Форум » All you need is love » Демоны (G, романс, Максвелл/Интегра) » Ответить

Демоны (G, романс, Максвелл/Интегра)

TABUretka: Название: Демоны Жанр: романс, ангст Размер: большой драббл Рейтинг: G Пейринг: Максвелл/Интегра

Ответов - 6

TABUretka: Первый глоток непривычно обжег горло. Пойло было отвратительным, но весьма подходило к английским сумеркам: серая муть внутри, серый туман снаружи. Хотелось тишины и напиться. Он взял целую бутылку, и занял целую веранду, безлюдную, насквозь пронизанную сырым сквозняком. Он плохо помнил, как добрался сюда, и понятия не имел, как попасть обратно в отель, правда, сейчас это было последним, что его интересовало. Андерсон наверняка рыскает по городу, и рано или поздно найдет. Падре никогда еще его не подводил, но видит Бог, сегодня он не выдержит настороженного взгляда сквозь блестящие стекла очков. Желудок протестующее сжался. Страна чудовищ и чудовищных напитков. Максвелл сжал онемевшие от холода пальцы, привычным движением отбросил со лба выбившиеся из хвоста пряди. В груди ворочался еще один монстр, прогрызающий себе путь, пожирающий изнутри. Хотелось орать и крушить все вокруг. Еще глоток, и еще один, залпом, отравить червя, залить его, усыпить. Сколько? Сколько все это будет продолжаться? Сначала Энрико не верил. В его голове просто не укладывалось, как такое могло с ним произойти. Психическое расстройство, что-нибудь генетическое, в конце концов, он же почти ничего не знал о своих родителях. Он готов был согласиться на диагноз, лишь бы только не признавать очевидное. Однако чем больше проходило времени, тем яснее, и от того ужаснее становилась ситуация, тем сильнее проявлялись симптомы. Закрывая глаза, во сне ли, наяву, подписывая бумаги, или глотая утренний кофе, Энрико постоянно видел хмурый изгиб бровей, чуть опущенные уголки губ, придающие лицу суровое, почти трагическое выражение. Глядя на небо, он вспоминал не о Боге, а о дурацком голубом галстуке, и каждый раз озирался, почуяв запах табачного дыма. Он ненавидел Интегру Хэллсинг. Всю. С ног до головы. Ее чуть угловатую походку, слишком прямую и напряженную спину, то, как она вскидывает подбородок и прищуривает глаза при встрече с ним. Он не-на-ви-дел эту протестантскую стерву. Ехидно улыбаясь и отвечая на ее подколки, он только и думал о том, чтобы отогнать идиотическое желание наклониться и вдохнуть запах ее волос. Энрико пытался рассчитать каждый шаг, каждый брошенный вскользь взгляд. Он не должен позволять собственному безумию помешать делам организации. Бутылка опустела на две трети. Мысли начали путаться и расползаться, и внезапно из этого марева проступили знакомые черты. Если было существо, которое Максвелл ненавидел сильнее Интегры, то это точно ее прирученный вампир. Вьющийся около своей драгоценной Хозяйки, позер-кровосос. Энрико зажмурился, прогоняя галлюцинацию. Ну почему какая-то не-мертвая тварь имеет право быть рядом с … Додумать он не успел. - Надо же, один, беспомощный, без оружия и охраны в чужом городе. В моем городе. А ты дурак, Максвелл. – Энрико распахнул глаза и увидел, что его галлюцинация не спешила рассеиваться, превратившись в красноглазую реальность, нагло расположившуюся рядом и сложившую ноги на столик, чуть не уронив бутылку. Страх слабо всколыхнулся, и затих. - Эта гадость, - Энрико кивнул на виски, - отличная анестезия для чувства самосох..сохранения. Так что, вампир, увы, - легкость в голове, к сожалению, не распространялась на заплетающийся язык, - я тебя не боюсь. Алукард покачал головой. Тень скрывала его, видны были только алые светящиеся зрачки и блеск улыбки. - Охотно верю. Я тебя сейчас не испугаю, да мне и не интересно. Гораздо интереснее смотреть, как ты пугаешь сам себя. Максвелл побледнел. - Да… да. Бежишь по замкнутому кругу, растворяя разум спиртом, выдирая из груди сердце. Вы, люди, такие забавные порой. Все время забываете, что нет в мире ничего, что могло бы вам помешать. Алукард резко наклонился к Максвеллу, рассеянный свет обнажил его искаженное, словно от боли, лицо: - Кроме смерти. Секунду спустя Энрико снова остался в одиночестве. *** - Что там этот самодовольный католик? Кабинет наполнял шорох бесконечных бумаг, дым, утренний свет. Она опять всю ночь не ложилась, и теперь сидела, щуря покрасневшие глаза. Вампир отвернулся к окну. - Сражается со своими демонами. Интегра пренебрежительно фыркнула. - Не информативно. Впрочем, сегодня он, наконец, улетает, слежку можно снимать. После небольшой паузы все-таки спросила: - И за кем же, думаешь, будет победа? - За демонами, несомненно, - серьезно ответил Алукард, глядя сквозь стекло в голубую высь, которая уже давно ассоциировалась у него совсем не с небом.

Annatary: TABUretka, ах, какая "вкусняшка"!)))) Но это все лирика))) Драббл хороший и качественный. Верится и в Энрико, и Алукарда, и в Интегру. И немного жалко их всех - потерявшихся в своем безумии, пропавших в противоборстве со своими демонами, уже почти готовых "утопить" их в спирте, чтобы не видеть и не слышать. Спасибо тебе! Отличный миник.

Girlycard: Это должно быть особенно унизительным для искариота - попасться на тот же крючок, что и богомерзкий вампир. Интегра - роковая женщина. Я знал это.)

TABUretka: Annatary их всех и жалко, только они сами виноваты. Глухие, слепые и эмоционально скованные всеми своими долгами. Girlycard, а вот об этом я и не подумал (с))) А если бы он запал на вампира?

Dafna536: TABUretka пишет: А если бы он запал на вампира? * тайно мечтающий о суровом пейринге Алукард/Маквелл идиот* Хочу. Максвелл на роковую женщину, конечно, не тянет, но на крайняк... Один из моих любимых драбблов ^_^

Лаки: ...ответил Алукард, глядя сквозь стекло в голубую высь, которая уже давно ассоциировалась у него совсем не с небом. вот люблю, когда автор не говорит прямо, но всё становится понятно спасибо



полная версия страницы