. Прости… Но ты же понимаешь, что я больше не приду. - Ты не можешь оставить меня одну… Я умру без тебя… - Я уверен, что такая сильная девочка как ты выдержит это. Ты знаешь, я пришёл проститься… - Хм! Она резко поднялась с пола, накинула на плечи свою рубашку и, прислонившись к окну, закурила. - Инт… - Замолчи! Встав с пола и быстро одевшись, я залез на подоконник и сел, опираясь на откос окна. - Глупо злиться. Я всё равно уйду. - Ну и иди, если ты этого так хочешь! - Я не хочу. Так надо. Она посмотрела мне в глаза. Я увидел, что гнев них переходит в отчаяние. Она забралась на подоконник и села, прижавшись спиной к моей груди. Примерно час она молча курила одну за одной. - Инт, на счёт курения. - Иди к чёрту. Я, кажется, говорила, что не собираюсь бросать. - Я не об этом. Дай мне. Она протянула почти пустую пачку и зажигалку. Затянувшись, я закашлялся. - Чёрт! Как ты куришь такие крепкие? Она пожала плечами. - Привыкла. Докурив сигарету до самого фильтра, я понял, что дальше откладывать мой уход уже просто невозможно. - Мне пора. - Угу. Нежно чмокнув её в затылок, я слез с окна. - Закроешь дверь? - Закрой своим ключом. - Но я же всё равно не вернусь. - Знаю, просто так мне будет спокойнее. Это показалось мне странным. Обычно она всегда закрывала за мной двери. Что ж… Сегодня у нас не очень обычный день, поэтому сделаю так, как она сказала. - Прощай. - Иди уже! Я медленно развернулся, в последний раз посмотрев на её идеальный силуэт, и вышел из квартиры, закрыв дверь своим ключом. Как я и думал – боль в сердце невыносимая. Как я теперь должен жить? Как раньше? Уже не получится. По-новому? Я не научусь. А как должна жить она? Хотя она может жить как прежде. Да о чём я только думаю! Не сможет она, и я не смогу! Я не имел никакого права её бросать! Я решительно поднялся обратно и подошёл к её двери. Стоп! Почему пахнет кровью? Её кровью? Дрожащими руками я еле как умудрился открыть дверь. Толкнув её, я ворвался в квартиру. - Инт! Я слышу её рыдания, доносящиеся из кухни. Почему я боюсь войти? Посомневавшись всего пару секунд, я всё же вошёл на кухню. - Боже! Что ты с собой сделала? Она сидит на полу, обхватив правой рукой колени, уткнувшись в них лбом, и плачет навзрыд, а запястье её левой руки залито кровью. Рядом валяется окровавленный кинжал. Тот самый старинный серебряный кинжал, что я подарил ей. Тот самый кинжал, которым на иногда надрезала кожу на пальце, чтобы как она выражалась «прикормить меня». - Инт, ты слышишь меня? - Уходи, раз решил! Ты мне не нужен! Мне никто не нужен! Тушь на её милом лице расплылась от слёз, губы искусаны в кровь. Я подошёл к ней, взял на руки, посадил на стол. - Где у тебя аптечка? - В ванной. Быстро сбегав до ванной комнаты и обратно, я тщательно промыл рану, не обращая внимания на «Мне больно», и принялся перевязывать её тонкое запястье бинтами. - Ну вот зачем ты сделала такую глупость? Это не выход. Ты могла умереть. - А я так ещё раз сделаю, если ты уйдёшь. И в следующий раз, возможно, ты меня не спасёшь. - Я больше не уйду… - Что? - Я решил. Я остаюсь. - Ал! Она ловко перепрыгнула со стола на меня, обхватив руками и ногами. - Я люблю тебя! - Но всё-таки главная проблема остаётся. - Какая такая проблема? - Ты – человек, а я – вампир. Она молча слезла с меня и отвернулась. - Это не было бы проблемой, если бы ты укусил меня. - Я ни за что не сделаю этого! - Всё из-за твоего упрямства! Тебе так сложно укусить меня? Укусить так же как ты каждый день кусаешь свои жертвы? Только так мы сможем быть вместе… - Я не хочу лишать тебя жизни… - Тогда я сделаю это сама. - Опять порежешь вены? Это же глупо. Ты ведёшь себя как ребёнок. - Это ты как ребёнок. Из-за тебя я не могу стать по-настоящему счастливой. - Ты искренне веришь, что став вампиром ты будешь счастлива? - Верю. - И ты не боишься боли, вечного проклятия, нескончаемой ночи? - Нет. Она отвернула воротник рубашки и наклонила голову. Под смуглой кожей призывно пульсирует вена, полная её сладкой крови. - Я не могу тебе отказать. Мои клыки нежно сомкнулись на её шее.

Ответов - 3

Melissa: Автор, не обижайтесь за мои слова, но где здесь Алукард и где Интегра? Если мы берем ветку событий, где вампир не стал рабом Хеллсингов, а Интегра, правнучка (внучка) скромного доктора биологии Абрахама ван Хеллсинга, обычная девушка и живет обычной жизнью, то даже с поправкой на эти условия, от образов остались рожки да ножки. Подставь вместо "Ала" (кстати, почему он Алукард, если свободно шастает и жрет людей?) некоего "Адриана", "Эдварда", "Джозефа", а имя девушки смени на "Кристину", "Джозефину", "Катерину", "Эмму", "Бэллу" - и ничего не изменится. Есть зарисовка про девушку, режущую вены, и про приходящего вампира. Ни Алукарда, ни даже стокеровского Дракулы здесь нет. Девушка вообще мне видится не расцветшей до конца Мери-Сьюшкой, потому что влюблять в себя высших вампиров с первого взгляда обычно умеют именно они. Попытки приблизить ОЖП к Интегре Хеллсинг ("бирюзовые глаза", курение) были абсолютно неубедительны. Возможно, стоило более явно показать не ее уйди-нет-останься-а-то-я-вскрою-вены характер, а показать ее более жесткой, более гордой, сделать так, чтобы вампир ее добивался, а не чтобы она выглядела абсолютной шлюхой, раздевшейся после пары поцелуев - хоть как-то подвести к тому, что это Интегра, Стальная леди и Хозяйка Чудовища. Можно было даже ввести пусть и шаблонный, но здесь приемлемый ход о том, что она не хочет становиться вампиром (настоящая-то леди явно не хотела). POV Алукарда считаю слишком слащавым, да и само его поведение слабо ассоциируется у меня с поведением высшего вампира. Как эмо-школьник, право слово. Касательно самого текста: хентайная сцена не понравилась (по моему, у вас рейтинг, кстати, R - не дотянуло до энцы); почти не разбавленные авторскими вставками диалоги показались суховатыми и пресными. Нет надрыва, почти нет эмоций, а потому слабо верится в резание вен и опять же думается об эмо-школьниках.

Annatary: Senbonzakura104, простите, но этот фик вышел у вас откровенно неудачным. Может быть, просто потому что "первый опыт" в подобном жанре, а может быть, просто - не ваш жанр. Основные недочеты вам уже сказала Мелисса, и я с ней согласна. От себя могу еще добавить, что эротическая сцена у вас изобилует штампами. Плюс к этому совершенно, имхо, неуместные "уменьшительно-ласкательные" суффиксы: ротик, ножка и т.п. Поведение героев никак (уж, простите еще раз, но никак - от слова "совсем") не вписывается в рамки канона. В шапке я вам добавила пункты AU, OOC - они там должны быть обязательно. Особенно AU, потому что ваша "ветка" развития событий сама по себе уже подразумевает "альтернативность" вселенной. А поступки... вам уже Мелисса сказала. Не верю я что даже "обычная девушка" Интегра могла бы после второго поцелуя на дискотеке привести домой мужчину. Это уже не "обычная", а "распутная" девушка получается. И кстати, такого рода психологическая установка поведения не предполагает суицида на почве того, что ее бросил мужчина. Скорее, склонна пойти и утешиться в объятиях другого. Про "суицидальный шантаж" даже говорить не хочется. В 23 года это выглядит совершенно по-детски. И это именно шантаж: "Или ты будешь со мной или я убью себя". Каноничный Алукард (если сохранять характер даже в неканоничных обстоятельствах) вряд ли бы поддался на такую "разводку". В общем и целом, постарайтесь в следующем фике чуть тщательнее соблюдать характеры каноничных героев и избегать излишних штампов в описаниях постельных сцен. P.S. И уже "админское", а не "читательское" замечание. Сократите, пожалуйста, свою подпись. Она пол-экрана занимает. В уж сколько ее проматывать на экране коммуникатора - я даже подумать боюсь.

ILDARNOSFERATYALYKAR: Мне понравилось может я мудак но жду продолжение



полная версия страницы