Форум » Ни дня без приключений » Еще одна попытка (R; Интегра, Алукард, Волтер и др.; экшн) » Ответить

Еще одна попытка (R; Интегра, Алукард, Волтер и др.; экшн)

Урсула: АВТОР: Урсула БЕТА: она, бедная, очень старалась МЫЛО: noryella@yandex.ru НАЗВАНИЕ: Еще одна попытка ПЕРСОНАЖИ: Интегра, Алукард, Ричард, Уолтер, Валентайны, королева + ОС РЕЙТИНГ: на всякий случай поставлю R (и то только из-за Яна) ЖАНРЫ: драма, романс, экшн. СОДЕРЖАНИЕ: отношения между Интегрой и Алукардом гораздо сложнее чем кажется. Он для нее всегда «еще одна попытка». ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: смерть персонажа, точно AU может легкий ООС. СТАТУС: временно разморожен (не знаю на сколько меня хватит на этот раз) ОТ АВТОРА: не знаю отчего и почему появился этот фанфик, просто в момент соткался сюжет и начало. Сейчас все это гораздо медленнее обрастает подробностями, так что продолжению точно быть. И да, если можно не сильно кидайтесь тапками

Ответов - 13

Урсула: День выдался пасмурным, но не смотря на это леди Хеллсинг наслаждалась каждым глотком свежего воздуха. Она вот уже несколько месяцев не выбиралась на полноценные прогулки. Нельзя же считать таковыми поездку по задымленным улицам Лондона или редкие выезды на задания. А сегодня она просто взглянула в окно и не смогла устоять. На дворе стояла осень. Конец сентября – ее любимое время года, когда листья на деревьях только-только начинают желтеть и в воздухе повисает легкий и практически неощутимый запах увядания. Не смерти или затхлости, к которым она привыкла на работе, а именно увядания, но не обреченного, а пронизанного надеждой на скорое возрождение. Она шла по дорожкам одного из лондонских парков и наслаждалась шуршащими под ногами желтыми листьями, поскрипыванием старых деревьев. И даже набухшие дождем серо-стальные тучи не могли испортить ей настроения. На губах леди Интегры играла легкая, ностальгическая улыбка. Осенью на нее всегда нападало расслабленное и отстраненное состояние, словно она подобно природе готовилась ко сну. Но «уснуть» ей не удавалось никогда – из этой приятной дремоты ее выдергивали срочные сообщения о нападениях нежити и приходилось собираться, стискивать себя в кулак и отдавать приказы. А по ночам с улыбкой рассматривать свое отражение в оконном стекле, рыдающем первыми осенними дождями. Леди вышла на меленький изогнутый мостик над прудом и остановилась, облокотившись на перила и рассматривая как по воде расходятся круги от падающих в нее листьев. Мысли леди Хеллсинг продолжали течь так же размеренно и неторопливо. Сегодня, сейчас ей некуда было спешить. Никто из ее близких не разделял ее любви к осени. Виктория предпочитала весну – пору любви, возвышенных, нежных чувств и робких признаний в тенистых уголках оживающего сада. Серас и весна были так похожи – буйные, яркие, жадные. Они наполняли все вокруг себя радостью, светом, теплом и каким-то лихорадочным весельем. Но как и весенние грозы, Виктория могла быть страшной, жестокой, безжалостной. Уолтер предпочитал лето. Пусть в Англии оно было и не таким жарким, как скажем в Италии или Франции, но все же лето давало возможность вздохнуть полной грудью, успокоится и придти в себя после безумств весны…что бы погрузится в совсем иные, «взрослые» развлечения. Когда Интегра, будучи еще маленькой девочкой, спрашивала у дворецкого что он имеет ввиду, мужчина отвечал что «Когда леди вырастет, то все поймет сама». И вот леди выросла и с усмешкой понимает о чем шла речь. В молодости у Уолтера отбоя не было от поклонниц и симпатичному мужчине всегда было чем и кем заняться в томные летние вечера. Даже не стоит уточнять то, что последний, но и самый непредсказуемый слуга леди, Алукард, любил зиму. «Потому что ночи длиннее» всегда был его ответ, сопровождаемый сверканием красных глаз и едкой усмешкой. Но на взгляд Интегры это было не единственной причиной. Как ей казалось, зимой Алукард в какой-то мере переставал ощущать свое одиночество, свою отверженность. Зимой все было мертво, не только сам бессмертный вампир. Ее размышления прервал хруст ветки. Интегра резко вскинула голову, рефлекторно начиная тянуться к пистолету. По дорожке ей на встречу шел высокий мужчина. Куртка и толстовка с глубоко надвинутым на лицо капюшоном болтались на широких, но худых плечах. Испачканные в грязи ботинки и черные джинсы. На руках перчатки с обрезанными пальцами. Все это мозг Интегры отмечал автоматически устанавливая, что приближающийся объект не опасен, хотя интуиция продолжала тихонько нашептывать, что ничем хорошим эта встреча не кончится. До незнакомца оставалось шагов десять и леди чуть повернула голову назад. Трое ее охранников, тщательно изображающих из себя, веселую и чуть подвыпившую компанию находились метрах в двадцать позади нее и она уже начала жалеть что приказала им дать ей столько уединения сколько она пожелает. Сойдясь на указанном числе метров сотрудники Хеллсинга сдались, но не давали увеличить это расстояние даже на пол метра. Стараясь не поддаваться панике, она тщательно анализировала что же такого необычного было в этом мужчине, что чувство опасности никак ее не оставляло, а только усиливалось по мере приближения шелестящих по листьям шагов. Вот они поравнялись и пальцы Интегры сжалась на рукоятке пистолета, она приготовилась стрелять на слух, но незнакомец просто прошел за ее спиной. Можно спокойно выдохнуть. Она даже не заметила когда перестала дышать. Но внезапно шаги остановились. - Простите, мисс. У вас не надеется огоньку? – Интегра развернулась. Незнакомец стоял всего в паре шагов от нее и показывал зажатую в тонких, бледных от холода пальцах дешевую сигарету. Она попыталась рассмотреть подробнее его лицо, но из-за капюшона и рано сгустившихся сумерек это не удавалось. Вытащив из кармана зажигалку она протянула ее незнакомцу. Тот взял ее очень аккуратно, стараясь не коснуться своим пальцами руки леди. Щелчок зажигалки получился очень громким. Незнакомец сделал длинную затяжку, обуглившую сигарета почти на треть. - Спасибо, леди. – голос у мужчины был хриплый и надтреснутый со странным присвистом. - Не стоит благодарности. Можете оставить зажигалку себе. Интегре очень хотелось что бы он поскорее ушел. «О чем думает охрана? Я стою и болтаю с неизвестно кем, а они там прохлаждаются…» Леди скосила взгляд в лево, но никого так и не разглядела. В парке повисла тягостная тишина. У нее все внутри сжалось и она откровенно обернулась, пытаясь высмотреть куда запропастились ее телохранители. На дорожках парка никого не было. - А ты, Интегра, оказывается вполне нормальная…с людьми. Интегра уже все поняла, но обращение заставило ее инстинктивно повернуться на звук собственного имени. В руках незнакомца блеснул острый длинный тесак, как в фильмах про маньяков. Леди успела только мысленно вскрикнуть «Алукард!» и что-то холодное с шорохом вошло ей точно в сердце. Она сделала шаг назад и как в замедленной съемке видела как окровавленный нож выскальзывает из ее груди. Последний рывок, сопровожденный хлюпом и по пиджаку быстро стало расползаться багровое пятно… Чьи-то твердые, надежные руки подхватывают ее сзади… Она слышит приглушенный звук выстрела и визг ее убийцы-вампира, обращающегося в пепел. Все вокруг начинает темнеть, но она успевает увидеть светящиеся алые глаза с застывшем в них непонятным выражением и Его голос: - Хозяйка… * * * Легко и спокойно… Нет ни мыслей, не забот, ни переживаний, ни чувств. В этом месте, наполненным светом и теплом, нет ничего и никого… Тогда откуда же она слышит голоса? Громкие и тихие, яростно спорящие и спокойно увещевающие… Знакомые… Откуда она их знает? - Это больше не может продолжаться! Она больше не выдержит! - Успокойся, друг мой. Она способна пережить и не такое. - Нет! Все! Хватит! Я больше не позволю этому повторяться! - Да, все ее попытки окончились одинаков – ничем! - Но ведь прогресс был… - Что ты называешь прогрессом? То что он совершал самоубийство? То что его отправляли в заточение? Или то что он самолично убивал ее? - Нет, но… - Что «но»? Какие тут вообще могут быть «но»?! Это безнадежно! - Она так не считала! - Она наивная, глупая, влюбленная девчонка! Она считает что из монстра можно сделать хотя бы человека, а это НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО! - Я тоже считаю, что она не права и пора все это прекращать. Мы рискуем потерять ее… - Нет! Она будет продолжать! - ЧТО?! Ты ума лишился? Она загубит себя! У нее было столько попыток… - Значит нужна еще одна! И не смотрите на меня так! Думаете мне легко наблюдать за тем как она страдает каждый раз? Нет! Мое сердце разрывается от боли, но вы просто представьте, что она вам скажет, если вы вернете ее сейчас… Тишина. - Поняли? Это ее выбор. Ее путь. Ее крест. И она не сдастся до самого конца и будет пытаться вечно. - Она считает, что ошиблась, что не досмотрела, не уберегла. Она уверена, что сможет все исправить. И она должна это сделать. - Но… - Нет. Все. Разговор окончен. - Хорошо. Мы вернем ее сейчас же? Все с начала? - Нет. На этот раз мы немного поменяем обстановку… Голоса смолкли и она почувствовала чье-то присутствие рядом. Ее окутали нежность, забота и смешанная с огорчением и тоской любовь. - Ты все слышала? – голос приятный, глубокий, заставляющий парить на крыльях. - Да… – тихий, только для него предназначенный ответ. - Как не стыдно? Разве тебе никто не говорил что подслушивать нехорошо? – она знает, что Он улыбается. И она отвечает тем же. - Нет. - Ты не исправима. – ее волос касаются чуткие пальцы. – Готова? - Да. - Не передумала? - Никогда. Я должна. – ее голос звучит решительно и твердо, хотя все так же тихо. - Хорошо. До следующей встречи, девочка. - До свидания, Отец. Несильный толчок в грудь. И бесконечное чувство падения. Раньше она боялась этого, но теперь перестала. Потому что знала, что когда-нибудь это закончится. И дальше она будет стремится только вверх. И она будет не одна. * * * Электронные часы на прикроватной тумбочке показывали ровно семь часов утра, когда включилось радио и из колонок полилась симпатичная мелодия. Из под светло-голубого одеяла высунулась изящная рука с тонкими пальцами и вместо того что бы выключить будильник подкрутила громкость. Звук стал громче. Мелодия сменилась приятным голосом радио-ведущего, вещавшего о том, что над Лондоном начинается новый, прекрасный день. Любопытный лучик солнца проник в комнату вместе с порывом ветра, раздувшего занавески, и скользнул по смуглой коже, оставляя теплый след. Ярко-голубые глаза лукаво сощурились на незваного гостя. - Нда, день и правда обещает быть чудесным…

Фьоре Валентинэ: У меня смутные подозрения - давайте дальше

Светозарное Лео: Начало рассказа безмерно порадовало. Я тоже люблю осень, поэтому наслаждалась поэзией автора. Но продолжение расстроило: сколько раз авторы убивали Интегру, бедную девочку, что даже жалко... продолжение очень хочется. Урсула, если проды скоро не будет, я торжественно обещаю Вам лопнуть от любопытства!

Шинигами: Хорошие описания, неплохой слог) Читать пустой диалог было сложновато, но в целом, довольно интересно. Саммари очень интригует) Буду ждать продолжения)

Урсула: Обещанное продолжение. Появлени всех авторских персонажей. Интегра была уже почти готова, когда ровно в девять зазвонил домофон. Девушке оставалось только накинуть пиджак и подвести губы, но одновременно с предыдущим звонком запиликал мерзкую песенку мобильник. Интегра прошипела сдавленное проклятие и вытащила телефон из сумочки. Как она и предполагала звонили из Канцелярии Отдела Снабжения Военных Сил Великобритании. Девушка специально поставила на эту группу номеров самую отвратительную мелодию, которую ей только удалось найти, что бы заранее приготовиться к неприятному разговору. Снабженцы никогда не звонили ей для того что бы поболтать о погоде или обсудить новое увлечение принца Гарри. Каждый раз ей приходилось выслушивать бесконечный поток жалоб и истерического ора о том что «Хеллсинг имеет слишком солидные запросы». Настроение безвозвратно начало портиться. Домофон зазвонил во второй раз. - Эдна, ответь пожалуйста. Это наверное Пол приехал за вещами. – обернулась Интегра к упаковывающей чемодан кудрявой девушке лет семнадцати. - Да, мисс. – Темные кудряшки девушки нетерпеливо подпрыгнули, когда их хозяйка спешно побежала ко входной двери и ненадолго притормозила у зеркала, приглаживая непослушные пряди и одергивая аккуратненький фартучек горничной. Эдна всегда так делала перед встречей с шофером и телохранителем леди Интегры. Как и любая девушка, она испытывала к нему непреодолимую тягу. Подняв трубку, горничная что-то затарахтела, а Интегра с мученической улыбкой ответила продолжавшему разрываться мобильнику. - Алло. Я вас слушаю. – голос ровный и спокойный. Срываться она начнет ближе к концу разговора. Проверено не раз. - Доброе утро, Интегра! Вы что там, оглохли совсем? – скрипучий и одновременно писклявый голос с вечно недовольными интонациями. Стивен Уэллон. Интегра едва сдержала мученический стон. Ударная доза «Уэллонина» это именно то, что ей нужно с утра чтобы до конца дня ее голова раскалывалась от боли, а все окружающие страдали от ее немотивированных актов агрессии. Чаще всего объектом ее дурного настроения становился Пол, и она была благодарна его бесконечному терпению. - Нет, мистер Уэллон. Как вы могли бы догадаться, я совсем не ожидала вашего звонка и, соответственно, не смогла вовремя взять трубку. – Если расшифровать потаенный смысл, то получилось бы «У меня и без вас полно забот, так что хватит занимать мое время, говорите что вам нужно и катитесь к черту!» - О чем вы хотели со мной поговорить? - Во-первых… – дальше можно было не слушать, так как количество тем, на которые хотел с ней поговорить этот почтенный, но с мерзким характером, сэр, были ограниченны и совершенно не оригинальны, поэтому большую часть словесной шелухи Интегра просто пропускала мимо ушей, не забывая поддакивать в особо эмоциональных местах. В дверях с поклоном появился Пол в сопровождении восторженно пялящейся на него Эдны. Восторги горничной Интегра вполне понимала, потому что посмотреть там и правда было на что. Высокий, немного худощавый мужчина, с синими как летнее небо глазами, гладкими черными волосами собранными в хвост или косу и вечной плутоватой полуулыбкой, производил неизгладимое впечатление на всех окружающих дам в возрасте от девяти до девяноста. Мужчина прекрасно знал о том впечатлении, что он производил на противоположный пол, и с удовольствием этим пользовался. Но не смотря на все это, на Интегра его очарованию не поддавалась, наверное, потому что его она навсегда запомнила совсем другим. Таким каким она его впервые увидела – всклокоченные волосы, бледная кожа, худые плечи, лицо с правильными чертами и огромные глаза, которые казалось занимали половину лица и были наполнены чистой лазурью и тихий шепот «Вы меня спасете?» Пол поднял брови, многозначительно постучав по циферблату наручных часов. Интегра возвела глаза к потолку в немом отчаянии и покачала головой с тяжелым вздохом. Взмахом руки она подозвала Эдну и с ее помощью надела пиджак. Ей приходилось перекладывать телефон из руки в руку, так как сэр Уэллон все еще продолжал вещать. Прихватив сумочку и помахав Эдне на прощанье, Интегра заспешила вниз по лестнице во двор к вежливо распахнутой Полом дверце черного «Ролс Ройса». Захлопнув дверцу мужчина нырнул на шоферское сиденье и в следующее мгновение двигатель автомобиля приятно заурчал. Терпение Интегры наконец иссякло и оборвав собеседника на полуслове, она рявкнула в трубку: - Хватит! Если у вас ко мне какие-то личные претензии, оставьте их при себе. Если же это касается работы нашей организации, то выскажите все свои соображения сэру Пенвуду! Завтра как раз собрание, так что у него будет шанс обсудить все с дядей! – и не прощаясь отключилась, со злостью засунув телефон в сумку. - Не слишком-то вежливо, леди. – Пол бросил на нее ехидный взгляд в зеркало заднего вида. - Достал он меня своей болтовней! – буркнула Интегра, пытаясь восстановить дыхание и успокоить с самого утра расшатанные нервы. – А ведь день так хорошо начинался до того, как он позвонил. Их машина как раз проезжала по мосту через Темзу и Интегра залюбовалась солнечными зайчиками играющими на поверхности реки. - Прости, я ведь так и не поздоровалась с тобой, – с извиняющейся улыбкой она повернулась обратно к мужчине. – Доброе утро. - Ничего страшного, леди. Доброе утро. - Как прошла вчерашняя операция в Терсо? Без происшествий? – немного успокоившись, Интегра вспомнила что так и не докрасилась из-за этого неприятного звонка и полезла в сумочку за зеркалом и блеском. - Все было как обычного. – они только что въехали в предместья Лондона и с обеих сторон дороги теснились аккуратные двухэтажные коттеджи в окружении небольших и тщательно ухоженных садиков. – Никаких проблем с объектом не возникло, хотя информация от полиции поступила недостаточно проверенная и упырей оказалось больше чем мы ожидали. Интегра с громким щелчком закрыла зеркальце, едва его не разбив, и обеспокоенно подалась вперед. - Никто не пострадал? - Нет. Я же говорю проблем не было. Просто мне пришлось истратить на три обоймы больше обычного и изрядно повертеться, но это было даже приятно. Не часто удается так развлечься. – И Пол улыбнулся как проказливый мальчишка. – После событий в Патрике все это показалось мне просто детской возней в песочнице. При упоминании Патрика Интегра поморщилась. Она была абсолютно уверена, что августовские события еще откликнутся «Хеллсингу» серьезными проблемами. Она собиралась сегодня или завтра до заседания Круглого стола поговорить об этом с дядей. Она не считала выбранную Ричардом позицию быстрого отступления удачной. Присутствие в ирландском городке Патрике паладина церкви отца Александра Андерсона стало нарушением нескольких пунктов давно подписанного между Англией и Ватиканом соглашения о ненападении. И вместо того что бы понятным языком все это объяснить, дядя немедленно приказал Полу, на тот момент единственному выжившему сотруднику «Хеллсинга», немедленно уходить без всяческих объяснений и разговоров. Это мало того что возмутило Пола, которому не дали отомстить за смерть павших от меча паладина товарищей, так еще и нанесло несмываемое пятно трусости на репутацию организации. В последнее время Интегру стали настораживать некоторые решения дяди и она собиралась с ним серьезно поговорить и надеялась что он прислушается к ее советам. - До того как Ричард отдал приказ об отступлении ты ведь успел обменяться с этим паладином несколькими ударами? Как он на твой взгляд? – спросила девушка, оторвавшись от неприятных размышлений. Мужчина задумался, одновременно сворачивая на дорогу ведущую к поместью Хеллсингов. - У него очень хорошая подготовка. Он силен. Его реакция гораздо выше средней, и он… Пол не закончил сосредоточившись на крутом спуске. - Что? Договаривай раз начал. - Я думаю он не человек. Или не совсем человек. Все его физические параметры превышают человеческие как минимум в три раза. Да и эта его регенерация… - Считаешь что Ватикан балуется им же запрещенными ритуалами? – задумчиво рассматривая осенний пейзаж за окном, спросила Интегра. - Нет. Скорее они подключили к этому делу тех ученых, о которых так рьяно кричали «Еретики!». - Генетические манипуляции? – девушка резко развернулась. - Может быть. Плюс небольшие магические бонусы. – легкое пожатие плечами. - Ты уверен? – «Роллс Ройс» как раз въехал на территорию поместья. - Я это чую. – Пол остановил машину у входных дверей дома и развернулся назад к Интегре всем корпусом. На дне его зрачков сверкнули и тут же погасли багровые искры. – Можешь быть уверена, природа его способностей искусственна. - Хорошо, – Интегра кивнула – я поговорю об этом с Ричардом. Ватикан после этого инцидента может обнаглеть окончательно и стать нашей непреходящей головной болью. Надо раздавить все их намерения еще в зародыше. На крыльцо вышел светло улыбающийся Уолтер и Интегра поспешила выйти из машины. - Доброе утро, леди Интегра. – кивнул старый дворецкий. - Здравствуй, Уолтер. – девушка тепло обняла старика заменившего ей отца после смерти Артура. Ее дяде в то время было совсем не до тринадцатилетней племянницы, оставшейся сиротой. Его больше заботили дела организации, а когда он наконец вспомнил о ней, то оказалось что «малышка Тегра» уже выросла и уже успела съездить на операцию, привезя оттуда с собой ценного сотрудника – мальчишку Пола Макалистера. С семнадцати лет она стала незаменимым помощником дяди. С ее мнением считались и сотрудники «Хеллсинга» и даже некоторые рыцари круглого стола. – Как вы тут? - Милостью Ее Величества все в порядке, – дворецкий улыбнулся и кивком поприветствовал, занявшегося чемоданом Интегры, Пола. – Ваш дядя просил передать что у него сегодня важная встреча и он будет поздно. Интегра нахмурилась. Лучше бы разговор с Ричардом состоялся сегодня. - Он не сказал насколько поздно он вернется? – спросила она. - Нет, но если встреча с сэром Айлендсом, то думаю она затянется до полуночи, не меньше, – с улыбкой ответил Уолтер. Девушка усмехнулась. - Ладно. Значит сегодня я просто отдохну. - У вас это вряд ли получится, леди. – улыбка дворецкого стала ехиднее. - Почему? - Ваш кузен дома. - Мэтт? – Интегра была потрясена. – Но он же должен быть в школе! - Сэр Ричард решил привести сына на собрание Круглого стола, что бы мальчик начинал понимать какая ответственность ляжет на его плечи со временем. Последние слова Уолтера задели Интегру. Она понимала что управление организацией «Хеллсинг» передается в ее семье по мужской линии, но девушка чувствовала какую-то неправильность во всем что происходило с момента смерти ее отца. Словно все события – это заранее подготовленный, но недостаточно хорошо отрепетированный спектакль, играемый ее дядей. Сомнения когда-то только смутные, в последнее время стали становится все четче и четче. Была в его улыбках, словах одобрения некая фальшь. - А он не слишком молод? - Ему уже пятнадцать, леди. Он вполне взрослый молодой человек. И к тому же… – дворецкий не успел закончить, потому что его прервал бесцеремонно громкий крик, раздавшийся с парадной лестницы. - Интегра!!! Ты приехала?! Ура!!! - Да ты прав, Уолтер. – саркастично усмехнулась девушка, делая шаг на встречу несущемуся на нее сломя голову улыбающемуся подростку. – Он уже вполне взрослый. Уолтер лишь тяжело вздохнул и вместе с Полом отправился наверх, подготовить комнату Интегры. - Я так рад!! – вопил Мэтт пока стискивал кузину в объятиях. – Так рад что ты приехала! Мы так давно не виделись!! - Я тоже, Мэтти. – произнесла Интегра, хотя на самом деле не испытывала должной радости. Ее снова посетило надоевшее чувство внимательного взгляда в спину. Оно возникало каждый раз, стоило ей оказаться в стенах дома Хеллсингов с самого ее детства. Когда она переехала жить в Лондон, это ощущение стало в десятки раз сильнее. Стоило ей переступить порог дома как ей начинали мерещится красные глаза на стенах неотрывно наблюдающие за каждым ее вздохом. Несколько посещений психиатра подтвердили ее полную вменяемость, а неприятные ощущения были определены как отголоски подростковой травмы в следствии кончины отца. Поэтому девушка старательно делала вид что с ней все в порядке. Хотя бы ради Мэтта. - Ну, так как у тебя дела? И парень начал сбивчиво и перескакивая с одной темы на другую рассказывать о первых днях проведенных в новой частной школе.

Фьоре Валентинэ: М-да, неоднозначно)) - Милостью ЕЕ Величества все в порядке. – дворецкий улыбнулся и кивком поприветствовал, занявшегося чемоданом Интегры, Пола. – Ваш дядя просил передать что у него сегодня важная встреча и он будет поздно. Очепятка) Давайте пишите дальше)) Интересная интерпретация)

Шинигами: Пишете вы хорошо, поворот интересный) С удовольствием почитаю дальше)

Урсула: Последнее обновление. буду благодарна за тапки и пр. обувку. Интегра с тяжелым вздохом закрыла за собой дверь. Казалось Мэтт может болтать без остановки, совсем не нуждаясь в компаньоне. Девушке нужно было только охать и ахать, поддакивать и восклицать «Да ты что?!» в нужных местах и подросток был абсолютно счастлив. Интегра очень хорошо его понимала. Парню катастрофически не хватало родительского внимания и заботы. Его мать погибла, когда ему было пять лет, а отец уделял ему внимание, дай бог, только на выходных и то если у него не была запланирована партия в гольф или «посиделки» с приятелями. Каждый раз встречаясь с кузеном, которого девушка считала младшим братом, она старалась проявлять о нем заботу, интересовалась событиями в его жизни – пусть они и были не такими уж и важными – старалась заполнить пустоту… потому что еще хорошо помнила как это было у нее. Если бы не Уолтер, то остатки ее детства могли бы быть погребены вместе с ее отцом. Еще раз вздохнув она оттолкнулась от двери, скинула пиджак на кровать и направилась в ванну. Каблуки зацокали по выложенному песочно-золотистой плиткой полу. Все то время что она была с Мэттом, неясное чувство чужого взгляда в спину было едва различимым, а теперь, когда она осталась одна это снова началось. Словно кто-то назойливо пытался просверлить дырку в ее затылке. Она привычно пыталась не обращать на это внимание. Ей просто нужно было расслабиться. Голова гудела, да к тому же из-за того что она весь день провела с Мэттом, ей так и не удалось нормально пообедать. Но сил, на то что бы спуститься на кухню у нее не было. Да и желания выходить из комнаты, в которой она чувствовала себя в относительной безопасности, не возникало. Поэтому оставалось надеяться, что внимательные Пол или Уолтер заметят что она не еле и принесут что-то сюда. Резким движение Интегра повернула чуть скрипнувший кран и струя горячей воды ударила в дно огромной ванны, в которой она в детстве даже плавала, а теперь просто могла погрузиться с головой. Добавив немного жидкости из бутылочки на полке, девушка взболтала воду, добиваясь душистой шапки пены – горячая ванна с ароматными маслами и пеной то что нужно. Что бы она не делала, находясь в семейном особняке, даже если она просто читала в библиотеке, к концу дня она чувствовала себя так словно несколько часов провела на поле сражения, накатывала чудовищная усталость и апатия. Оставив ванну наполняться, девушка вышла в комнату. Как она и предполагала Пол или Уолтер уже разложили ее вещи и привели все в порядок. Интегра открыла шкаф в поисках любимой пижамы. Как всегда на месте – вторая полка сверху. Стянув с вешалки халат и прихватив полотенце, девушка как раз успела перекрыть воду – еще немного и пришлось бы либо звать слуг либо самой ползать с тряпкой, собирая едва не перелившуюся воду. Интегра чертыхнулась. Пришлось слить часть воду что бы поместиться самой. Быстро раздевшись и связав волосы на затылке в неаккуратный пучок, девушка попробовала воду пальцем ноги. Горячая! Красотаааа… Как только она окунулась в ароматную горячую воду, так ей сразу же стало спокойнее. Горячий пар окутывал всю ванну, расслаблял и успокаивал. Для утомленного сознания Интегры это было сплошным наслаждением. Она откинула голову на предусмотрительно положенное на бортик полотенце, погрузившись по шею. Не стоит удивляться что она уснула. * * * Он любил наблюдать за ней. Нет… Он не мог не наблюдать за каждым ее шагом, вздохом, движением. Это стало его манией и возможностью не сойти с ума окончательно. Вот уже девять лет он живет…Хе-хе…существует ради того что бы видеть эту девочку…девушку…богиню! Он отчетливо помнил как увидел ее впервые. Оковы Печати, погрузившей его в сон на двадцать лет, чуть ослабли вместе со смертью его предыдущего хозяина. Некоторое время он ждал, когда придет новый. Очередной человек, перед которым он вынужден будет склонить голову и говорить ему «Хозяин». Запертый в собственном теле, иссохшемся и мертвом, даже более чем обычно, он ждал. Время текло медленно, хотя он отсчитывал каждый день проведенный в этом затхлом и пыльном подвале. Проходили дни, недели, а наследник Артура Хеллсинга все не появлялся, что бы проверить во что превратился самый опасный пленник Хеллсинга и самое надежное его оружие за десятилетия сна-смерти. И тогда он решился на отчаянный шаг. Не смотря на плачевное состояние тела, дух его был в гораздо лучшем состоянии и он попытался пройти сквозь дверь. Не с первого раза, но у него это получилось и вырвавшись, он застыл облачком черного тумана. Бестелесный, безгласный, но все же свободный и только это было для него важно. Конечно абсолютной свободы он не получил, но хоть выбраться из этого подвала у него могло получиться. Осторожно, сливаясь с тенями и стенами, он двинулся вверх, на жилые этажи. Там к его счастью царила ночь и его любимица Луна заглядывала своим широко распахнутым оком в дом, оставляя на полу прямоугольники окон, наполненных серебристым светом. Дом почти не изменился с тех пор как он бывал тут раньше. Все те же стены, двери, ковры, пусть чуть более новые, но такие же как двадцать лет назад. Не в силах побороть любопытство он осторожно заглянул в кабинет Артура. Там было пусто. На столе разложены аккуратными стопками документы, пепельница пуста, хотя в воздухе чувствуется запах дешевых сигарет. Кем бы не был наследник Хеллсинга, но он – полная противоположность своего предшественника. У Артура Хеллсинга на столе никогда не было такого порядка – чашки, кружки, стаканы, книги, бумаги, письма, заполненные до отказа пепельницы и все это в жутком беспорядке в котором мог разобраться только сам Артур или Уолтер. Вспомнив о дворецком, Он нырнул на кухню, надеясь застать давнего знакомца на прежнем месте. Он не ошибся – Уолтер кун Долез сидел за столом на своем любимом высоком табурете и потягивал виски из низкого стакана. Только присмотревшись к дворецкому Он наконец понял что и правда прошло два десятилетия. За это время лицо Уолтера обзавелось морщинами возле глаз и рта. На дне серых глаз застыла мудрость прожитых лет. Вспыхнувшее желание показаться ему, было безжалостно подавлено, проснувшимся от долгого сна благоразумием – Он сейчас был уязвимее воробья перед ястребом. Понаблюдав как мужчина медленно цедит алкоголь, Он все же отправился в дальнейшее путешествие по дому. Он хотел найти наследника Артура Хеллсинга и хоть как-то узнать почему о Нем забыли. Найти человека в таком большом доме из-за Его состояния стало проблемой, но он уже знал как ее решить – нужно только вспомнить…восстановить в памяти вкус и запах крови, что бы пойти на него как раньше, пусть даже сейчас у него и нет тела. И почти сразу четкий след. Похожий, но…более притягательный, манящий. Бесподобный. Будь у него сейчас тело, Он бы заурчал от удовольствия, так этот запах был хорош. И он пошел. Запах привел его к очередной запертой двери. Такие никогда не были для него препятствием и Он легко скользнул внутрь, тут же растворяясь в тенях на стенах. В центре кровати, закутавшись в одеяла и покрывала сжался дрожащий комочек. Из этого кокона попеременно слышались всхлипы и тихие, на грани слышимости, подвывания. «Как мило! – поморщился Он. – Это позор для Хеллсингов иметь такого наследника!». Неожиданно все прекратилось. Он даже застыл, опасаясь что его каким-то образом заметили. Из вороха одеял появилась тонкая рука и откинула лишние покрывала. И у Него в момент перехватило дыхание – он катастрофически ошибся. Это был не наследник Артура Хеллсинга – наследница. Его уже очень давно не могло ничто так поразить, как то что у Артура Хеллсинга родилась дочь. О том что это именно она должна стать Его следующей хозяйкой по праву наследования говорило…даже кричало буквально все. Внешность, движения, то как решительно эта маленькая девочка в занятной розовой пижамке стерла слезы, и голос – звонкий, твердый и уверенный – которым она произнесла всего одну фразу, глядя на свое отражение в зеркале и решившую абсолютно все: - Я Интегра Файнбрук Уингейтс Хеллсинг, дочь Артура Хеллсинга и я должна стать достойной помощницей дяде Ричарду. И я должна прекратить плакать. Немедленно! Да…такой он увидел ее впервые. Тогда она приняла свое первое самостоятельное решение, а он не смог отказать себе в удовольствии наблюдать как растет эта удивительная девочка, его будущая Хозяйка. Теперь же, с жадным любопытством рассматривая свою выросшую Хозяйку, он понимал, что, то его любопытство, приведшее к Его первому знакомству с этой поразительно сильной и самостоятельной девушкой, стало роковым. Он желал ее, свою Хозяйку. Желал так страстно, что думать о чем-то другом находясь так близко как сейчас, в этой наполненной ароматным паром ванной, было просто невозможно. Только определить чего Он хочет больше – почувствовать на своих губах ее кровь или ее поцелуи – Он так и не мог. Единственное что было ясно как лунная ночь, это то что вампир Алукард жаждет вырваться из своего подвала и быть рядом со своей Хозяйкой. «Интересно, что ей сниться? – думал Алукард наблюдая за едва заметной улыбкой девушки. – Наверное что-то приятное. А что?» Он совсем забыл что может сниться девушкам если они улыбаются во сне. Входная дверь в комнату еле скрипнула, но и этого хватило что бы вампир истаял дымом, скрываясь от незваных гостей. * * * Из блаженной дремоты ее вывел деликатный стук в дверь ванной. - Леди Интегра, у вас все в порядке? – как всегда Уолтер уже привык за столько лет будить ее в ванной. - Да, спасибо Уолтер! – отозвалась Интегра приподнимаясь в ванной. - Я принес вам печенье и молоко, раз уж вы забыли поужинать. - Благодарю, Уолтер. Но тебе не кажется что я слишком взрослая для молока с печеньем на ночь? – усмехнулась девушка, тянясь за полотенцем. - Нет, леди. Я ведь не стал добавлять меда в теплое молоко. – усмехнулся дворецкий за дверью. – Спокойной ночи, Интегра. - Да, спокойной ночи Уолтер. Она выбралась из ванны. Вытерлась. Оделась в пижаму и с наслаждением распустила волосы. Пучок был очень практичен и удобен, но из-за тяжести ее волос затылок начинал ныть. Печенье было съедено в момент, девушка даже кажется не почувствовала его вкуса, и запито молоком. Это так живо напомнило ее детство, что на губах мелькнула едва заметная улыбка. Каждый раз приезжая в этот особняк она ощущала себя маленькой девочкой. Она сняла очки и наконец улеглась спать. И она даже не подозревала насколько насыщенным будет ее завтрашней день. А началось все уже сегодня. Этой ночью ей приснился еще один сон, который она не запомнила.

Mery French: Превосходно! Проду! XD Это все что я могу сказать))) Сюжет очень интересный) А Алукард вуайерист! XDDDD

Урсула: Я опять вернулась к этому фанфику. Надеюсь когда-нибудь мне хватит усердия его дописать, потому что я этого очень хочу. Этот мир казалось был разделен на две части. В одной из них все было пронизано светом, вторая нежилась в объятиях мрака. А в середине этого странного места, в воздухе, казалось, парили развалены старинного замка – подвешенные в воздухе залы, комнаты и лестницы висящие без опоры. На светлой стороне стояла девушка, одетая в простое длинное бело платье. Непонятно откуда взявшийся ветер едва-едва теребил обтрепанный подол. На темной стороне тоже кто-то был. В абсолютной тишине отчетливо слышались тяжелые шаги, скрип кожи и шелест ткани. Девушка затаила дыхание. Прошла бездна времени с тех пор, пока она видела Его последний раз, интересно, изменился ли Он? Сделав несколько быстрых и бесшумных шагов босыми ногами, она оказалась практически рядом с границей, продолжая вглядываться в непроглядную темноту на той стороне. - Ты опять пришла… – раздался глубокий, пробирающий до костей, голос и мгла напротив нее чуть рассеялась, явив взору высокого темноволосого мужчину, одетого в пластинчатые доспехи и волочащийся по полу длиннейший изорванный плащ. Горящие алым светом глаза взирали на девушку с тоской, болью и беспредельной нежностью. – Еще не устала? - Нет, ты же знаешь… – голос девушки дрогнул, на глаза навернулись слезы, но она твердо вскинула голову. – Я не сдамся. Никогда! - Глупая… – Его губы раздвинулись в грустной улыбке, так что стали видны кончики клыков. – Не мучай себя. Отступись и живи новой жизнью. Забудь обо мне. Я давно смерился со своей участью и советую тебе сделать тоже самое. - Не ври мне, – она светло улыбнулась, чуть склонив голову на бок. – Ты не сдался, что бы ты не говорил. Если бы это было так, то ты не пришел бы сюда. Не был бы рядом со мной все это время… Ее слова всколыхнули все внутри Него. Милая девочка была так упряма и хуже всего… он была права. Сколько бы времени не проходило, куда бы не забрасывала их судьба, они были вместе, потому что Она цеплялась за него намеренно, а Он просто не находил в себе сил что бы отпустить ее и порвать все их связи. Слишком много было в них смысла, а жизнь без смысла, даже для такого чудовища как Он, невозможна. Единственным шансом оставить ее в покое, было сделать все возможное что бы девушка сама отпустила его. Пусть бы только она была свободна, а уж со своей разбитой на осколки душой он как-нибудь разберется сам. - Я пришел для того что бы сказать что ухожу… окончательно, ты понимаешь? Я устал от попыток. Устал разбиваться раз за разом и от твоей несостоятельности. Мне надоело чувствовать себя низшим существом. У меня в конце концов есть гордость и право выбора! И если я не смог быть на светлой стороне, то стану лучшем во Мраке. Прощай… Он развернулся что бы уйти. Окончательно как Он надеялся. Уже сделав шаг, почувствовал как что-то, а вернее кто-то, держит его за плащ. Он неверяще обернулся – тонкая рука, протянувшись из света по локоть находилась на темной стороне и держала его за плащ мертвой хваткой. «Не может быть! Как…?» пронеслось у него в голове. А потом мужчина немедленно попытался отцепить руку девушки – ведь перейти из Света во Мрак так легко, а вот вернуться обратно гораздо труднее. Он слишком хорошо это знал. И если сам он привык жить во мраке, то Ей он этого не пожелал бы никогда, даже если бы это означало никогда ее не видеть. - Ты говоришь о гордости, о выборе… но только о своих! – пока он разжимал ее пальцы, Она подняла на него взгляд наполненных слезами голубых глаз. – Ты знаешь, что у меня они тоже есть? Ты знаешь, что я продолжаю чувствовать тебя, так же остро как и в самом начале? Вот здесь… – девушка прижала свободную руку к сердцу, – все еще живет то прекрасное чувство единения… и если мне придется сделать еще один шаг, что бы быть рядом с тобой… я его сделаю! Это будет МОИМ выбором. Она подошла вплотную к границе и колышущийся подол ее платья то и дело залетал за грань. Он замер. То что Она сказала не укладывалось в его голове. Она готова на ЭТО ради него? Но такой поступок был бы против всех ее принципов, утверждений… против всей ее сущности, продолжавшей стойко сиять наперекор всему. И если она и правда была готова – Он видел это по ее решительным глазам – то для него это была слишком большая жертва. За века он превратился в эгоиста, но что-то еще мешало принять такое щедрое предложение. - Нет, – твердо ответил он. Ему наконец-то удалось отцепить ее от своего плаща. – Я тебе этого не позволю. Он отвел в сторону ее руку и сделал шаг ближе, пытаясь оттолкнуть девушку от границы. Она легко поддалась его напору и не рассчитав силы его рука выскочила с другой стороны. На свет. Он приготовился к жгучей боли, но ничего не происходило. Мужчина изумленно смотрел на предплечье – часть пластинчатого наруча, оказавшегося на свету медленно избавлялась от пятен копоти и крови, приобретая первозданный блеск. Бледная кожа на кисти его руки теряла привычную белизну – к ней возвращался ее человеческий, чуточку смугловатый, оттенок. И этой рукой он чувствовал приятное тепло. Девушка наблюдала за метаморфозой с восхищением и надеждой. Ведь если бы все было так безнадежно, как она, признаться, начинала думать, то рука развеялась бы пеплом мгновенно и Он ощутил бы ужасающую боль. Но этого не случилось и она, решив проверить свою догадку, потянула мужчину ближе. Рука оказалась в свету по локоть, как и раньше ее – во тьме, но дальше не двигалась, и не потому что Он не давал. Дальше пока было просто невозможно. - Вот видишь, – довольно произнесла она. - Да… – он кивнул. - Шанс еще есть. Дай мне попробовать снова, прошу тебя… Мужчина поднял на нее растерянный взгляд. - Хорошо, мы попробуем… После этих слов мир вокруг вспыхнул и разлетелся на осколки… Леди Интегра резко открыла глаза и уселась на постели. В сознании плавал туман, в котором таяли, совсем недавно, такие четкие образы и чем дольше девушка пыталась вспомнить, что же она видела во сне, тем скорее картины ускользали от нее, пока не растаяли окончательно, оставив после себя только странное щемящее чувство. Интегра вздохнула и посмотрела на часы. Стрелки показывали половину третьего ночи. Хорошо что у нее еще есть время выспаться. Перед завтрашним разговором с дядей ей это будет необходимо. В попытке откинуть волосы назад, она провела ладонями по щекам и удивленно замерла, ощутив под пальцами мокрые дорожки. Слезы? Она плакала во сне? Но почему? Этого не случалось лет девять, с тез пор, как умер ее отец и она пообещала себе больше не плакать. Несколько раз она все же срывалась и поделать с этим ничего не могла, но была уверена, что этого никто не видел. Глаза начали опять слипаться и Интегра откинулась на подушки. Пообещав разобраться со всеми странностями с утра, она провалилась в блаженную темноту, без всяческих сновидений. Алукард очнулся, стоящим в виде призрака в темном углу спальни Хозяйки. Как он там опять оказался и сколько провел времени он не помнил, и это его очень беспокоило. Казалось будто он заснул, но что-то мешало назвать это состояние сном. Чувство было похоже на то, как если бы он отсутствовал, а потом опять вернулся сюда. Только где вампир был во время этого отсутствия, было непонятно. Ведь раньше такого не случалось. На кровати Госпожи зашуршали одеяла и он заметил, что девушка тоже почему-то не спит. Вампир попытался спрятаться, но понял, что девушка его и не замечает, полностью поглощенная своими переживаниями. Интересно, что могло ее разбудить? В лунном свете Алукард рассмотрел дорожки от слез раньше чем их обнаружила Интегра. Отчего она могла расплакаться во сне? Он прислушался к их связи и не ощутил ничего, кроме легкого удивления и растерянности – девушка сама не понимала как она могла заплакать во сне. Но вот она опять улеглась и довольно быстро уснула, а у него оставалась масса времени, что бы побыть рядом и охранять ее сон.

Melissa: Как хорошо, что появилось обновление, почему-то раньше я этот фик проглядела. Зато теперь прочла все кусочки разом. Сюжет заинтриговал, очень буду ждать продолжения. Идея предназначения и связанности душ, назовем это так, мне безмерно нравится. А игры с реальностями, разыгрывание каких-то ситуаций раз за разом - это, можно сказать, один из моих кинков. Один минус: фику жизненно необходима вычитка грамотности.

Mery French: Бесподобно! С нетерпением буду ждать проды.)

Белая Волчица: АХ АВТОР ПРОСТО МОЛОДЕЦ НО ПРОЗЬБА ПРОВЕРЬТЕ ГРАММОТНОСТЬ, КОЕ-ГДЕ ПРОГЛЯДЫВАЮТ ОЧЕПЯТОЧКИ



полная версия страницы