Форум » Ни дня без приключений » Чужие роли [закончено] (PG-15; AU, adult, UST; все) » Ответить

Чужие роли [закончено] (PG-15; AU, adult, UST; все)

Millen: Название: Чужие роли Автор: Millen E-mail: Mystique_me@inbox.ru Бета: Увы, чего нет - того нет. Хотя я и сама неплохо справляюсь =) Категории: AU, Adult, H, OC, OOC (Out of Character), UST, Dead Fic Персонажи: Все, но... Рейтинг: PG-15 Предупреждения: Снова перевернутый мир Содержание: А как вы думаете, что бы было, будь Искариоты - фашистами? А Интегра - епископшей? А Майор ловил бы нечисть на берегах Рейна? Статус: закончено От автора: Я выяснила, что очень люблю АУ. Но фантазия работает, и вот - очередной результат ее работы. Глава 1. Нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми. Никколо Макиавелли. - Венеция! Венеция! Каналы, гондолы и карнавал! - Энрико взмахнул руками и подошел к краю веранды летнего кафе. - Голуби, торговцы и сырость. - Хайнкель проверила, заряжен ли пистолет, и сделала вид, будто собирается застрелить пожилого гондольера, проплывавшего мимо. - Ты, как всегда, потрясающе угрюма, дорогая. И прекрати размахивать оружием, мы же не из Каморры. Она в последнее время и сюда добралась. Чудесная погода, верно? - Энрико раскинул ладони в стороны, словно собираясь поймать радугу, и мечтательно улыбнулся. - Шеф, а... как вам здешняя пицца? - Вторая девушка, Юмико, покраснела от собственной наглости и уткнулась в тарелку. Мечтательная улыбка мгновенно сменилась хищной. Раскинутые руки скрестились на груди. - Пицца замечательна, а кофе слишком крепкий. Да и сливок для него пожалели. - Как думаешь, Энрико, нам долго еще здесь торчать? - Хайнкель лениво ковырнула ложечкой тирамису. Энрико Максвелл, лидер боевиков Fasci d'Azione rivoluzionaria, ненавидел, когда его называли на "ты". Это унижение прощалось немногим. Начальству – благо, его было немного и виделся с ним Энрико нечасто. Наставнику, заменившему ему отца. И девушке, с которой он спал - как знак благодарности, но лишь один день. Впрочем, Максвелл нечасто вспоминал о том, что он мужчина - лишь когда выкапывался из работы, а случалось это не чаще пары раз в месяц. Да и партнерши у него менялись каждый раз, хотя сделать женщине приятно он умел. В этот раз первой ему на глаза попалась Хайнкель. Она посмотрела на шефа, красовавшегося перед ними в черной рубашке и ослепительно белых брюках. Такого же цвета пиджак висел на спинке пластмассового стула, а галстуков Энрико, хотя и застегивал рубашку на все пуговицы, не признавал. - Мы здесь для того, чтобы получить информацию. Информация, - он посмотрел на большие настенные часы, хитро закрепленные под навесом, - запаздывает. Так что у посланника будут большие проблемы в Венецианском отделении. - И ради этого мы притащились сюда из Милана? Нельзя было, например, позвонить? - Я предпочел полюбоваться на этот дивный город. Разве тебе не нравится? Жаль, что сейчас не февраль. - Июль - тоже неплохо. - Господин Максвелл, как я понимаю? - Высокий импозантный мужчина доверительно наклонился к собеседнику и придвинул к нему стопку листов, увенчанную дискетой. - Это то, за чем вы приехали. - Благодарю. - "Не забыть доложить Джозефо. Точность - вежливость королей, а этот выше, чем до шута, не поднимется". - Полагаю, на этом мы можем расстаться. - Максвелл решительно поднялся, подхватил документы, махнул девушкам рукой, чтобы следовали за ним, и покинул веранду. Неточность и необязательность он тоже не любил. В его мире все было по четко установленным правилам. Просмотренные бумаги - во втором сверху ящике, ключ всегда на четверть оборота против часовой стрелки, кофе идеально свежий. Потому и считалось в Фаши революционного действия, что Максвелл - эгоистичный зануда, потому и секретарши вылетали с треском, потому и в свои годы Энрико был уже ответственным за силовые структуры Союза, как официально называлась его должность. Потому и не было в его постели постоянства, что оно требовало слишком многого. Жизнь придется перестраивать на двоих - а этого он допустить не мог. Придется считаться с чьим-то мнением, поступаться личным, свободным от работы временем, уходившим, как правило, все равно на работу. - Шеф, за нами идут. - Хайнкель еще раз проверила пистолет. В кафе она успела спрятать его в кобуру и прикрыть длинным темным плащом. Максвелл, не слушая ее, на пару секунд задержался у витрины сувенирной лавки и смахнул невидимые пылинки с лацкана расстегнутого пиджака, передал документы Юмико и снова решительно зашагал вперед. Энрико почти торжественно водрузил бумаги перед Джозефо. Пожилой итальянец вытащил изо рта сигару. - Это и есть те самые документы, из-за которых тебе пришлось мотаться в эту туристическую сырость? - спросил он, небрежно отсылая секретаря. Максвелл сиял. - Именно они. Так я могу приступать к поискам? - Приступай. Но учти, если во время этого дела будет слишком много жертв - следующей жертвой будешь ты. Или твой наставник, пожалуй, его смерть научит тебя ценить человеческие жизни. Улыбка сползла с лица Энрико. - Я все понял. - Он поклонился. - Ступай. - И что мы теперь будем делать? - Юмико поправила очки, наблюдая, как ее шеф увлеченно скидывает документы, отчеты, счета в ящик стола, не утруждая себя сортировкой. Максвелл на минуту оторвался от своего занятия. - Как что? Искать! - Искать кого? - Хайнкель смотрела на Энрико с не меньшим удивлением. - Те сведения, которые мы с вами добыли в Венеции - это список всех крупных бонз наших бывших союзников. А сейчас наша цель - разыскать их и переманить на свою сторону. - Максвелл сел в роскошное кожаное кресло, придвинулся ближе к очищенному столу и задумчиво посмотрел на первый лист. - В основном все сводится к сортировке умерших и потерявших влияние, а также проведению цепочки от них к тем, кто сможет нам помочь. Фаши революционного действия должен прийти к власти в Италии, а каким путем мы это сделаем - меня не особо волнует. Войной ли, миром - у нас есть цель, и мы ее добьемся. Конечно, придется идти по головам, а значит, нужно устроить так, чтобы головы были не наши. - Он откинулся на спинку кресла и глянул на девушек. - Ну что вы стоите? Садитесь, и - приступим! - Как я поняла, привлекать на нашу сторону мы их будем исключительно мирными методами? - Хайнкель взяла листок из общей кипы и пробежала по нему взглядом. - А как же, - по Энрико было видно, что его это заметно расстраивает. - У нас не хватит людей на столь масштабные операции. Да ты что, не справишься с дряхлым старичком? - Угу. Табуреткой его и всех делов. - Вольф отметила карандашиком первого кандидата на визит. - Хватит болтать. Работать, работать. Чем быстрее всех разберем - тем быстрее сможем перейти к самой интересной части. - Максвелл на редкость неприятно усмехнулся и потянулся за карандашом.

Ответов - 33

Фьоре Валентинэ: Ошибок я не усмотрела за интересным сюжетом. Дальше!

Шинигами: Оу... какой шикарный Максвелл! Я в восхищении, проды мне!

jmju: =)Хочется еще!=))Уверена, ты всех удивишь своей фантазией!=))

Jurgensson: Заинтересовало) Еще треба)

Улинталу: понра!

Ирина: Миллен, я восхищаюсь вашими идеями! Они действительно оригинальны)) Пишите дальше. Пожалуйста.

Millen: Предупреждение - писаться будет не особенно шустро, но будет. Глава 2. Перевороты совершаются в тупиках. Бертольд Брехт. Майор аж поморщился от удовольствия. Потом осторожно прикоснулся к теплому, ароматному круассану и... решительно обмакнул его в горячий шоколад. Откусил немного, посмаковал и обратился к терпеливо ожидавшему вердикта Ульриху. - Гениально. Ты, как всегда, превзошел сам себя. - Благодарю вас, герр Монтана. - …Отлично. - Максимилиан так же аккуратно и бережно открыл папку. - Фройляйн ван Винкль уже сдала отчет о вчерашней миссии? - Она пришла рано утром и сейчас спит как убитая. Думаю, отчета мы до вечера точно не дождемся. - Шредингер сидел на спинке венского стула и весело болтал ногами. - Das ist sehr schlecht. Когда проснется, поторопи ее. - Монтана вынул из папки лист, густо исписанный синей ручкой. Ручка сильно мазала, лист был засыпан пеплом от сигареты, а кое-где даже прожжен. Вкупе с неровным, прыгающим и сливающимся почерком отчет являл собой жуткое зрелище. Майор медленно выдохнул. - Передай Зорин, чтобы впредь она была аккуратнее. А это... - Макс брезгливо поднял листок в воздух, держа его двумя пальцами за уголок. - Перепиши начисто. Шредингер взял лист и испарился. Монтана тем временем уставился на другой лист. Наспех нацарапанная записка на огрызке бумаги: «Итальянцы ищут старых нацистских друзей». - Они что, рассчитывают взять власть в Италии? Гм. Смешные они, эти макаронники. ...Официально "Миллениум" был скромной детективной конторой. В «офисе» компании в Восточном Берлине сидел старательный Люк Валентайн, «честно» заявлявший потенциальным клиентам, что детектив пока не может заняться их, несомненно, важным делом. Но если проскальзывала хоть крупица ценной информации, она тут же передавалась Майору в особняк в берлинском пригороде. Ценной для власть имущих – «Миллениум» являлся на деле чем-то вроде тайной полиции, ориентированной больше на существ, отличных от человека - как обтекаемо именовались нелюди в документах. В обязанности организации входило урегулирование конфликтов - не уничтожение, нет. Германия не страдала от наплыва вампиров, эльфов, гномов и тому прочего. То есть были, конечно. Но в большинстве своем - вполне мирные оборотни, получающие свою пайку, находящие свое место в мире. Один из них, Ганс Гюнше, даже числился в организации и специализировался именно на своих буйных собратьях. Но и тогда, когда властям нужно было быстро и тихо разобраться с неугодными, на помощь приходил Майор. Его же ребята занимались особо опасными террористами, следовательно, макаронники также находились в компетенции "Миллениума". - Нам полагается ждать прямого приказа, как всегда. - Майор отложил записку и снова принялся за бумаги. Старший лейтенант Рип ван Винкль приподняла дрожащую руку и прихлопнула будильник, чтобы тот наконец перестал звенеть. - Scheisse... Я ж отчет не сдала... - Девушка бессильно завалилась на подушку. Нашарив на тумбочке очки, старший лейтенант принялась за поиски ручки и листка. От этого занятия ее нагло отвлекли. - Старший лейтенант, вас вызывает Майор. Рип вздохнула, прихватила с собой недописанный отчет и направилась в столовую. Там уже собрались все сотрудники «Миллениума». Ганс, как всегда, прислонился спиной к стене и, кажется, дремал. Зорин курила, братья Валентайн, невесть для чего вызванные из города, шепотом переговаривались между собой. Прочие, включая вездесущего Шредингера, Франта и Ульриха, молчали. Майор с устрашающим своей обыденностью звуком раскрыл папку. - Итак. У нас сложилась весьма сложная ситуация. - Личный состав придвинулся ближе. - Существует реальная угроза возрождения фашистского режима. Не у нас - в Италии. - Ульрих облегченно выдохнул. - Но старушка Европа славится тем, что здесь до всего рукой подать. - А кто собирается воскрешать этот самый режим? - Люк поправил пенсне. - Фаши революционного действия, точнее, остатки этого досточтимого союза. Зорин щелкнула зажигалкой. - И эти придурки считают, что они смогут что-то сделать? Старики все вымерли, а молодежь их только и умеет, что макароны жрать да в памперсы гадить. - Наша задача, старший лейтенант, состоит как раз в том, чтобы у них не было времени научиться ходить на горшок. Ульрих кашлянул. - Почему мы, подчиняющиеся немецкому правительству, должны решать проблемы итальянцев? - Потому что они, mein liebe Freund, ищут союзников в Германии. А это - как раз наши проблемы. Поэтому я бы хотел раздать вам указания по данному поводу. Максимилиан встал из-за стола и прошелся взад-вперед по залу, сопровождаемый настороженными взглядами. Своих сотрудников он привык переоценивать, раздавая им задания подчас невыполнимые. Или же недооценивать - упомянутые задания всегда исполнялись безукоризненно. - Итак. Герр Валентайн - да, вы, Люк, - вы займетесь проверкой всех, кто остался в живых после Нюрнбергского процесса. Ваш брат обеспечит поиск информации в своей среде. - Ян усмехнулся и кивнул. - Фройляйн Блиц, вас я попрошу заняться проверкой наших клиентов на мотив причастности к этим, хм, «заговорщикам». Фройляйн ван Винкль ведь не откажется вам помочь, верно? Капитан, Ульрих, вы останетесь здесь. Нам нужно разработать некую стратегию, план действий в случае нападения. - Майор повелительно щелкнул пальцами и вышел из зала.

Улинталу: понра))) все таки, поменять местами оргаизации в естебном пока фике - весьма ценная идея))

Шинигами: Милен-саааан, я определенно ваше фонадко))) Майор так добродушен, что аж давится круассаном (фразу хоть на перлодром тащи). Что там кричат люди? Ах проду… ну и я покричу вместе с ними.

Фьоре Валентинэ: Давайте дальше!

Millen: Глава 3. She is loving you for cash. Интеграл подхватила край сутаны, и Анджей распахнул перед ней дверцу автомобиля. Дождавшись, когда ее преосвященство займет свое место, Анджей осторожно прикрыл дверь и сел рядом с водителем. Машина тронулась, и за окном замелькали улицы Лондона. На набережной Интегра вдруг произнесла, смотря на спинку сиденья перед ней: - Останови. Шофер послушно остановил машину. Девушка пару секунд молчала, после чего неловко толкнула дверцу и вышла на затянутую серым туманом набережную. За ее спиной хлопнул дверцей Анджей. - Ваше преосвященство... - мужчина неслышно подошел к Интегре. - Возвращайся в машину. Я сейчас. ... - Ваше преосвященство, как прошла встреча с Ее Величеством? - произнес брат Уолтер, привычным и отработанным движением наливая Интегре чай. - Все великолепно. - Все как всегда? - Анджей чуть усмехнулся. - Пожалуй. Тишина, - Интегра отпила немного горячего чая с лимоном, - и спокойствие. Все как всегда. Интегра Хеллсинг не любила перемен. В ее размеренной жизни все было отработано до мелочей, отрепетировано не одну сотню раз. Раз в неделю - совещания у Архиепископа Кентерберийского, где микроскопическое количество полезной информации с лихвой перекрывалось разнообразными причитаниями, кряхтением и распитием кагора - Интегра была не только самой младшей из епископов Англиканской церкви, но и единственной женщиной в их патриархальном кругу. Газета каждое утро за завтраком. Идеально подстриженный газон перед домом. Все было спокойно и обещало таковым оставаться. Ложечка звякнула о блюдце. - Анджей, что там? Мужчина, не кладя трубку, повернулся к Интегре. - Это Архиепископ. Просил завтра встретить какого-то католика и переговорить с ним. Ему нужен контакт с Королевой, причем как с главой Англиканской церкви. - И они решили, что я смогу сыграть ее роль? - Интеграл вздернула бровь. - Не сыграть. Просто дать ему понять, что, если он желает переговорить с Ее Величеством, то должен сначала открыть свои планы ее приближенным. А она тебя очень ценит, ты и сама это знаешь. - Ладно. Как его имя? - Энрико Максвелл, епископ. - Как это можно носить? - Энрико попробовал оттянуть от горла римский воротник рубашки. - Ты бы предпочел сутану? - Александр усмехнулся и одернул на своем подопечном жилет. Энрико был его любимым учеником еще там, в приюте. Теперь казалось, что этот уверенный в себе юноша вырос как минимум в семье видного чиновника, но Александр Андерсон, отец Александр, знал, кто на самом деле "мистер М". Он же и привел двадцатилетнего Максвелла в Союз. "Во всяком случае, это лучше, чем если бы он стал священником, как я, или каким-нибудь пекарем в заштатной пиццерии". Сам Андерсон выполнял в Союзе роль духовного лидера, а заодно - представлял Папский престол. Ватикан также был заинтересован в смене власти. - Все-таки не понимаю. Нам же нужна была королева, а вместо этого подсовывают какого-то епископа. Как там его? И. Х.? Кратко, ничего не скажешь. Наверняка рассыпающийся на части старичок с маразмом и скрипящими суставами. - Энрико продолжал возмущаться. Его невероятно раздражал костюм епископа, который он должен был надеть - даже с учетом того, что это был наиболее светский вариант, раздражал тот факт, что его - его, "дипломатического представителя Ватикана", - проверяют на каком-то прислужнике, который королеву-то наверняка видел только на фотографиях. Небольшим утешением служило то, что Юмико и Хайнкель должны были сопровождать его в качестве монахинь. - Сестра Такаги и сестра Вольф. А ничего, что они будут вооружены? - Под сутаной не видно. А Юмико, ты же знаешь, любого голыми руками порвет. - Да, в гневе эта малышка неуправляема. Интегра отстраненно разглядывала картину. - Великолепно. Уолтер, сколько времени? Посланник Ватикана должен был уже явиться. - Простите, простите великодушно, мы запоздали. - Двери в конце галереи распахнулись, и Максвелл, на ходу поправляя жилет, решительно зашагал к Интегре. - О, я не ожидал, что встречу здесь настолько прекрасную даму, и потому прихватил документы вместо цветов - а как раз они пришлись бы здесь кстати, верно? Интеграл поморщилась. - Прошу вас, ближе к делу. Меня нисколько не радует ваше присутствие. С Папским престолом у нас нет и не может быть никаких общих дел, а вас сейчас я терплю лишь по просьбе Королевы. Максвелл несильно сжал в ладони очки, которые зачем-то взял с собой. - Ты еще пожалеешь, девочка. - Ближе к делу, мистер. - Интегра наклонила голову и глянула на Максвелла. Осколки брызнули на пол. Энрико ухмыльнулся и повелительно взмахнул левой рукой. - Сестра Вольф! На Интегру мгновенно уставились два пистолета. Хозяйка же их тряхнула головой, убирая со лба светлые волосы, и, не вытаскивая изо рта сигарету, буркнула: - Дернешься - убью. - Анджей? - Мужчина вышел из-за поворота галереи. В руках его был классический автомат Калашникова - оружие простое и проверенное поколениями. - Ваше преосвященство... Хайнкель сплюнула и убрала оружие. - На этот раз вы отделались, мисс. - Энрико усмехнулся. - А теперь давайте все же обсудим проблему, ставшую причиной моего визита.

Фьоре Валентинэ: Алукард с калашом... мааать. Далее, пожалуйста...

Millen: Внимание: Максвелл с компанией претендуют на место главных героев. Этот наглый фаши мне уже не подчиняется. Глава 4. Elle etait fille, elle etait amoureuse. Malfilatre. * Максвелл закинул ногу на ногу и бросил беглый взгляд в сторону двери. В приемной сидела Юмико и прилежно набирала на компьютере некий текст, изредка отвлекаясь, чтобы сделать пару глотков из чашки с кофе. - Она очень старается. - "Епископ" вернулся к меланхоличному перебиранию бумаг. Послеполуденный Милан дремал. Сонную тишину нарушал только магнитофон, погребенный под горой папок и скрипуче напевавший бессмертную "Felicita". - E una mano sul cuore piena d'amore, la felicita, - задумчиво подпел Энрико, метким броском отправляя какую-то бумажку в корзину. Такаги продолжала мерно стучать по клавиатуре, периодически украдкой переводя взгляд на обожаемого шефа. На любимого мужчину. Ей, в отличие от Хайнкель, еще ни разу не доводилось оказываться в его постели. Максимум, чего она пока добилась - это разрешения сопровождать его в Лондоне. Но даже там, когда Интеграл и Энрико удалились в какую-то забегаловку для "обсуждения ситуации", а на самом деле - продолжения взаимных оскорблений, ее вместе с напарницей подвинули подальше, велев возвращаться в гостиницу. "Ничего, еще настанет мой звездный час..." - Юмико тоскливо придавила Enter и посмотрела на экран. Принтер загудел, зашуршал бумагой. Максвелл соизволил убрать ноги со стола и обратил свое внимание на "секретаршу". - Распечатала? Умница. - Быстро просмотрев документы, Энрико отложил их на край стола. - Надо бы кого-нибудь припрячь их всех обзвонить. - Я могу заняться. - Юмико чуть ли не по стойке "смирно" встала. - Нет, нет. Нам нужен кто-то, говорящий по-немецки. Ты же, кажется, японка? Это сделает Хайнкель, нужно только ее предупредить, чтобы была повежливее. А ты сходи и приготовь мне кофе. Такаги кивнула и вышла из кабинета шефа, цокая каблучками о паркет. - Итак, что мы имеем? - Чашка с кофе негромко стукнула о стол. Хайнкель махнула рукой. - Ничего хорошего. Из всех нам помочь могут реально трое-четверо. И то в налаживании контактов с теми, кто поможет точно. Вы нам, кстати, так и не рассказали, чем закончились переговоры с протестантами. - Тебе честно и кратко? - Дождавшись настороженного кивка, Максвелл продолжил, - Обломом. Это мягко выражаясь. Нам культурно - ну, или не очень, тем более для дамы - показали, что их перемена власти не волнует никоим образом. Помогать они нам не собираются - королеве не нужен лишний геморрой, Италия от них далеко, а про холодное отношение протестантов к Папскому престолу известно всем. Зато я умудрился выжать из них немного полезной информации. Нам нужно быть осторожнее в Германии - кто-то из фрицев засуетился. - То есть? Это ведь не значит, что нам нужно свернуть свои действия? Маятник уже запущен. - Не значит. Просто провернуть все необходимо тихо. Максимально тихо - или ты не знала, что у их бундесрата есть тайная полиция? Некий "Миллениум". - Шеф ухмыльнулся и легонько покачал полупустую чашку. Кофе в ней давно остыл, но Энрико было на это абсолютно плевать. Юмико пожала плечами. - А что нам сделает эта тайная полиция? Если она попытается уничтожить нас, то... - девушка выразительно чиркнула пальцем по горлу, - их сметут. Нас же больше. Мы сильнее. - Если нас убьют, моя дорогая, то Фаши придется отступить на полшага. А мы не так сильно продвинулись вперед, чтобы сдавать завоеванные позиции. - Максвелл великолепно знал свою роль. Боевики - профессионалы, "пушечное мясо", смертники, наемники - все - были в его ведении, и после потери столь ценного сотрудника Фаши бы не скоро оклемался. Да и умирать "в самом расцвете сил" ему не особо хотелось. Равно как и терять своих лучших убийц, которые, помимо убийства, замечательно варили кофе. - И все-таки, что нам могут дать эти четверо? Людей? - Советы. Это гораздо ценнее. Людей мы можем набрать без особых проблем - перекупить тот же корпус "Диких гусей". Понимаешь, Юмико, они знают это досконально. Они помнят, как Гитлер взял власть в Германии - а его способ был хорош, прежде всего своим изяществом. И законно, и силой. Жаль, конечно, что Рейх не продержался долго... - Проще говоря, они могут преподать нам несколько уроков организации революций, заговоров и переворотов? - Верно. Именно так. Планируя будущее - всегда оглядывайся на прошлое, ведь все ошибки, которые ты можешь совершить, уже были совершены до тебя. Остается только не повторять их, вот и все. Они все так же сидели втроем за одним столом. Максвелл - в своем любимом кресле, девушки - на стульчиках для посетителей. Лампа давала тускловатый желтый свет, а за окном шумела ночная Италия. Энрико потянулся. - Фройляйн Вольф, кажется, это был последний номер. Хайнкель положила трубку на стол и заправила прядь волос за ухо. - И он не дал нам ровным счетом никакой информации. - Неужели? - Юмико увлеченно заштриховывала лепестки цветочка, нарисованного ею на списке телефонов. - Вы с ним довольно долго разговаривали. - Он доказывал мне бесполезность затеи. Ненавижу это старческое брюзжание. - Успокойся. Все старики любят поворчать и поучить "молодежь". Падре Себастьян, например, поучает даже Александра, хотя разница у них всего в два года. - Максвелл вычеркнул строчку на своем листке и снова поднял глаза на девушек. - Отлично. У нас появились новые зацепки... Но это все завтра, завтра. - Он повертел в руках карандаш. - А сейчас советую разъехаться по домам и разлечься по кроватям. Спать тоже надо. Хотя бы иногда. *Она была девушка, она была влюблена. Мальфилатр.

Улинталу: Millen ах, какая прелесть (с) Чужие роли - видимо масштабный проект...и йа в восторге, честна))))

Фьоре Валентинэ: Енто преееелееесть. И обидно, что слишком маленький кусок

Шинигами: ОМГ, как мне кажется, это качественный скачок вперед))) Всяко такой Максвелл прекрасен. Эта сволочь начинает мне нравится. И Юмико. За нее отдельный респект. На фразе «так хорошо варят кофе» я умер. Вообще, очень нравится проработка мелочей. *_* Это мой личный фетиш. Поэтому за Калаш отдельное спасибо))) Прошу вас дальше, свое большое и страшное ИМХО выскажу, когда увижу побольше.

Millen: Глава 5. Опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научались из истории. Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Майор захлопнул папку. - Куда смотрят итальянские спецслужбы? Фаши почти достиг цели, а правительство не шевелится. - Кажется, глава итальянских спецслужб, Джозефо Вазари, также состоит в Союзе революционного действия… - протянула Рип, покаянно опуская голову вниз. Она стояла перед столом Максимилиана, с некоторой дрожью в коленях ожидая оценку ценности своих сведений. - Разумеется, он прикрывает своих. Чего еще ожидать от них. У нас в Германии такого бы никогда не произошло. Ладно, можете идти, старший лейтенант. Информация нам очень пригодится… - Рип выдохнула и максимально спокойно вышла из кабинета. Майор же откинулся на спинку кресла и обратился к Ульриху: - Они делают успехи. По крайней мере, они уже вышли на Хоффмана. - Быстро они его нашли. Я думал, он хорошо спрятался. - Слишком хорошо. Но на всякую мудрость найдется своя простота, верно? - Вы правы. Но меня интересует немного другое. Что все-таки собираются делать эти безумцы? Государственный переворот в наше время – это слишком опасно. Их уничтожат, хотя бы объединенными европейскими силами. - Учитывая, сколько сил они успели накопить – я удивлюсь, если у них не получится захватить власть. Это, в сущности, несложно. Гораздо больше меня волнует другой вопрос. А получится ли у итальянцев эту власть удержать? Их лидер в уже весьма преклонном возрасте. - Престарелый тиран? По нашим данным, утрясанием всевозможных вопросов и собственно организацией переворота занимается совершенно другой человек… - Да. Некий Энрико Максвелл. Человек без прошлого. В целом он неплохо подходит на роль руководителя и преемника. А еще лучше – на роль такого современного Брута. Ульрих усмехнулся. - В отличие от Брута, у него есть все шансы стать Цезарем. Танцовщица усиленно вертелась на шесте, показываясь в самых выгодных ракурсах. - Девушка явно рассчитывает на вознаграждение. – Максвелл сделал глоток из бокала с каким-то оригинальным коктейлем. - Ты скептик и сухарь, Рик, - хохотнул его спутник, небрежно доставая бумажник. - Кристиано! – Энрико брезгливо посмотрел на мужчину. - Я помню, помню. И все-таки, господин Максвелл, - Кристиано произнес эти слова с каким-то особенным сарказмом, - вы – зануда. И я не удивляюсь, что у вас нет подружки, зато есть две дамочки, которые пользуются пистолетом чаще, чем косметикой. - Они – профессионалки. - В древнейшей профессии? – Кристиано вздернул бровь. - Древнейшей профессией, Кристиано, по Библии считается убийство. - И все же! Это ведь уже не женщины. Но позволь напомнить, Рик, что ты – мужчина. - Тебя так волнует моя личная жизнь? - Я просто тебя не понимаю. Ты можешь завести себе девушку, любую, какую только захочешь, а вместо этого таскаешь в постель тех, кто под рукой. Энрико хмыкнул. - Ты пытаешься пропихнуть мне одну из твоих девочек? – Искоса глянув на Кристиано, Максвелл сплел пальцы в замок и продолжил, - Но если бы я пришел к тебе за этим, то не стал бы приезжать в клуб, а направился бы сразу в “Supplice”, ибо найти тебя проще всего именно в этом популярном борделе. Цель моего визита заключается немного в другом… - Sehr gut. – Майор отложил отчет в сторону. – Так значит, Ян, ты смог его сфотографировать? Хм… А ведь он еще очень молод. И уже такое влияние… - Будь он влиятельным, посылал бы секретарей. – Ян почесал затылок. – А так таскается везде сам, как бобик за косточкой. Максимилиан еще раз глянул на размытую фотографию. - Такие дела нужно делать лично. И в этом – главный просчет лидера Союза. Если, конечно, он не завоевывает власть, чтобы передать ее Максвеллу. Интегра так же крутанула фотографию. - Значит, он фашист… - Именно так. Хотя думаю, что в роли епископа он тоже был неплох. - Нам нужно как-то к нему подобраться… – Интеграл словно не слышала Майора, погруженная в свои мысли. – Как же это можно сделать? – Она вскинула голову. - Я ожидал этого вопроса. – Монтана самодовольно усмехнулся. – Послезавтра – день рождения Джозефо Вазари. Он обязан там быть. Я также могу предоставить вам своего снайпера и сопровождающих. - А разве я сказала, что Англиканская церковь будет сотрудничать с вами? Смею вас заверить, мы великолепно разберемся с итальянцами без вашей помощи, и настоятельно прошу не путаться под ногами. На этом считаю нашу беседу оконченной. – Девушка встала из-за стола и неторопливо вышла из кабинета, предоставив Максимилиану возможность скрипеть зубами в одиночестве.

Annatary: Millen, собственно говоря, ждала продолжения, для комментирования. Так сказать, побольше материала, для выработки мнения. И ты меня не разочаровала. Прекрасно! Спасибо. Давно являюсь поклонницей твоего творчества и с каждым новым произведением убеждаюсь, что не ошиблась. Идеи - восхитительны и оригинальны, воплощение не отстает. В твоем исполнении даже "Миллениум", поклонницей которого не являюсь, обретает для меня некий шарм. Жду продолжения, чтобы скопипастить (как и "Порочный круг") в коллекцию любимых фиков. Вот только, можно выскажу две микропридирки: Millen пишет: В кафе она успела спрятать его в кобуру и прикрыться длинным темным плащом. Может быть будет чуть корректнее сказать "прикрыла (или прикрыть)... плащом", мне показалось, что речь идет все же о пистолете. Millen пишет: Равно как и терять своих лучших убийц, которые, помимо убийства, замечательно варили кофе. Немножко тавтология получилась... Может будет лучше заменить "убийц" на "сотрудников", или, на крайний случай, "киллеров". Но это очень сугубое имхо. Можешь не обращать внимания даже.

Фьоре Валентинэ: Millen, маловато будет! (с) Но это интересно, воплощение на высшем уровне.

Nefer-Ra: Millen Мне вот почему-то кажутся немножко обрывочными сами кусочки, т.е. создается впечатление "перепрыгивания" с темы на тему. Но я думаю в законченном произведении, которое будет читаться не полстраницы в неделю, эффекта такого не будет. Продолжения, плиз!

Lenn_Noch: Знаете, мне очень нравится! Скоро будет продолжение?...

Millen: Вам повезло, что как раз эта глава у меня была продумана еще до завершения предыдущей...) Глава 6. La, sotto i giorni nubilosi e brevi, Nasce una geute a cui l’morir non dole. Petrarka * - Ненавижу официальные приемы. – Максвелл затянул резинку на волосах. – Абсолютно бесполезное занятие. - Шеф, вы вообще хоть что-нибудь любите? – Хайнкель деловито оправляла платье, пряча закрепленный на бедре пистолет. - Люблю. Например, хорошую погоду и классическую музыку. А вот наступать себе на горло, выдавливая пожелания удачи Джозефо – ненавижу. Он, конечно, нас прикрывает… Но и на нервы тоже действует. Юмико воткнула еще одну шпильку в волосы. - Зато там, скорее всего, будет весело. Это не такой уж официальный банкет, просто вечеринка. - Дорогая, у людей уровня Вазари не бывает «просто вечеринок». На вечеринках охрана не сидит под каждым столом, карауля гостей даже в туалете. Да и такого количества политиков и просто знаменитостей там не бывает. - Не смейте убивать его там. Подкараульте где-нибудь после приема. А в идеале – привезите в Лондон живым. – Интегра стряхнула пепел с сигариллы на ковер и снова повернулась к подчиненным. – А если его там не окажется, можете вообще не возвращаться. В таком случае советую вам взять пример с самураев. - Мисс, а кто-то из его ручных псин вам не нужен? – Анджей размял пальцы. - Ручных псин? Либо он сам, либо кто-нибудь из тех двоих, что он притащил тогда с собой. Они – его доверенные лица и в курсе всего. Виктория одернула монашеское одеяние. - Какое оружие нам лучше взять? - Что-нибудь небольшое и неброское. Не вызывайте подозрений! Ладно, можете идти. Рип обошла стол. - Это и есть план виллы Вазари? - Да. Вы будете вот здесь. Около забора будут дежурить наши снайперы. Но помни, твоя задача – снять Максвелла. На остальных можешь даже не отвлекаться. Ульрих сложил руки на груди. - Тебя будет сопровождать Капитан – на всякий случай. Но старайся все же не слишком афишировать наличие у тебя оружия. Охраны там хватает, а в такой день ее наверняка удвоят. Зал наполнялся гостями. - Итак, мы собрались здесь сегодня, чтобы поздравить с юбилеем… - Бессмысленная болтовня. – Максвелл отвернулся от сцены и подошел к Юмико и Хайнкель. – Все же это глупо. Ладно, сейчас скажут все речи и поздравления, и начнется собственно веселье. Юмико перевела взгляд на шефа. - А что вы понимаете под весельем? - Скорее всего, будут танцы, ну, и азартные игры, как же без них в таком доме. – Энрико пожал плечами. – Ты что-то подозрительно печальная сегодня. Что-то случилось? - Ах, ничего. Не стоит беспокоиться. – Девушка провела по воздуху плавную линию. – Просто мне кажется, что что-то сегодня случится. – «Или что кто-то из нас не уйдет отсюда живым…» - Кстати, вы танцуете? Мне не хотелось бы видеть перед собой незнакомую партнершу. Хайнкель усмехнулась. - Ю, ты умеешь танцевать? – Дождавшись, когда японка отрицательно замотает головой, Вольф продолжила: - Я училась немного, так что, думаю, не опозорюсь, если вдруг придется. - Отлично. - Поздравления заканчиваются, Ганс. – Рип тревожно выглядывала кого-то среди гостей. Оборотень пожал плечами. Ему на людские дела всегда было наплевать. - А вот основное представление еще впереди. Ганс, ты не видишь нашего клиента? Гюнше махнул куда-то в сторону, сам продолжая изучать пару в дальнем конце зала. - Он там? Gut. Анджей чуть поправил бабочку на шее и снова обратился к Виктории. - Тебе не кажется, что это все, - он обвел рукой помещение, - чересчур вульгарно? - Господин, - девушка чуть наклонила голову, - они пытались изобразить роскошь. У них получилось просто богатство. Хотя я считаю, что Вазари стоит расстрелять того, кто придумал идею празднества. На дворянина он похож менее всего. - Богатство, не знающее меры и грани между откровенностью и пошлостью… Чего стоят хотя бы официантки! Но должен признать, на куртизанок они похожи. Наиболее дешевых и опытных. Его речь заглушила музыка, раздавшаяся сразу отовсюду. - Венский вальс. Не выдерживают тематику, тут скорее Версаль. Рип чуть притопнула, наслаждаясь стуком каблука о мраморный пол. - Все же приятно иногда почувствовать себя женщиной, а не солдатом. Итак, где же наш итальянский красавец?.. Она поискала его взглядом. Максвелл о чем-то беседовал со своими спутницами. - Вырвем его ненадолго из привычной компании… - Простите, вы танцуете? – Обратилась немка к Энрико, старательно улыбаясь. - Я не гениальный танцор, но с такой очаровательной партнершей наверняка запорхаю, как бабочка, - усмехаясь, произнес Максвелл. - Великолепно, просто великолепно… - А теперь, фройляйн, я бы хотел узнать, зачем вам пистолет под юбкой. – Энрико резко перестал улыбаться. - Пистолет? О чем вы? – Рип хлопнула ресницами. - Вы – немка, каблуки вы носите нечасто, пришли с человеком, слишком не похожим на мирного дипломата… Мне продолжать? - А вы наблюдательны. – Ван Винкль позволила себе тень усмешки. - Стараюсь. Профессия, знаете ли, обязывает. А теперь давайте забудем об этом до конца танца – вы ведь не станете стрелять в меня у всех на виду? Музыка сменилась какой-то популярной мелодией. - Все же я не понимаю… Эта фрау – настолько явная шпионка или, может, вообще наша коллега, а он с ней танцевать пошел. - Хайнкель, может, она ему понравилась. Не возмущайся. - Понравилась? Она же фальшивая насквозь, Ю! И я не возмущаюсь. А ты действительно очень мрачная. Голова болит? - Нет, нет. Я что-то такое чувствую… Не знаю даже, слишком все странно и наигранно сейчас. – Такаги потрясла головой, разгоняя дурные мысли. – Наверно, я напилась уже тем несчастным бокалом шампанского, и скоро у меня будет белая горячка. - Они уходят. - Рип усмехнулась. – Но так просто они не уйдут… - Мы, кажется, не завершили разговора, господин Максвелл. – Рип вытащила оружие. Хайнкель проделала то же самое, но с секундным опозданием. - Чего тебе еще? - Я всего лишь хотела узнать, кого из вас мне убить первым. – Ван Винкль небрежно взмахнула левой рукой. - У тебя всего один патрон. – Юмико неожиданно сделала шаг из-за спины Энрико. – Ты блефуешь. Рип хмыкнула. - Поверь, мне хватит его на всех троих. А нет – так я не одна. Верно, Ганс? Максвелл поднял руки. - Ты собираешься сделать это здесь? - Если тебе так не хочется умирать ночью на улице, можем поехать в отель. – В тон ему ответила немка, поднимая пистолет. Раздался выстрел, но только оборотень заметил метнувшуюся тень… - Юмико! – Хайнкель на негнущихся ногах шагнула к телу подруги и коснулась пока небольшого, но расползающегося пятна крови на ее груди. – Юмико… * Там, где дни облачны и кратки, Родится племя, которому умирать не больно. Петрарка

Фьоре Валентинэ: ЮУУУУМИИИИИ! Но это так роматишно, так... так... слов нет. Красиво.... вот!

Nefer-Ra: О... процесс явно убыстряется. Где там был пранспарант с большими буквами "ПРОДЫ!", можно развешивать его на постоянное жительство тут.

Lenn_Noch: Мне кажется, госпожа Millen, я становлюсь Вашим фанатом! По-моему, глава лучшая. Да, воистину, жажду продолжения!

Millen: Всё. Проект официально объявляется завершённым. Глава 7. Fare thee well, and if for ever Still for ever fare thee well. Byron * Энрико зажмурился, пытаясь отогнать настойчивое видение. - …Увы, она мертва. Мы профессионалы в помощи живым, но не в воскрешении мертвых. – Врач стянул хирургические перчатки. – Ей уже не помочь. Проникающее ранение, потрясающе меткий выстрел… Мы ничего не можем сделать. …чужая кровь на руках, пугающая легкость тела, монотонные слова заупокойной молитвы… пустота. Максвелл моргнул и сделал судорожный вдох. - Да упокоишься ты с миром. – Пожилой священник закрыл молитвенник и еще раз перекрестил могилу. Хайнкель положила на гроб две белых розы и запрокинула голову к небу, словно надеясь увидеть там Юмико. Гроб мягко ударился о землю, и Вольф чуть слышно всхлипнула. Максвелл быстрыми шагами направился прочь от могилы. Распахнув дверь кабинета, он прошел к столу и рухнул в кресло. - Хайнкель, там, в баре, есть коньяк, – произнес он, откидываясь на спинку. - Сколько вам налить? - Принеси сразу все. И себе бокал тоже возьми. Садись тут, напротив. – Максвелл разлил коньяк по бокалам. Хайнкель сделала глоток и закашлялась. Максвелл пару секунд наблюдал за ней, а затем решительно осушил свой бокал. - Значит, он ушел. Почему? - Не имело смысла привлекать лишнее внимание. – Рип пожала плечами. Беседа, все больше напоминавшая допрос, длилась уже больше часа. – В конце концов, у меня был только один патрон, а у этой австриячки – полная обойма. - Мы это упустили… Куда он направился после этого? - Я не знаю. Мы вернулись на то место через полчаса, и там не было ни итальянцев, ни тела. - Они забрали свою подружку? – Док оторвался от блокнота, в котором делал записи. – Она была еще жива? - Нет. Похоже, не захотели просто так бросать на улице. - Не понимаю этих революционеров… Ладно, идем дальше. Англичане ничего не предпринимали? - Они были на приеме, я их видела. – Рип закинула ногу на ногу, – двое, мужчина и девушка лет восемнадцати. - Не танцевали? Оружия при них не было? - Оружие? – Ван Винкль на секунду замялась, - было. Немного. Мне вообще показалось, что они там скорее лазутчики. Да и убивать его они явно не собирались. Интегра на секунду оперлась руками на подоконник и бросила взгляд за стекло. - Значит, ушли. – Констатировала она, щелкая зажигалкой. - Ушли. Но не полным составом. - Что это значит?! Анджей хищно усмехнулся. - Одна из его «ручных псин» мертва, это точно. Новую он себе не так скоро найдет. - И что нам это дает? Вторая все еще при нем, а немцы уже опережают нас на шаг. Виктория поудобней устроилась на стуле. - У него вдвое меньше охраны, и подобраться к нему вдвое легче. Тем более вряд ли он сразу же начнет активно действовать. - То есть мы все же в выигрыше? Ладно. Жду подробного отчета в письменном виде. Свободны. Энрико не глядя вытянул руку в сторону и взял телефонную трубку. - Да? – от звука собственного голоса он поморщился. - Энрико, ты срочно нужен. – Джозефо был какой-то… не такой. Что же случилось? - Я же только… - Максвелл бросил взгляд на часы, - только семь часов назад от вас уехал. - Знаю. Дело срочное. Максвелл бросил взгляд на дремавшую напротив Хайнкель. - Еду. - Отлично. Все же эта штучка для изменения голоса – вещь на редкость полезная. – Интегра положила трубку. – Машина приведена в надлежащее состояние? - Да, госпожа. Тормоза в нерабочем состоянии. - Good. Будьте готовы в случае чего прикончить их, если они не разобьются. Когда секретарь ушел, сидевший в углу комнаты Анджей тихонько хмыкнул. - Старинная схема. - Зато отработанная, - парировала Интегра. – По крайней мере, с леди Ди она прошла. - И главное, ни для кого это не окажется сюрпризом… Покойный был связан с мафией, имел весьма приличные деньги для безработного, опять же, подозрительные связи… - Все логично. А зачем он Британии? Все сходится. Хайнкель завела машину. - Черт, как же неудобно на каблуках… Шеф, зачем нам туда? - Откуда я знаю? Вызвали. – Максвелл раздраженно пристегнул ремень. - Они выехали. - Отлично. Погоня присоединяется к ним на трассе, верно? - Так точно. - Окей. Жду отчета по результатам. - Шеф, за нами едут две подозрительные машины. У них английские номера. – Хайнкель бросила взгляд в зеркальце заднего вида. - Сбрось немного скорость. Может, обгонят. Вольф придавила педаль тормоза. - Что такое? – Максвелл повернул к ней голову. - Она… она не слушается… Похоже, тормоза неисправны! – Хайнкель побелела. - Неисправны?.. То есть? - Я не могу затормозить. Более того, скорость увеличивается!.. Мы разобьемся. Энрико неожиданно усмехнулся. - Что ж, по крайней мере, мы умрем красиво. Не выворачивай руль, от этого нет никакого толка. - Но шеф… Там же поворот! Если нас вынесет с трассы, то мы полетим с высоты примерно… - девушка тряхнула головой. – Что за глупые подсчеты! - Те, кто хотел нас убить, хорошо постарались. Если я сейчас как-то свяжусь с Джозефо – что невозможно, то он наверняка заявит, что не звонил. И я ему, пожалуй, поверю. А знаешь, с этого шоссе отличный вид. Особенно на облака… - Энрико взглянул на небо. - Действительно… - Хайнкель взмахнула ресницами. - Больше мы этого не увидим. …Машина пробила ограждение и вылетела на обочину, перевернувшись несколько раз. Облачный рисунок, движимый ветром, сменился. Из воздушных клубов, освещенных восходом, проявилось лицо молодой девушки. Трасса была пуста. Только далекий шелест листьев на деревьях, стеблей травы непрерывно шептал, как заклинание, их имена… «Сегодня на миланском шоссе случилась жуткая авария. Автомобиль протаранил дорожное ограждение и вылетел на обочину. Водитель и пассажир скончались. Предполагают, что причиной их смерти стали неисправные тормоза. Также в крови обоих был обнаружен алкоголь. К следующим новостям…» Максимилиан сплел пальцы в замок и с наслаждением их размял. - Венеция! Венеция! Каналы, гондолы и карнавал! Интегра усмехнулась и сделала глоток из чашки с кофе. - Голуби, торговцы и сырость. *Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай. Байрон

Фьоре Валентинэ: Сей опус прекрасен! Задумка блестяще реализована и конец... ммм... шикарный... я бы сказала - вкусный.

Шинигами: Ахахаха!! «Бойтесь серого кардинала» © Харухи. У вас отличные искариоты, ням-ням, я бы сказала. Все же – Чужие роли были примерены только к двум персонажам. К Хайнкель и к Максвеллу. Мне так показалось, почему-то. И Хеллсинг, и Миллениум действительно вышли только статистами для это парочки – не больше. Красиво провели от точки до точки. Я вам рукоплещу. Маленький момент: «австриячка» как-то царапнуло глаз. Не знаю почему. Аригато годхаимас за прекрасное времяпрепровождение. И да, напутствие: не сметь снижать планку!

Lenn_Noch: Жаааалко, что так быстро Вы закончили вещь со столь замечательной идеей... Но, балгодарю. Мне понравилось.

Улинталу: Браво. Миллен, я не могу тебе ничего добавить к предыдущим коментам, проэтому просто - это наполненая вешь.

Fairbrook: Ух... Сама идея, имхо, не слишком оригинальна, (в том смысле, что в чужие шкуры персов не раз уже засовывали)но воплощение искупает все. Во-первых - проработка. Детально, вкусно, аккуратно, четко. АУ получилась замечательная, полностью самобытное произведение. Персонажи живые, когда кто-то из них появляется на сцене, играет очень правдоподобно. Но они сменяются, а фигура Максвелла остается. Даже почти не ООС, разве что рассудительность и спокойствие выбиваются из общей картины. Но это - если брать его в моем восприятии. А в целом - великолепно выписанный персонаж. Настоящий центральный герой. Очень понравилась эта его фраза: - Верно. Именно так. Планируя будущее - всегда оглядывайся на прошлое, ведь все ошибки, которые ты можешь совершить, уже были совершены до тебя. Остается только не повторять их, вот и все. Жалко мне его=( В любой вариации^^ Придирка: - Действительно… - Хайнкель взмахнула ресницами. - Больше мы этого не увидим. Имхо, выделенное курсивом лучше сделать мыслью Хайнкель или вообще убрать. Ибо слегка штамповано и пафосно. И главное- точка поставлена просто шикарная: Максимилиан сплел пальцы в замок и с наслаждением их размял. - Венеция! Венеция! Каналы, гондолы и карнавал! Интегра усмехнулась и сделала глоток из чашки с кофе. - Голуби, торговцы и сырость

Nefer-Ra: Мало :( Но относительно логично :)

Белая Волчица: Браво автор просто молодец читать было легко и приятно



полная версия страницы