Форум » Ни дня без приключений » Правда о тебе (R; adventures; "Хеллсинг", А\И) » Ответить

Правда о тебе (R; adventures; "Хеллсинг", А\И)

Фьоре Валентинэ: [off]Сам автор рейтинги не проставил, так что не рискую, и пока ставлю минимум.[/off] АВТОР: DuchessRaven НАЗВАНИЕ: True to you (http://www.fanfiction.net/s/2839913/1/True_to_You) ПЕРЕВОДЧИКИ: Фьоре Валентинэ (Fiore140@ya.ru) и Светозарное Лео РЕЙТИНГ: R ЖАНР: Аdventures, Humor, Drama, ООС ПЕРСОНАЖИ: Алукард\Интегра, Уолтер, Виктория\Пип, Максвелл, Андерсон СТАТУС: закончен СОДЕРЖАНИЕ (перевод слов автора): В восьмом томе есть сцена, где Алукард погружается в воспоминания о времени, когда он был ребёнком (князь Дракула в тринадцать лет был в заключении у султана), и с ним очень плохо обращались. Раду - младший брат Влада Дракулы. Они оба были в тюрьме. Кроме того, в этом возрасте он был христианином (так сказано в манге) *в оригинальном переводе Влад назван католиком - прим.*. В общем, что-то случается, и Граф возвращается к этой форме, думая, что ему тринадцать, что идёт 1444 год, и что он в плену у султана. Единственный человек, которому можно доверять, который ухаживает за ним - кто бы вы думали? - Интегра. Да, это АхИ. Нет, никакой педофилии. ОТ ПЕРЕВОДЧИКОВ: Разрешение на перевод получено не было. Ожидается ответ автора. Запрещается размещать этот перевод без оригинальной шапки и без разрешения обоих переводчиков.

Ответов - 69, стр: 1 2 All

Фьоре Валентинэ: Глава одиннадцатая Около полуночи, на двадцать первый день, был новый сон. Снова замок, снова далёкая незнакомая страна, но на сей раз другая. Интегра обнаружила, что одета в белое, ниспадающее до пола платье с открытыми плечами. Талию охватывала тонкая золотая цепь с пряжкой в форме розы. Она прошла вдоль стены замка и поднялась на холм. В нескольких ярдах впереди стоял ломившийся от яств стол с двумя резными стульями. На одном из них сидела знакомая фигура высокого и статного мужчины с пышными усами – Интегру это смутило, она привыкла видеть своего слугу более… бритым. Привычного взгляду красного плаща не было и в помине – на нём были одежды, достойные правителя. Он ведь в самом деле был правителем, господарем. Стол не мог не радовать глаз: жареное мясо, свежие овощи и мягкий хлеб... другой стул был пуст, и Интегра знала, что поставлен он именно для неё. Она подошла к столу и присела. Шуганый слуга налил в кубок вина и поставил перед ней, но девушка была уверена, что сидящий напротив мужчина не подозревает даже её присутствия. Интегра смотрела на своего слугу, ныне господина. Он ел очень медленно, с какой-то вальяжностью, как подобает дворянину: отрывал мясо небольшими кусочками и медленно жевал, прежде чем проглотить. Это было так… странно – Интегра никогда не видела и не могла видеть, как он ест. Мужчина же не глядел даже в ту сторону, где она сидела. Он с интересом, словно на стоящее представление, смотрел вперед, наслаждаясь своим ужином. И тут он ухмыльнулся. Интегра решилась проследить за его взглядом. Перед ней стоял лес кольев. С крайним ужасом она отметила, что на каждый из них было насажено тело через грудь или живот. Некоторые были проткнуты вертикально – окровавленный кол выходил изо рта. Их было не сосчитать – лес тянулся на акры вперёд, трупам не было числа. Интегра чуяла запах крови и вонь человеческих испражнений – она била в нос так сильно, что девушка предпочла дышать ртом, зажав нос. Среди них были дети и старики, множество женщины, к грудям которых были пришпилены их собственные дети. Задыхаясь от вони гниения, она видела, что многие были ещё живы. Интегра ощутила на себе его взгляд и неуверенно повернулась. Он полуулыбался. - Неужели это те, кто ослушался тебя? – спросила она, еле шевеля языком. - Те, кто осмелился перечить тебе? Он смотрел на нее с минуту, потом покачал головой. И указал на одного из насаженных в первых рядах. - Нет, Хозяйка, - сказал он спокойно. – Это те, кто бросил вызов тебе. Она посмотрела снова. Лица жертв изменились. Прямо перед собой Интегра увидела Энрико Максвелла - толстый кол выходил из его груди, засохшая кровь залепила его лицо до самых потускневших глаз и заскорузла на волосах. Рядом с ним был Александр Андерсон, потом – рыцари из Совета двенадцати, те, что всегда осуждали её действия. Был капитан полиции, позволивший себе пошлый комментарий, когда она прибыла на место происшествия, Блуждающий в Ночи, который во время ареста сплюнул ей под ноги, и даже одна графиня, которая "случайно" облила вином платье главы организации на мероприятии, которое она даже посещать не хотела. Там были все они, все насаженные на колья, словно положенные к её ногам. Над прочим лесом возвышался кол по меньшей мере десять футов выше, чем остальные – там был дядя Ричард. Он был еще жив, стонал и корчился, но при малейшем движении сползал всё ниже. - Почему он там? - спросила она. - Потому что он совершил ужаснейшее преступление, - служанки взял свой кубок – в нём искрилась алая жидкость. Кровь. Кровь всех тех, кто когда-либо поднимал на Интегру руку. Он отсалютовал трупам кубком. - Смотри внимательно, Хозяйка, - поучительно сказал он. - Вот что случается с теми, кто осмеливается встать на вашем пути, кто настолько глуп, чтобы препятствовать вам. Они это заслужили. Это мой долг, мои достижения, и они – мои трофеи, - он протянул ей кубок. - Выпей за их упокоение. Она не могла себя заставить выпить это… вино. Он ничего не говорил, просто стоял позади неё. Нежно коснулся её шеи почему-то тёплой рукой и приказал слугам унести все яства. Вместе со скатертью. И тут она увидела, что это не стол вовсе, а гроб. - Что это значит? Он не ответил, просто наклонился к ней и, нежно обняв её за плечи, прошептал ей на ухо: - Здесь я родился, здесь я и умру. Она поняла… …Тяжело вздохнув, Интегра провела рукой по своим порядком свалявшимся волосам. Она не заходила в ванную уже несколько дней – ощущение грязного тела было не из приятных. А руки-то – более жалкого зрелища она ещё не видывала. Вдруг она поняла, что маленькая рука, обнимавшая её почти три недели, исчезла. На Интегру нахлынула паника. Она лихорадочно стала искать мальчика и тут нащупала его ледяную руку. Потом девушка почувствовала, как он дёрнулся и скорчился, словно выворачиваясь из её рук. Она подползла к мальчику – у него начались судороги. - Влад! - вскричала она. - Алукард! Очнись! Он бился в конвульсиях, глаза его были пусты и безжизненны, открыты. Она попыталась удержать его, но он дёрнулся с такой силой, что попал ей кулаком в глаз. Стороной промелькнула мысль, будет ли завтра синяк. Если завтра будет, конечно. Интегра лихорадочно соображала, как же его удержать и каким образом согреть, ведь с каждым мгновением его кожа становилась всё холодней. Он уходил… Снова в голове раздались его слова. Интегра пыталась завернуть его в одеяло, но стоило ей чуть ослабить хватку, как без того дрожащий мальчик резко вздрагивал, грозя снова заехать ей по лицу. В таком взволнованном состоянии она как-то не додумалась позвать кого-нибудь на помощь. Девушка подняла ребёнка: Пип оказался прав – он едва дотягивал до двадцати фунтов по весу. Она взяла несла его к подвалу, превозмогая боль в сломанной руке. Вот и комната, в которой он проснулся несколько недель назад. Интегра положила его в гроб. «Вот здесь я родился, здесь я и умру ...» - Ты просто хочешь умереть именно здесь? – спросила Интегра, отдышавшись. Нет, этого не может быть. Смерть ему как второе рождение. Для того, кто вечно ходит по грани между жизнью и смертью, все возможно. Он просто хочет лежать в своём гробу. Мальчик успокоился, его тело больше не билось в конвульсиях. Он медленно повернул голову и взглянул на девушку, чуть приоткрыв красные глаза – какая вселенская тоска была в них! Интегра осторожно переступила через борт и опустилась на обивку рядом с ним. Жестковатое ложе, но терпимое. Она легла и, обняв его, ласково улыбнулась: - Не умирай, Влад, - сказала она. - Не смей умирать. Мальчик приник к ней, всё также глядя полуприкрытыми сонными глазами. - Ты помнишь нашу первую встречу? - спросила она тихо, сдерживая слезы. - Ты помнишь, как я прибежала сюда, испуганная и наивная, надеясь скрыться от своего дяди? Ты помнишь, как я мечтала, чтобы мой защитник был рыцарем в сияющих доспехах? Я был настолько глупа – я думала, это всё, что мне нужно. Вместо него я нашла тебя, единственного, кто стал моим защитником и научил быть рыцарем меня. Ты помнишь тот разговор о моём отце, на балконе, в ночь? Ты сказал, что я похожа на него, но в чём-то сильнее, а в другом – слабее. Ты сказал, что я слишком серьёзна и что это принесёт мне смерть – я разозлилась и сказала, что тебе тогда тоже ничего хорошего не светит. Ты поддерживал меня всё время: и когда я была ранена, и когда больна, и ни разу не сказал по этому поводу ни слова. Ты, наверное, думал, что я тебя не заметила тогда. Я знаю, что беспокоился – незачем это отрицать. И это ты оставил букет роз на столе в моё шестнадцатилетие. Мальчик повернулся, словно во сне, но глаза его всё ещё были приоткрыты. Помнишь, как ты сопровождал меня на приём у королевы? И как я не хотела идти? А того придурка, который пытался со мной флиртовать, помнишь? Ты танцевал со мной, чтобы он меня не пригласил. Всю ночь. И это ты попросил, чтобы играли мой любимый вальс? Кстати, ты для своего возраста очень неплохо танцуешь. Его взгляд был всё также пуст. Она гладила его лицо. - Влад? Он вдруг взглянул на неё, небывало оживившись. - Ты помнишь, что спросил у меня тогда? Ты помнишь, Алукард? Он слабо кивнул. - Я не ответила тогда. А сейчас только решилась. Мы никогда не любили друг друга, но связь меж нами гораздо сильней, чем между влюблёнными. Мы делили пополам все болезни и трудные времена, ни один враг и ни одна стена не способны нас разделить. Я не уверена даже, что смерть может нас разлучить. Если бы не ты, я бы не выжила, - она обняла его за плечи. - Я однажды сказала, что в моей жизни нет и не будет места любви, но, по правде говоря, я не знаю, смогу ли жить без тебя. Мальчик сделал слабую попытку улыбнуться. И закрыл глаза. - Нет..., - прошептала она, уже не сдерживая катящихся по щекам слёз. – Нет, не умирай, не уходи, Алукард! Это приказ!

Светозарное Лео: Глава 12. Когда Интегра открыла глаза, мир перед ней был покрыт туманом. Несколько раз она поморгала, прежде чем поняла, что в комнате, где она находилась, было очень темно. Она не знала, где она лежит, только чувствовала, что там тесно. Она осторожно повернулась на спину и села, поморщившись от боли в сломанной руке. Глаза, красные, как кровь, смотрели на нее сверху вниз. Она вздрогнула, услышав знакомый голос: - Ты спала хорошо, Интегра? Поток чувств захлестнул ее. Рядом с ней стоял ее слуга, завернутый в красный плащ. Его длинные волосы ниспадали на плечи, закрывая лицо. Интегра замерла на месте, наблюдая, как он поднял руку в белой перчатке и убрал волосы с лица. Не в состоянии подобрать нужные слова, она издала какой-то клокочущий звук. Ее первым порывом было желание броситься к нему, дотронуться до его лица, обнять его, чтобы удостовериться, что он настоящий. - Маленькая леди опять напугалась грозы? Как будто ничего не произошло. Интегра почувствовала, как подергивается ее левый глаз. Алукард тем временем осматривал хозяйку с головы до ног. - Я, конечно, совсем не против того, чтобы ты иногда приходила ко мне полежать в моем гробу, свернувшись калачиком, - продолжал он. – В принципе, я мог бы и сам тебя сюда приглашать. Между прочим, хоть я и был бы безмерно счастлив стоять здесь и наслаждаться видом, - он указал на ее грудь, - у тебя блузка расстегнута. Он был прав. Щеки Интегры запылали, когда она опустила взгляд и увидела, что ее блузка действительно была почти полностью расстегнута, предлагая вампиру широкий обзор ее лифчика и живота. Заскрежетав зубами, она выбралась из гроба и чуть не упала, споткнувшись об его край онемевшими ногами. Алукард поймал ее за руку. - Куда ты, Хозяйка? Сейчас только светает. Если хочешь, ты можешь остаться здесь еще несколько часов, - он лукаво улыбнулся. – К тому же, ты сама пришла ко мне. Он ничего не помнит. Она оттолкнула его, но он всё-таки успел заметить ее перевязанную руку. - Что случилось с твоей рукой, Хозяйка? - Тебя не касается, - отрезала она и выбежала из подвала. - Не стоит так смущаться, Интегра, - прокричал он ей вдогонку. – Ты всегда здесь желанная гостья. Я даже приготовлю бутылку вина для следующего раза. Потирая виски, Интегра поднималась по ступеням особняка. Он был прав, только начинало светать. Не было необходимости кого-либо тревожить, тем более сейчас, когда всё вернулось, так сказать, на круги своя. Она вздохнула и отправилась прямиком в свою ванную. Оказавшись внутри, она набрала ванну, разделась и осторожно опустилась в горячую воду, стараясь не намочить сломанную руку. Вода действовала настолько умиротворяюще, что вскоре она уснула с улыбкой на устах. По крайней мере, он повиновался ее приказам. *** Алукард потянулся и заметил, что его тело несколько онемело. Он вытащил пистолет и отработал несколько маневров, затем принял несколько разных обликов. Всё было в порядке. Он вышел из подвала. Для сна было еще слишком рано. Образ Интегры не выходил у него из головы. Думая о ней, он внезапно понял, что она выглядела очень усталой и исхудавшей, когда лежала в его гробу. Ее правая рука была сломана, а ее левая рука была покрыта странными отметинами, которые были подозрительно похожи на порезы. Она была одета немного неопрятно, будто натягивала одежду в страшной спешке. Может, она увидела кошмарный сон. Он пожал плечами. Он хорошо понимал ее кошмары. Хотя они не выдерживали никакого сравнения с его собственными кошмарами, не каждый человек мог выдержать такие сны. Пару раз, когда ей было пятнадцать лет и когда она начала видеть кошмары, она кричала во сне и он приходил и успокаивал ее, стараясь не разбудить ее. Возможно, она это не помнит. Такие сны часто приходят к людям, которые ведут столь суровый образ жизни. Алукард почувствовал на себе чей-то взгляд. Он поднял глаза и увидел Серас Викторию, она держала Харконнен и выглядела очень удивленной. - Что с тобой случилось? – проворчал он. – Гули, наконец, откусили тебе язык? - Х-хозяин! – проговорила она, заикаясь. – С вами всё в порядке! Алукард издал страдальческий стон. Глупая девчонка опять бредила. - Ну конечно! Почему это со мной может быть что-то не в порядке? - Ну… я… - Серас задумчиво почесала голову, затем замолчала и скрылась в своей комнате. Прежде чем Алукард успел что-либо у нее спросить, на ступенях подвала появился Пип. - Йоу, Полицейская! – завопил он. – Перед тем, как пойдешь спать, мне нужно… - он остановился на полуслове. – Доброе утро, Господин Алукард, - сказал он, приветственно поднимая шляпу. – Рад видеть вас в добром здравии. Это тоже не имело никакого смысла. Но опять же, прежде чем Алукард успел хоть что-то спросить у предводителя Диких гусей, капитан побежал за Серас, бормоча что-то про клей и статую на лужайке. У Алукарда разболелась голова, что само по себе было очень необычно. Ему совсем не хотелось спать, хотя солнце было уже высоко. Может, его старый боевой товарищ разъяснит ему хоть что-то перед сном. С этой мыслью Алукард поднялся наверх. Уолтера нигде не было видно. Наконец, после двадцати минут поисков, наслышавшись странных слов от просыпающихся наемников, он нашел дворецкого, стучащим в дверь комнаты Интегры. Когда он подошел, старик уронил свою поклажу, в основном состоящую из марли и полотенец. - Алукард! – воскликнул дворецкий, совершенно не замечая кучу тряпок под ногами. – Слава Богу! – прошептал он, а потом повторил громче, - Слава Богу! Все сошли с ума, первым делом подумал Алукард, когда Уолтер в два скачка приблизился к нему и осмотрел его одежду, будто удостоверяясь, что она была настоящей. Вампир отвел руку дворецкого. - Что с тобой случилось? – нетерпеливо спросил он. – И вообще, что случилось со всеми вами? Я оставил вас всего на пару дней, и весь особняк свихнулся. - На пару дней, - Уолтер осекся. Он осмотрел Алукарда с головы до ног. – На пару дней, да? – медленно повторил он. – Ну, может, тебе надо спросить у Интегры, в чем дело. - Как мне кажется, с ней тоже не всё в порядке. Она вроде спала в моем гробу этой ночью. - Правда? – кивнул Уолтер со знающим выражением лица. – Ну, я уверен, что у нее были на то причины. - Она выбежала из подвала, когда я хотел ее обо всем расспросить. - Расспросить? - В моем стиле. Дворецкий вздохнул. - Ты никогда не изменишься. Но, думаю, этого и следует ожидать. – Он нагнулся и собрал все вещи с пола. – Думаю, мне это больше не понадобится. - А для чего это всё? Уолтер улыбнулся. - Не беспокойся об этом. Иди спать. Ты сможешь поговорить с Интегрой сегодня вечером. - Поговорить о чем? Но дворецкий уже ушел. Пожав плечами, Алукард вернулся в свой подвал. Полицейская опять кричала на француза, так что ничего не изменилось. Он лег в гроб и закрыл глаза. Несколько секунд спустя он резко поднялся.

Фьоре Валентинэ: Боже, я так и представляю себе физию Алукарда... Шикарная глава!

Светозарное Лео: да ну, автор его каким-то дурачком сделала. последняя глава, где всё объясняется, вообще ппц. ((( слово за тобой, дорогая Фьоре. Добьем этот фик и раскупорим бутылочку бургундского!

Фьоре Валентинэ: Глава тринадцатая Интегра вытерла голову и растёрла по коже прохладное масло. Она одела свежую, чистую одежду и обработала все порезы на многострадальной левой руке. Хотелось бы, конечно, чтобы правая рука пришла в порядок, но на то требовалось время. Хотя сейчас Интегра чувствовала себя значительно лучше, чем месяц назад. Глядя на себя в зеркало, она увидела растущий под правым глазом синяк. Дотрагиваться до него было больно, впрочем, пудрой скрыть вполне можно – в конце концов, не светить же ей таким «фонарём». Она протёрла очки и вышла из ванной. Алукард сидел на постели. Интегра застыла в дверях от удивления. Вампир встал и подошел к ней, покаянно склонив голову. Она смотрела на него недоумённо, когда нежно целовал ей руки. - Как же вы могли порезать их, Хозяйка? - говорил он. - Ваши красивые руки порезать ради меня… Усмехнувшись, она аккуратно высвободила свои руки из его. - Ага, значит, вспомнил. - Немного, - он проследил, как плавно прошла к стулу, на котором покоился пиджак. - Как долго? - Три недели. - И всё это время вы провели рядом со мной? - Ну уж двадцать один день – точно, - она одела пиджак, отряхнув его. – Исполнила свой долг, говоря по-твоему. И тут она почувствовала, как её обнимают сильные мужские руки – поражённая, Интегра не пыталась высвободиться. Они просто стояли, ни слова не говоря друг другу. - Ты так волнуешься из-за этого? – вдруг спросила она тем же самодовольным тоном, коим он недавно спрашивал её в подвале. – Твоё благополучие – моя ответственность. Я сделал то, что должна была. - Я прошу прощения, - прошептал он ей на ухо. - За что? - За все эти неприятности. - Со мной было больше проблем. - Мне только жаль, что я совсем не помню вкус твоей крови. Она усмехнулась. - Это предложение потеряло свою силу. Интегра почувствовала, как он улыбнулся. - Все в порядке. - Ты можешь идти, - сказала она. - Извинения приняты. Алукард промолчал. Она обернулась к нему. Они стояли, смотрели, словно пытаясь читать мысли друг друга. Затем он спросил: - И что же теперь? - Дела, как обычно, - сказала она, поправляя пиджак. – Хотя я всё-таки хотела бы услышать, что произошло. Алукард отвернулся. - Это нелегко объяснить. - То есть, ты сам не знаешь? - Ну почему же? Предполагаю. Хотя мне несколько неприятно, что ты видела худший из моих снов. - Это… было на самом деле? - Очень-очень давно… но да. - Но это же… ужасно… такая боль… такая боль для ребёнка… - Боль проходит. - Так почему же ты принял ипостась, которая помнит это так хорошо? Алукард улыбнулся. Той печальной мудрой улыбкой, что она представляла только в мечтах. - Клин клином вышибают, - сказал он ей. – Иногда открывшиеся старые раны помогают избавиться от новых. У неё ёкнуло сердце. - Что же могло такого случиться? - Помнишь, что ты сказала мне вчера вечером, Интегра? - Я много чего сказала. - Ты сказала, что, хотя в твоей жизни нет места любви... - …Но я уверена, что не смогу жить без тебя, - теперь была ее очередь отвернуться, чтобы вдоволь покраснеть. - Да, я помню. - Это правда? Она вздохнула. - Это имеет значение? - Да. - Хорошо, - Интегра скрестила руки на груди. – Думаю, это правда. И что тогда? - Я просто хотел убедиться, - сказал слуга. - Что моё чувство взаимно. Той ночью, когда я вернулся, я слышал ваш с Уолтером разговор, и в первый раз в своей жизни испугался, что ты видишь меня не таким, какой я есть на самом деле. Она медленно подняла взгляд. Их глаза встретились. - Ты боишься, что я не ... - ... Видишь меня так хорошо, как я тебя тебя. - И как же ты меня видишь? - Ну уж если ты себе этого не представляешь, Алукард усмехнулся. – То и я тоже. Интегра открыла рот, но, не нашедши слов, закрыла его снова. Они снова молча стояли друг напротив друга. Наконец Алукард поклонился. - Я должен вернуться в свой подвал, Хозяйка, - сказал он своим буднично-насмешливым тоном. - Если для меня нет никаких указаний. С моей стороны было бы чересчур самонадеянно полагать, что я всё ещё желанный гость в вашей спальне. Интегра усмехнулась, полуприкрыв глаза. - Ты прав, слуга, - сказала она, а потом добавила: - Но если тебя замучает бессонница, я готова пересмотреть этот вопрос. КОНЕЦ

Светозарное Лео: ай да мы, ай да молодцы! ))) Фьоре, ты молодец!

Фьоре Валентинэ: Светозарное Лео, и ви-таки молодец))) Ох, и как я романтику крутила....Х))

Melissa: Вух, наконец-то фик дочитан. Вы молодцы, девчонки, что довели это дело до конца, несмотря на собственную загруженность и то, что изначально фик был выбран вообще не вами. Я даже не знаю, как выразить свою благодарность, но вы невероятно быстро работали - я такого темпа даже не ожидала. Вашему уже, видимо, сложившемуся коллективу нужна только более-менее свободная бета, чтобы ловить очепятки и прочие погрешности. А по-самому фику: мне не кажется, что Алукарда показали идиотом, по мне нормальный фикерский Алукард. Это уже видение автора, так же, как видение Интегры и прочих персонажей. Но мне больше в этой истории все-таки понравилась идея неосознанного и непланируемого перевоплощения во Владика, которое заставляет всех взглянуть на Кровавого Князя под другим углом. Также мне очень импонирует, что концовка не явно романтическая. Я очень люблю прописываемую в АИ нужность, хотя финальные реплики звучит очень многобещающе для возможного романса

Фьоре Валентинэ: Melissa, ой, спасииибо Вот только лично я работала быстро, потому что у меня впереди ещё мноооого всякого Х)

Annatary: Фьоре, Лео, спасибо вам за перевод! Еще раз повторю, что вы огромные молодцы! По самому фику. В начале и примерно на две трети сюжет был "закрученнее" чем в конце. Последние главы и концовка немного расстроили своей "предсказуемостью". Но это уже ни в коей мере вопрос не к переводчикам.

Фьоре Валентинэ: Annatary, Рада стараться на благо фандома У меня самой к автору немало претензий, начиная с католической веры мальчика и заканчивая его характером и внешним видом

Girlycard: Фьоре Валентинэ, Светозарное Лео, вы обе чудесные переводчики. Спасибо большое вам обеим за этот фик...) Больше ничего не скажу, не хочу повторяться ^^

Lisichka: Фьоре Валентинэ, Светозарное Лео вы молодцы! Действительно интересный фик.) А скорость вашего перевода просто поражает, спасибо вам за ваш труд!

Светозарное Лео: наконец, мы все прочитали фик. хочу сказать, что концовка меня жутко разочаровала. подумать только: алукард, весь из себя такой крутой, подслушал разговор интегры и уолтера, где говорилось, что в сердце интегры нет места любви, как наш бедный вампирчик расстроился до такой степени, что превратился в бедного мальчика, совершил геройский поступок, а потом и слег, причем, болея, он из интегры веревки вил, то кровь ее пил, то к ее голому телу прижимался... я ожидала большего от повествования. мне лично оч обидно, что концовка свелась к розовой романтике. я лично представляла себе, что какой-то враг специально отшиб алукарду память, сюжет себе навыдумывала... да, как и Фьоре, я рада стараться на благо фэндома. хотелось бы продолжить наше плодотворное сотрудничество с Фьоре. )))

Фьоре Валентинэ: Спасибо-спасибо!!! Так приятно слышать, что кто-то читает ^^ Светозарное Лео, о, у это автора есть ещё одна позитивная вещь)) была, по крайне мере)

Melissa: Фьоре Валентинэ, что за вещь? у автора помимо вполне обычных, просто хорошо написанных фиков есть несколько позитивнейших и необычных, но на очень большого любителя вещей. Всякие там абрахамы и мпрегнутые алукарды. Светозарное Лео, ну мне кажется, что превратился он не потому, что расстроился и впал в уныние. Я додумываю это так: он решил понять, почему Интегра его не может полюбить, и решил покопаться в своей памяти, выяснить, какой момент был поворотным для превращения в вампира. Вот и докопался.

Светозарное Лео: Melissa, вот на основе этого диалога делаю свое умозаключение - Так почему же ты принял ипостась, которая помнит это так хорошо? Алукард улыбнулся. Той печальной мудрой улыбкой, что она представляла только в мечтах. - Клин клином вышибают, - сказал он ей. – Иногда открывшиеся старые раны помогают избавиться от новых. от подслушанного разговора он испытал боль, которую перекрыл другой болью, еще большей.

Фьоре Валентинэ: Melissa, мпрегнутые алукарды *пакостно хихикает* найдём)) А давайте у автора спросим?))

Melissa: Светозарное Лео, хм, здесь уже видение читателя. Я вижу, что это у него вызвало досаду, удивление, недоумение, легкое возмущение, но не отчаяние. Будь там трагизм и настоящая боль, он бы так легко себя не вел в последней главе.

Melissa: Фьоре Валентинэ, тебя стали интересовать мпрегнутые алукарды? вот: http://www.fanfiction.net/s/3834779/1/Helping_Hand - собственно, здесь Герликарду не повезло мощно. вот еще: http://www.fanfiction.net/s/2847586/1/The_Way_to_an_Heir - здесь уже Алу от Интегры, об этом фике я когда-то писала в дайрике. Про Абрахама я наврала, это у SilverHawke13 было. АПД. SilverHawke13 сменил ник, теперь это Schingiuire

Фьоре Валентинэ: Melissa, в смысле, ещё хуже найдём)) Бешеному фанату семь извратов не круг, чего только не найдёшь, особенно в западном форуме Х)

Шинигами: Воть и я прочел. Впечатления смешанные. Одно хочется оговорить сразу - работа переводчиков хороша, это не подлежит сомнению. Разве что ему стоит придать более художественный вид, убрать тяжеловесные конструкции и заменить синонимичными и приятными. Касаемо самого текста у меня сплошная мешанина. С одной стороны, очень хороши характеры. Всех, кроме Влада. Честное слово, лучше бы она не писала меленького Алукарда -_-" Это какой-то клошаренок из подворотни, а не сын дворянина. Про факт самого изнасилования Шинь и вовсе скромно молчит. Чую, что скоро присоединюсь под стяг к Фьоре и буду загрызать все, кто плоюет на историю. Хирано первый на очереди. С другой стороны - обилие ляпов фактических просто глаза вырывает. Картошка и томаты чего только стоят. Отдельно повеселил Влад, не прочуявший, прошу прощения, женскую сиську. Ну да это просто повод поржать немного. Леди-параноик, трясущаяся за свою спальню. Пип, шмаляющий по статуям. Искариоты, захаживающие в гости - честное слово, это просто неописуемо. "Дрочу и плачу". С третьей стороны, английский юмор, несомненно, хорош. Очень понравился сон с господарем. Воспоминания леди - отлично прописанная эмоциональная речь Сама манера разговора вампира завораживает. Но если суммировать, прибавить отсутствие нормального обоснуя, достаточно скупой язык, за что я так не люблю английские фики, авторский произвол и желание левой пятки, то мне скорее не понравилось, чем понравилось. Вот. можете ударить меня тапкой. И повторюсь - переводчики вообще не трогаемы мною, они по умолчанию хороши.

Урсула: А мне понравилось. Как уже сказано - переводчики хороши. Не то что я... Сюжет интересен. Я придерживаюсь концепции "Много фиков, хороших и разных" Поэтому похвалю автора. Я подобного раньше не читала. И маленький Влад меня умелил просто донельзя

Фьоре Валентинэ: Шинигами, благодарю за похвалу, ми-таки старались) Боюсь, тяжеловесные конструкции как раз и есть результат перевода По крайней мере, у меня очень часто много мелких "телеграфических" предложений превращались в одно большое) Урсула, таки хорошо уже то, что человек преодолел ступор перед рядком странных букв)) Остаётся только художественная обработка текста) Это со временем А теперь моя личная критика. Да, как говорила Шинигами, фактические ошибки добивают, особенно придирчивую в этом плане меня. О, как я надеялась, что в двенадцатой главе читателю по полочкам и обоснованно распишут, что же такое произошло и по какой причине (особенно хотелось профессионализмов :)), а в результате среди трёх страниц печатного текста я увидела какое-то туманное "клин клином вышибают" и разговор, о котором (и его самого тоже) вообще ни слова не было за весь фик Теперь по так умилившему всех Владу. Как я уже говорила, нелюбовь к обосную передаётся через американское гражданство. Во-первых, что за "выглядел на десять лет"? Можно не знать, с какого возраста княжеские дети начинают обучаться (а это шесть лет), но додумать элементарно - в тринадцать лет ребёнок, тем более, южанин, наоборот выглядит старше, чем есть. Это факт. Во-вторых, Это какой-то клошаренок из подворотни, а не сын дворянина. Вот именно. Даже сейчас десятилетний сын того же олигарха ставит ультиматумы своей няньке, так что в то время, когда правитель считался "помазаником Божиим", всё было даже страшнее) В-третьих... ради Бога, ну уберите вы этого султана! Хирано ж не написал, что это "эмир эмиров" - если хотите писать, как... насилуют невинных мальчиков, возьмите коменданта Эгригёза. Но по факту - не могли. Он не раб, он заложник. Темницы - тоже голливудизм. Причина? Самая простая - сверху . Фанфик сгасился, как мяч под сеткой. Автору не хватило терпения. Кстати, у оной дамы на все претензии, выше описанные, один железобетонный факт - она не интересуется историей Европы и не читала про Влада вообще, она "просто написала фанфик по Хеллсингу". Итак, я ожидала одной из самых распространённых концовок - Интегре грозит опаснейшая опасность, Влад резко превращается обратно в Алукарда, всех крошит, объясняется в любви Хозяйке, а потом в последней главе они потягивают чай\вино и обсуждают, как и что произошло. На деле они посмотрели общих снов, трагически поумирали и протрепались всю главу на пространные темы, а в конце Интегра не особенно туманно намекнула Алукарду, что готова с ним переспать. Разжалобил, называется, - вот вам и весь обоснуй как по Фрейду...Х) Подкупает юмор. Мой самый любимый эпизод: - Материнская забота – не самая свойственная вам черта, леди Интегра. Вы прекрасный лидер организации, но у вас нет никакого опыта общения с детьми. - Я достаточно давно имею дело с Энрико Максвеллом. - Маленькими детьми. Однако ж в общем и целом - чудесь . Конечно, новая попытка воплотить эту идею была бы плагиатом, но я уверена, что сей сюжет можно исполнить лучше)

Melissa: Фьоре Валентинэ пишет: Конечно, новая попытка воплотить эту идею была бы плагиатом, но я уверена, что сей сюжет можно исполнить лучше) Если есть желание написать лучше, то фикера не должно останавливать ничего. Тот же Кифа честно сказал, что до него уже писали кросс по Хеллсингу и Поттериане, и даже назвал конкретных авторов, которые это делали, но разве от этого мы ценим его удавшееся произведение ниже? И не согласна я с такой категоричностью по поводу плагиата. Каждое написанное А/И, или Серас/Пип - это попытка взглянуть на пейринг под другим углом. А если я напишу про Владика, который будет исторически правильным и начнет пробовать гонять слуг, потребует коня, меч и достойную ему по статусу одежду, то это уже будет другой фик. Если же я обосную это превращение совсем другой причиной и устрою в финале смертоубийство леди рукой по-вампирски кровожадного Влада, не скрепленного печатями, то здесь будет и вовсе не плагиат фика, а скорее разработка идеи, хотя я в шапке и буду обязана прописать, что вдохновлялась таким-то произведением такого-то автора. Просится мне на язык один пример из русского ТФ-фандома, где один автор прописал свой, отличный от канонического, вариант возникновения трансформеров. Далеко не один фанфикер брал эту версию, ибо очень она интересна и необычна, и просто указывал, кто автор идеи и в каком фике она впервые появилась.

Mery French: Фик божественен! Лично мне безумно понравилось...-_- Хотя концовка действительно запутанная...

Las Vegas: просто рвусь на части от эмоций. Бесподобно! Автор вы не просто талант, вы - ТАЛАНТИЩЕ! Перевод отличный

Фьоре Валентинэ: Спасибо, мы старались :)) А к автору надо писать в другое место Х))

Белая Волчица: Я в шоке фик просто нечто *пошла под стол под впечатлением*



полная версия страницы