Форум » Ни дня без приключений » Шинигами (PG-13; Action, Romance; Уолтер, Интегра, Виктория) » Ответить

Шинигами (PG-13; Action, Romance; Уолтер, Интегра, Виктория)

Raven Gray: Название фанфика: «Шинигами» Дата публикации: 6.01.10 Автор: Raven Gray Фандом: Hellsing (ОВА, сериал, манга) Бета: авторская Жанр: Angst, Romanse, action, ирония Рейтинг: PG-13 Пары, персонажи: Интегра, Виктория, Уолтер, Тип, Парадоксы - в перспективе. Краткое содержание: Истинное значение слова Шинигами. Потерявший память Уолтер живет в Лондоне уже пять лет, не подозревая, что когда-то служил в Хеллсинге. Примечание автора: Уолтер на подходе к становлению настоящим Шинигами… Ой ли… чувствую, это все нехорошо кончится - или для персонажа, или для автора. Но нужны мнения! Предупреждение: Продолжение будет писаться только в том случае, если будет хотя бы один отзыв. Все равно, положительный или конструктивная критика более мудрого автора. Мне нужно знать, что я делаю так/не так и нравится и это остальным. Статус: В процессе (закончена первая часть) Отказ: Все права на персонажей Хеллсинга принадлежат Кото Хирано, материальной выгоды не извлекаю. Часть первая. Мнение Иных. Шинигами очнулся. С груди сдвинулся тяжеленный обломок плиты, в легкие с жадным вдохом хлынул дым, заставляя зайтись в удушливом кашле… - Эй, здесь еще живой! «Мертвый…» - подумал Уолтер. Перед глазами все расплывалось. Тем не менее, он сумел достаточно четко различить силуэты вытаскивавших его из под обломков дирижабля людей. - «Где я?.. Что со мной было?..» - Помогите ему скорее, кто-нибудь! Шинигами уложили на носилки, краем уха он успел услышать: - Бедный мальчик… - Живой еще, а там – выправится… - отрезал голос старшего врача… *** Прошло пять лет. Лондон, как вирус, вновь разросся, восстанавливая прежние размеры, и даже превосходя их. Все таким же серым было зачастую небо и все такими же тяжелыми – ливни, после которых сквозь облака обязательно можно было разглядеть хотя бы кусочек чистого неба, поймать хотя бы лучик солнца. Но сегодня был один из тех редких дней, когда небо было синим, настолько чистым, что на него было больно смотреть. Юноша, носивший костюм с удлиненным пиджаком, заставлявший его казаться еще более худым и высоким, чем он был на самом деле, поправил на носу очки и попытался смотреть в землю, как все остальные мельтешившие на улицах люди, которым некогда было любоваться отрезом яркой синевы наверху… Как ему удалось выжить со множественными пулевыми ранениями? Это был поистине интересный вопрос. На который Уолтер бы не ответил ни за что в жизни. Сейчас он прогуливался по пешеходной части одного из мостов через Темзу, глядя на грязного оттенка сине-зеленую воду и вспоминая… *** Из руки резким, неаккуратным движением выдернули капельницу. Не так давно перенесший операцию Дольнез со стоном открыл глаза, вылавливая стоящую над ним фигуру. Странно, он пришел в сознание мгновенно, хотя эффект должен был быть прямо противоположным… Длинный пиджак, придающий пришельцу сходство с Алукардом, забранные в косу светло-каштановые волосы, но не Пип… Темно-фиолетовые глаза, но не Энрико… Чертами лица тип не походил ни на одного, ни на другого, ни на третьего, как ни странно… кстати, коль речь зашла об этом… что это за люди-то? - Решил меня… добить?.. - пролепетал юноша. - Выглядишь старовато. – поморщился пришелец. - Мне… - Двадцать один, зовут тебя Уолтер Кум Дольнез, родился ты шестнадцатого апреля, в среду, когда на улице очень ярко светило солнце, но ты еще не имел возможности выйти на улицу и подставить под его лучи жаждущее свежего воздуха лицо. Прямо как сейчас. - Правда?.. – на лице Шинигами мелькнула усмешка. – И откуда… вы… так много знаете? - Ты потерял память. А что потеряно, мы находим, хотя и не всегда в целостности. Тебе ничего не кажется странным? - Что именно? – Дольнез приподнялся на локте, чувствуя себя уже лишь немного ослабшим. Силы возвращались… слишком быстро. - Я только что, можно сказать, вскрыл тебе вену, неаккуратно вытащив шприц. А рана уже затянулась. Дольнез быстро глянул на свою руку – действительно, даже синеватое пятнышко, след от укола, быстро исчезло с кожи. - Что это было? – поинтересовался он, с настороженностью глядя на «благодетеля». - Регенерация. Очень быстрая регенерация, мой мальчик. Почему-то в голове всплыло что-то о вампирах. У них очень быстрая регенерация, и нужно подождать не меньше семи минут, чтобы убедиться, что псевдоубитый вампир на самом деле не регенерирует потихоньку, чтобы броситься на вас со спины… откуда такие обширные знания в этой области? Тем не менее Шинигами прекрасно это осознавал, как часть своей профессии… равно как и то, что вампиры и оборотни существуют. Потому что он с ними дрался. Много лет… он помнил… Но тогда сколько лет ему на самом деле? - Лучше не пытайся вспомнить. – улыбнулся пришелец, ожидавший, пока Уолтер вынырнет из своих мыслей и снова переведет на него взгляд. – Твоя память сильно пострадала, мы восстановили, что могли. - Мы? - Да. Мы – это ангелы Смерти. - Что? Но… - Уолтер фыркнул. – Здрасьте, еще и ангелы в ход пошли… «Кто впустил в палату оголтелого фанатика?» - Почему ты смеешься? Ты сам долгое время звал себя Ангелом Смерти, разве нет? - Да. И это была всего лишь кличка. - Молчи, мертворожденный. – оборвал его странный тип. – Тебе было предначертано присоединиться к нам. - Если это какой-то культ, то я не хочу иметь к этому ни малейшего отношения. – Уолтер опустился на койку и уставился в потолок. Гость вздохнул. - Что ж, сам увидишь. – и сунул сероглазому в руку визитку. Уолтер сомкнул веки и тут же почувствовал, что проваливается в сон… Уютная комната, обставленная в английском стиле, погруженная в полумрак из-за заботливо задернутых штор. Юноша поднялся с дивана, но не торопился идти исследовать квартиру. Он же был в больнице. Как он здесь оказался? Так, спокойно подумать… Есть наркотики, которые вызывают кажущиеся очень реальными галлюцинации… Значит, нужно всего лишь лечь обратно и спокойно поспать. Проснется он уже в меньшем состоянии опьянения… Шинигами лег поудобнее и задремал. Однако и ко второму его пробуждению ничего не изменилось. Комната была реальной. Значит, его сюда кто-то перенес? Кто? Тот странный тип? Уолтер представил себе выходящего из палаты Типа с ним, Дольнезом, на руках, и не удержался от нервного хихиканья. Кто бы его выпустил с такой ношей? Дольнез мгновенно стал серьезен. Его бы выпустил тот же, кто и впустил. Так что этот вариант нельзя было пока что оценивать как невозможный. Но сначала надо было осмотреться. Короткая разведка показала, что в распоряжение Дольнеза была оставлена небольшая, но очень неплохо обставленная трехкомнатная квартира. В прихожей у зеркала Дольнез с величайшим изумлением нашел... свой паспорт, кредитку и визитку Типа. Кажется, кто-то дарил ему жизнь… неужто действительно задаром, эх? Уолтер заметил лежавшие на подзеркальнике черные перчатки без пальцев и приколотой к ним булавкой запиской: «Твое оружие». Дольнез отметил, что перчатки сделаны из очень прочной ткани, да еще эти металлические бляшки на уровне костяшек… да, перчатки можно было использовать как кастет. В крайнем случае… *** Уолтер стоял на мосту и глядел в воду, улыбаясь. Да, этот Тип был странный. И у Дольнеза так и не поднялась рука навестить его. Сероглазый знал, что рано или поздно Тип снова к нему заявится. Так зачем беспокоить его лишний раз? Дольнез развернулся, глядя на проезжающие мимо машины. Мимо проехал Фольксваген, смутно знакомый по продольной царапине вдоль правого бока… даже номерной знак тот же… Уолтер проводил машину взглядом, думая, откуда он мог знать номер… И еще – на пассажирском сиденье ехала красивая молодая женщина, тоже показавшаяся Дольнезу знакомой. Светлые длинные волосы и еще этот острый, пронизывающий взгляд… как у агента секретных служб. Уолтер усмехнулся. Да, чего только не привидится в хорошо проведенные выходные. Плохо только то, что дождик сгущается… Он посмотрел вверх. На длинный прямой нос Шинигами нос упала первая капля. Он улыбнулся, пожал плечами и побрел под забившим через несколько секунд по плечам ливнем. Он решил упорно не замечать тот факт, что машина через несколько десятков метров затормозила, развернулась на перекрестке и теперь медленно, вместе с пробкой на мосту, ползла за ним… *** - Чем я могу помочь вам, дамы? – улыбнулся Дольнез, разглядывая пришелиц. Одна – высокая смуглокожая красавица лет двадцати шести, одетая в строгий черно-белый костюм, с пронзительными голубыми глазами, напоминавшими по характеру взгляда тающий лед посреди Антарктики. Вторая – тоже голубоглазая, светленькая, в волосах бардак, на лице выражение, скорее всего напоминающее любопытного котенка. Молодая, наивная… вот только во взгляде нет-нет да и скользнет холодок. Странные какие-то. Нет, Дольнез знал про силу своего обаяния, но чтобы на таком расстоянии, с пассажирского сиденья закадрить красотку, которую и видел-то мельком… - Ты... – старшая из двоицы помолчала секунду, потом все же продолжила, твердым, уверенным голосом. Если бы такая же уверенность была у нее во взгляде, подумал Дольнез, ей бы удалось его обмануть… - …ты помнишь нас? - Не имею удовольствия. – чуть пожал плечами Шинигами. Он развернулся к девушкам боком, глядя на часы, висевшие в коридоре как раз напротив двери, но только на секунду, секундой же позже уже вежливо, вкрадчиво поинтересовался: - Могу я пригласить вас на чай? Он знал обеих. Ему казалось, что знал. Высокую и смуглую – точно, не один год… и, тем не менее, Уолтер не мог заставить себя вспомнить ни малейшей детали из столь продолжительного знакомства… «Сначала чай, а потом – умные мысли, коль скоро девушки приглашение принимают.» Вскоре гостьи были усажены за угловой диванчик в небольшой, но идеально чистой кухне, хозяин практически молниеносно накрыл на стол – на момент позднего визита он и сам собирался пить чай… Обсуждали правительство, погоду, книги и еще раз «доброе, вечное, неколебимое» правительство, вроде все стандартно, но время от времени девушки обменивались очень странными взглядами. Поинтересоваться причиной сей игры в гляделки Дольнезу не позволяла врожденная вежливость. - Уолтер, могу я попросить вас об услуге? – тихо подала голос Интегра, как только смолкла очередная шутка Виктории зачарованно разглядывавшей молодого Шинигами. Тот с честью выдерживал стрельбу глазами ровно пять секунд, вежливо улыбался в ответ и тут же переводил взгляд и тему на нечто иное. Уолтер оторвал очередной короткий взгляд от очаровательной блондиночки, которую уже окрестил про себя «котенком», и посмотрел в глаза Интегре, не теряя мягкой улыбки, но соблюдая серьезность тона, в котором то и дело все равно проскальзывали лукавые кошачьи нотки. - Да, конечно. - Понимаете, у меня несколько лет назад пропал сотрудник… - уголок ее рта чуть дрогнул. - …и, хотя я знаю, что он погиб, все равно время от времени возникает четкое чувство, что нужно его искать… Уолтер прислонился к кухонной стойке. Что ж, выслушать женщину, у которой беда, и постараться с этой самой бедой разобраться – это самая малая услуга, которую может оказать джентльмен… - Леди Интегра, я могу чем-то помочь? – спросил Шинигами, допустив в голос чуточку вкрадчивости. Почему он называл ее этим старомодным «леди», он и сам не мог понять. Просто иное слово не шло к ее имиджу. Сложно было назвать эту девушку «мисс». Вот Викторию – да, это слово сразу же приходило на ум при виде «котенка», а у Интегры был слишком тяжелый для «мисс» взгляд. - Да, можете. Понимаете ли, у него была привычка… на работе носить перчатки без пальцев, весьма необычные. На обратной стороне манжеты белой нитью были вышиты инициалы WCD, по какой-то невероятной случайности соответствующие вашим. Уолтер кивнул и молча вышел из кухни. Вернулся он, держа в руках те перчатки, которые оставил ему Тип. - Они очень похожи… - протянула Виктория, разглядывая Шинигами. - Что вы, мисс, - отозвался Уолтер, передавший «оружие» Интегре и отошедший к чайнику. – В мире таких пар перчаток сотни и сотни… - Уолтер, пожалуйста, наденьте их. Дольнез непонимающе похлопал ресницами, но грех отказать леди – подчинился. - Хорошо, что дальше? – с удивленной и чуть насмешливой интонацией осведомился он. - Поднимите левую руку на уровень глаз и отведите ее на уровень правого плеча. Уолтер с выражающей искреннее сомнение в нормальности действий холодноглазой леди усмешкой подчинился. - Серас! – неожиданно выкрикнула Интегра. «Котенок» неожиданно резким, явно отработанным за годы тренировок прыжком ринулся на Шинигами, успевшего пережить короткий миг изумления и шока перед тем, как хрупкая на вид девушка двинула его о подоконник, сжав горло так, что из него непроизвольно вырвался хрип. Миг, потраченный на то, чтобы набросить невидимую петлю на шею противницы, скорее рефлекторно, чем осознанно… Они замерли, в поистине гротескных позах. Виктория, прижимающая Уолтера к закрытому окну с помощью железной хватки правой рукой за горло. Сам Дольнез, с удивленным и растерянным выражением на лице. От сжатых указательного и большого пальцев левой руки Дольнеза, вытянутых чуть дальше плеча девушки, тянулась тончайшая нить, удерживавшая клыки вампирессы на расстоянии от него, и оставившая кровавую полоску на ее коже. Невозмутимая Интегра, усмехающаяся и подносящая к губам чашку с недопитым чаем… Доля секунды – во время нее ошарашенный Шинигами противился рефлексам и старому правилу, ясно говорящему, что девочек бить нельзя. Затем… нити одним резким взмахом отсекли правую конечность взвывшей вампирессы, охотник пнул ее ногой в живот и, с красивым кувырком спружинив о подоконник, выпрыгнул с высоты пятого этажа на улицу, сжимая в кулаках невидимые, неразрушимые страховочные тросы, цепляясь ими, кажется, за сам ставший неожиданно плотным воздух и тормозя свое падение у самой земли… Уолтер быстро кинул взгляд наверх и бросился бежать. Нет, не на основную улицу, где люди могли видеть это чудовище – по переулкам, в старый район, где люди редко смотрят из окон, потому что видят там только противоположную стену, и нередко занавешивают эти самые окна календарями, веселыми постерами и даже картинами, лишь бы чем-нибудь заслонить серое уныние… Он не терял ситуацию из под контроля ни на минуту. Потому что то, что могло случиться там, у него на кухне, могло теперь случиться в любой другой момент… до смерти вампирессы. А та, несомненно, за ним погонится. Не в их правилах оставлять жертву недоеденной… Уолтер знал – это высший вампир, и своим успешным побегом он только раззадорил ее, расшевелил ее охотничьи инстинкты и, может быть, уже сейчас эта девушка, это существо гонится за ним невидимой тенью… Уставать он начал только через полчаса непрерывного бега, одновременно в голову закрались сомнения. Да, уже осень и солнце уже село. Но где же девчонка? Сейчас не было ни секунды на то, чтобы задуматься, откуда же взялись такие странные и оказавшиеся просто спасительными рефлексы. Шинигами забежал в тупик, остановился у стены и в несколько секунд восстановил чуть сбившееся дыхание. - Уолтер… - она уже стояла в переулке, у самой стеночки, с виноватым видом. Он этому «озверевшему котенку» не верил. - Уолтер, это не то, что вы подумали… - Ага. – Шинигами улыбнулся. – Конечно, нападение было не нападение, и горло вы бы мне не перегрызли… мисс Виктория. – даже сейчас он не смог заставить себя забыть о вежливости, пусть и проявленной с изрядной долей сарказма в голосе. «Я раньше имел дело с вампирами. Не помню, когда, но знаю про их настоящие слабости почти все. Я могу убить любого из них. Кроме одного, самого сильного. В прошлый раз я проиграл ему. Кому?..» - Уолтер, выслушайте. – теперь рядом с вампирессой показалась смуглая красавица. - Послушаю, так и быть, но только с этой дистанции. – сообщил охотник. – Не очень-то приятно, когда тебя пытаются убить на кухне, где ты только что вымыл пол. - Это была необходимая проверка. - Ах, проверка? – в голосе Шинигами скользнул неприкрытый сарказм. – И что же вы проверяли? - Неужели ты действительно ничего не помнишь? – Интегра чуть сощурилась, недоверчиво рассматривая лицо юноши. - Да что я должен помнить, в конце концов? – взорвался Дольнез. - Ты Уолтер Кум Дольнез, английский Ангел Смерти, работающий на организацию Хеллсинг. – Интегра, конечно, умолчала о «деталях»… Хеллсинг… что-то знакомое шевельнулось в памяти. Алукард. Тот вампир, которого ему не удалось победить – Алукард. Злобный кровавый маньяк, служивший семье охотников на вампиров, монстр, которого Шинигами однажды поставил себе жизненной целью одолеть… и не смог. Но что тогда случилось между его проигрышем и пробуждением в развалинах, а затем в больнице? Эта леди, определенно, была в курсе. - Ты должен просто поверить мне, я сейчас не могу доказать свою правоту. Уолтер, Виктория тебя не тронет… - Потому что меня слушаются Нити Смерти? – юноша по-птичьи склонил голову набок, ехидно улыбаясь. – Леди Интегра, неужели вы считаете это рациональным доводом для того, чтобы доверять вам? Не в каждой мышеловке мышка потенциально сильнее кошки… не в каждой мышеловке мышонка так безумно сильно бесит отсутствие утерянной информации о кошке… Дольнез, замерев, следил за девушками. Те молчали, и взгляды, которыми они обменивались, были уже отчасти беспомощными. - Хорошо, леди. – Уолтер говорил спокойно, полностью взяв себя в руки, но ни на секунду не расслаблялся – слишком хорошо еще чувствовалась стальная хватка на шее. – Допустим, что я работаю на какую-то организацию. Но что я там… эй, ни шагу вперед! И он сделал шаг назад в ответ на приближение Интегры. Леди вздохнула, достала из-за отворота пиджака небольшое фото. - Я знала. Вот, смотри. Она разжала пальцы, давая фотографии свободно спланировать вниз, но прежде, чем пожелтевший от времени листок коснулся земли, его стянуло невидимой нитью, и двумя секундами спустя Уолтер, не отводя взгляда от девушек, щеголеватым движением правой руки поймал фотографию, датированную маем 1954 года, и скосил на нее глаза. Он чуть не выронил листок. «Это… я. Но как…» - Шинигами провел свободной рукой по своему лицу, забыв об осторожности. - Это… но… - Это ты, Уолтер. Пятьдесят лет назад ты выглядел так же. - Нет… - охотник испустил нервный смешок. – Я бы... я бы помнил эти пятьдесят лет… «Такого не может быть, я был бы уже глубоким стариком…» Он снова посмотрел в холодные голубые глаза, как будто стараясь взглядом забраться под непроницаемую маску Железной Леди. Та неожиданно улыбнулась. - Виктория, мы ведь дадим этому джентльмену время на раздумия? В конце концов, все будет зависеть от него… Вампиресса осторожно подошла к охотнику. Тот не двинулся, зачарованно глядя на фотографию. - Вот телефон, не потеряйте его и, пожалуйста, не показывайте никому. – она вложила смятый блокнотный листок в руку Шинигами. А потом они исчезли, оставив дворецкого в гордом одиночестве, под тусклым светом горящей в какой-то квартире на втором этаже лампы, в тишине, которая его… слушала… *** - Сэр Хеллсинг, но вы ведь должны понимать, что не имеете на него никаких прав. – только сейчас, в особняке, Виктория решилась заговорить. - Я знаю. Но… - Интегра вздохнула, поднимаясь из кресла. – ты ведь понимаешь, что без него нам не справиться с этой напастью. Новый стол был неудобным, слишком громоздким. Интегре пришлось наполовину обогнуть его, чтобы дотянуться до маленькой пластиковой коробочки с металлическим жучком внутри, по размерам немногим превосходящим клопа...

Ответов - 17

Урсула: Писать всяко продолжение придется, так как мне в большей степени понравилось и хочется узнать что же дальше!

Nefer-Ra: Да-да, проду писать придется. :)

Melissa: Обожаю сюжеты с амнезией как таковые, но и конкретно этот фик вызвал интерес. Буду ждать продолжения.

Raven Gray: Персонажи: Уолтер, Виктория, Интегра, Тип и… другие… Рейтинг: PG-13 (в перспективе) Расклад к началу главы Часть Вторая. Джокеры и Шестерки. - Что это? – Виктория с любопытством потянулась со своего стула вперед, намереваясь взять коробочку из рук Интегры, но та отошла за пределы досягаемости. - Это? Чудо современной технологии. – она сухо усмехнулась. – Бывает в трех вариантах: жучок-взрывчатка, способная теоретически с одного раза разнести особняк и прилегающие территории; жучок-отравитель, либо впивающийся в жертву и впрыскивающий ей яд, либо добирающийся, скажем, до стакана с водой на столе, опять же впрыскивающего яд и самоуничтожающегося; или самый интересный вариант, жучок-шпион – видеокамера, радар и мощный передатчик, способный находиться под водой и выдерживать значительное давление. - И этот ужас – крохотная букашка? – Серас поднесла на уровень лица руку с полусжатыми большим и указательным пальцами, оставив между ними расстояние, равное примерным размерам «клопика». – Неужели он способен на такой взрыв? - Время работает против нас. – мрачно констатировала Интегра. – Технологии на грани фантастики дают людям все меньшее и меньшее различие с нелюдями… - Небожителями? – предположила Серас. - Нелюдями. – упрямо повторила Интегра. - Но ведь работа Хеллсинга состоит в том, чтобы уничтожать нежить и нечисть, разве нет? Значит, эти разработки, какими бы опасными они ни были, надо оставить правительству. - Нет, Виктория, мы не имеем на это права. – Интегра положила пластиково-металлическую причину своего плохого настроения на стол, возвращаясь к своей позиции в начальственном кресле. Виктория цапнула коробочку с «клопом», и, прищурившись, поднесла ее к самым глазам, как будто пытаясь выделить хоть одну органическую деталь, которая позволила бы Хеллсингу взять это дело под свой контроль. - Ну… - Но что самое интересное, так это разработки, обнаруженные сравнительно недавно. Серас, ты давно последний раз смотрела кино? Вампиресса оторвалась от разглядывания коробочки, устремив на хозяйку удивленный взгляд. Интегра кивнула и с отвращением бросила: - Тогда скажу только, что люди намного переплюнули того кровавого ублюдка… - Хеллсинг пододвинула девушке тонкую папку и откинулась в кресле, закуривая. – Любуйся. «Люди-невидимки, которых невозможно обнаружить радаром. Люди-призраки, способные ходить сквозь стены. Люди, регенерирующие быстрее вампиров, и неспособные в силу столь короткой жизни удержаться от разрушения и жестокости.» В эти редкие моменты Интегра ставила вампиров на одну планку с людьми по моральным качествам. Возможно, причиной тому было исчезновение ее Носферату как живого напоминания о вампирах-монстрах, какими, безусловно, было подавляющее большинство их. Серас она не могла воспринимать как вампира, даже после того, что видела, слышала, даже после того, как Виктория выиграла войну. Тогда, еще в ту ночь, когда она была самой обычной полицейской, на свою беду оказавшейся не в том месте не в то время, девочка просто очень хотела жить… А, впрочем, сейчас надо было думать не об этом. Италия подверглась распространению неизвестной заразы, быстро перекинувшейся со средиземноморского побережья на берега пролива Ламанш. Неизвестно, сколько осталось времени, прежде чем «эпидемия» поглотит Великобританию… Кто-то дал этим неизвестным заучкам на растерзание образец крови нечеловека. *** Уолтер вернулся в квартиру. Самые заметные следы крови остались на занавесках, и Шинигами с тяжелым вздохом забрался на подоконник с целью их снять. После отмывания кухни нужно было позвонить этому Типу, и чем скорее, тем лучше. В следующую секунду Дольнез чуть не свалился, услышав у себя за спиной спокойный голос: - Не стоит. Тип, лицо которого Уолтер узнал моментально, сидел за столом и неторопливо потягивал из бокала вино. Заметив выражение лица охотника, он улыбнулся и жестом указал на место напротив себя. - Уильям Раберри, оч приятно. Извини, что я снова пью на работе… а, нет, ты меня не видел пьющим, это я после… - Что ты здесь делаешь? – спросил Дольнез. «Не бить, пока не ответит на вопрос… не бить… уже второй раз придется вытравливать из собственной квартиры нежданных гостей…» - Тебе не кажется, что пришло время что-то обсудить? – уточнил Уилл, разворачивая в руке возникшую из ниоткуда колоду карт. – Например, то, почему мы сохранили тебе жизнь? Или то, почему вся высшая административная часть канцелярии Суда, прости годсподи, ждала твоего звонка целых пять лет? Впрочем, это не важно, - махнул Уильям рукой, не давая Дольнезу вставить ни слова. – не важно, так как у меня выдалась свободная минутка. - Свободная минутка – в небесной канцелярии? Что, через минуту Апокалипсис? – усмехнулся сероглазый скептик. - Нет, через неделю война. – поморщился Раберри. – Ты помнишь Шрёдингера? - М-м… - в голове что-то щелкнуло. – Это такой маленький, с кошачьими ушками на головах? - Ну да. С ушками. – хмыкнул Уилл. – Он снова на другой стороне. И я решил, в виду отсутствия Лорда Дракулы, для уравновешения сил… - …примкнуть к нашей скромной команде спасения? То есть мне надо вернуться в Хеллсинг, как требовала сэр? – предположил Дольнез. - …послать и вам Парадокс. Потому что матч будет трудным. Заодно и пригодность свою докажешь, новобранец. - Не понял… - Что тут непонятного? – вздернул брови Уильям. – Я пришел, потому что пришло время платить по счетам. Мы дали тебе жизнь, практически бессмертие, и даже даем тебе возможность его сохранить, если ты выживешь в войне. А участия в нее на стороне организации Хеллсинг и… прочих мы требуем. И теперь можешь прибавлять к моему имени «сэр». Я твое начальство. Непосредственное. – подчеркнул глава божественной канцелярии это слово, подняв указательный палец с длинным, но тщательно наманикюренным острым когтем. - Да, Уилл… сэр Уильям. - С сего момента ты Шинигами Уолтер, мой подчиненный. – довольно улыбнулся ангел Смерти. - Если в интересах… других… будет убийство Алукарда, мы дадим тебе полномочия уладить это дело. - Что?.. То есть, я смогу… - Сможешь. – улыбнулся Уильям. – Парадокс прибудет через пару дней, когда закончит с делами. А то воротит меня от этих неубиваемых монстров не нашего века… - До свидания, сэр Уильям. – уловив нужную интонацию в голосе начальника, улыбнулся Уолтер. - До свидания, Шинигами. Он исчез вместе с бокалом. Без дыма, без хлопка, без малейшего звукового или визуального эффекта. Просто через миллиардную долю секунды его уже не существовало в этом мире. «Уильям сказал, что Шрёдингер снова…» «Будет играть против вас, мой мальчик. – послышался несколько усталый голос у него в голове. – Забыл тебе сообщить, я твоя помощь и опора на первых порах. У тебя ведь появились серьезные слабости, которые при определенных условиях могут стать… фатально опасными.» «Я смертен?» «Теоретически нет, но… да.» «И вы моя помощь?» - Шинигами завалился на диван, вытянувшись во всю его длину, и, сняв перчатки, потрогал холодной ладонью горячий лоб. «Да, да, - голос Уилла прозвучал уже с нотой раздражения. – Только не смей дергать меня по пустякам каждый раз, когда что-то непонятно. И не оставляй больше мою визитку на подзеркальнике, в ваше время много любопытных ходит…» Пощупав нагрудный карман, Уолтер вытащил оттуда потерянную визитную карточку Уильяма. Со странно-равнодушным выражением лица запихнул ее обратно и свесил с дивана руку. Сегодня его было уже сложно чем-то удивить. Было лень даже встать и задернуть шторы – солнце било из окна по глазам. Уолтер просто уткнулся носом в угол между сиденьем и спинкой дивана и решил вздремнуть минут десять, чтобы быть полностью готовым испытать возможные вечерние потрясения… *** - Хе-хе. Как джокер, понявший, что он не один такой. – Шрёдингер выдал самую лукавую свою улыбку. Собственно, Шрёдингером в полном понимании он еще не был. Он существовал по пояс, паря в воздухе наподобие сказочного джинна. Девушка, сидевшая на корточках, глядевшая под прозрачный «пол» и рассеянно наблюдавшая за душившим вручную очередную жертву Алукардом снова возобновила тихие ругательства сквозь зубы. - Эй-эй, полегче. – заулыбался котик. – Ты мне сейчас лишний хвост прирастишь! - Не приращу… - буркнула младшая Парадокс. – Блин, впрягли меня в эту нудятину без права на покаяние и прощение… - Но ты же сама вызвалась! – возмутился Шрёдингер. - Это тебе так сказали. – не смутившись, отпарировала В этот момент дравшийся внизу Алукард посмотрел вверх. Парадоксы дружно посмотрели вниз, и Демон Максвелла поежился. - От его взгляда меня коробит. – пробормотала Парадокс. - Он тебя не видит. – скосил на нее глаза Шрёдингер. – И не дотянется. - И все равно меня коробит. - Ну и пусть. – тихо отозвался Кот. В этот момент его правая нога полностью сформировалась. На хитрой мордочке зажглась улыбка, Шрёдингер подпрыгнул, хлопнул в ладоши и, дернув ушками, воскликнул: - Пора делать ставки! *** - Что?! – зазвенела пощечина. - Катерин, я… - Урод!!! – еще одна оплеуха, сероглазый и не думал уворачиваться – бесполезно, догонит и больнее врежет - оскорбленые в лучших чувствах самбистки, они такие… - Ты говорил, что любишь меня! - Оу-у… - Уолтер провел пальцами по, казалось, воспламенившейся щеке, и ляпнул. – Разве? В ответ девушка разразилась бурными рыданиями, выдавливая между всхлипами: - Ты меня… больше не увидишь… понял, ты, самовлюбленный козел? - Э… - выдавил великий и могучий Шинигами, беспомощно разводя руками. Катерина взвыла еще громче и побежала к выходу из парка, залепив на прощание Дольнезу кулаком под дых. Не очень, в понимании охотника, сильно. Но обидно. «Заслужил… Ох и натворил я дел за пять лет…» - поскребя пальцами висок, Уолтер двинулся к противоположному выходу. – «Но это надо было закончить и, коль случай представился, сегодня. Ибо эти истерики на почве «ты меня не любишь, ты вчера не позвонил!» мне так надоели... а может, вчера именно в это время меня гоняли по улицам темнейшие существа мира сего? Ну ладно, это я убегал, и она меня догоняла, но смысл то не меняется – я был занят!» И все-таки он заслужил эти односторонние побои. В последнем ударе вообще везунчик – разъяренная дамочка могла вздумать ударить по точке, располагавшейся значительно ниже… В любом случае, хорошо, что все закончилось без кровопролития, подумал Дольнез, поднося к кровоточащему носу платок, поправляя свободной рукой манжету второй за эти сутки белой рубашки и по пути к машине обдумывая, как бы отстирать с первой пятна крови вампирессы… *** - Леди Интегра. - Уолтер. – слабо улыбнулась девушка, выпрямляясь в кресле. – Знаешь, ты ничуть не изменился… с того дня. Конечно, он не понял, о чем говорила Интегра. Он улыбнулся и чуть поклонился. - И над вашей красотой время не властно, миледи. Но давайте перейдем к делу. – Уолтер выпрямился, выражение лица вновь обрело серьезную сосредоточенность. – Я готов… вернуться. - Я очень рада твоему решению. - Покажите мне врага, миледи. – сверкнул улыбкой Ангел Смерти. – Я убью его за вас. - Если бы мы знали, кто наш враг. – Интегра толкнула по столу от себя папку. - Стало быть, враг неизвестный? – он сделал шаг вперед и раскрыл материалы по делу «Саранча». – Тем хуже для него. Интегра подумала, что Уолтер становится в чем-то похожим на аристократическую часть Алукарда… Но нет, нет, это решительно не так. Алукард… он... он ее вампир, верный ей, готовый прервать свою жизнь ради нее… он обязательно вернется. - Самолет или вплавь? – пошутил Дольнез, закрывая материалы. Серые глаза хитро блестели. - Самолет. Послезавтра… - она вынула из папки и протянула Уолтеру билет. – С тобой полетит Виктория. «Старый пес и… нет, уже снова молодой пес.» - жизнерадостно усмехнулся Дольнез про себя. - В Италии вас будет ждать связной, он же и… эм, наблюдатель. - Что? – тонкие брови Ангела чуть не сошлись на переносице. – С каких это пор к оперативникам приставляют соглядатая? - С тех пор, с которых мы вторгаемся на неофициально подконтрольную территорию Энри… отца Гендли. - Да, леди Хеллсинг. – Уолтер по-военному щелкнул каблуками и чуть было не отдал «пустоголовую честь», но вовремя замаскировал последнее движение под мимолетное приглаживание волос. - Да пребудет с тобой благословение Господа нашего и Ее Величества. Аминь. – Интегра помолчала, и Уолтер тоже не торопился уходить, видя, что она собирается сказать еще что-то. – Уолтер, береги себя. – это было сказано совсем другим тоном, намного мягче, и, произнося это, Железная Леди смотрела Ангелу Смерти в глаза, а не в точку за его плечом. - Миледи, - протянул Уолтер своим лучшим мягко-укоряющим тоном. – я всегда буду с вами. До встречи на праздновании победы. – он снова чуть поклонился и вышел. Улыбка Железной Леди дрогнула и угасла. Она откинулась в кресле, решив устроить себе маленький перерыв и чувствуя себя впервые за много часов снова тепло и уютно. Как будто еще кто-то вернулся. Вполне определенный кто-то. По полу и стенам ползли бледнеющие отсветы позднего вечера… Охранник не заметил тени, мелькнувшей за окном первого этажа… На третьем сгустился мрак, когда чья-то заботливая тень, бесшумно выросшая за спиной Интегры, задернула шторы в ее кабинете. Дремавшая в кресле Хеллсинг моментально дернулась к пистолету – в дверь, к которой она сидела лицом, никто не входил, а Виктория не позволяла себе ходить сквозь стены. Пистолет послал серебряную осу в живот незваного гостя, затем еще одну… еще... Тот разразился тихим ехидным смехом. Интегра вскочила. - Ты… - Шумно, как всегда. – граф отряхнулся, удаляя даже воспоминания о пулевых отверстиях. Потом посмотрел на нее, с насмешкой в переливающихся огненно-красными оттенками глазах. Улыбнулся, не показывая клыков, опустился на одно колено, взял руку хозяйки и припал к ней губами. - Добро пожаловать домой, Граф. – сдерживая улыбку, рвущуюся наружу и перекликающуюся с мягким, дрожащим, призрачным светом во взгляде, тихо произнесла Интегра. Он поднял на нее глаза. - Я дома, Графиня… Затем вампир поднялся на ноги, мягко опустил руки хозяйке на плечи – почувствовав, как под ребра предупреждающе ткнулось дуло пистолета – и поцеловал ее, игнорируя холодную железку, нацеленную ему в сердце и попытки оттолкнуть его, прекратившиеся сразу же, как он оторвался на несколько мгновений от сладких губ, дразня, и тут же снова припал к ним. *** Утро Уолтер начал с наведения окончательного порядка на кухне. Запах крови вампира не хотел выветриваться, притом, что окно было открыто с ночи… Похоже, придется покупать новые занавески, подумал Шинигами, глядя на настенные часы – двенадцать минут пятого. Открыл духовку и принюхался – нет, пожалуй, мясо как готовое еще не пахнет. - Давненько не виделись. – раздался голос из-за спины. Второй раз за этот день. - Да что ж такое… - раздраженно пробормотал Уолтер, оборачиваясь. – А… Он моргнул. - Алукард? – и тут же сверкнул усмешкой. – У вас на лице губная помада, Лорд. Извольте ликвидировать. – и церемонно протянул вампиру чистую салфетку. Граф, не смутившись, принял подношение. Уолтер едва сдерживался, чтобы не расплыться в ехидной улыбке. - Дерзкий мальчишка. – покосился на Дольнеза вампир, употребляя свой коронный леденящий кровь взгляд. Без улыбки. - Могу я осведомиться о причине вашего визита? – решил взять ситуацию в свои руки Ангел Смерти. - У тебя ничего не выйдет. – хмыкнул вампир. – Ты прекрасно понимаешь, что твое возвращение ничего не значит. Они все равно мои. Моя любимая хозяйка и моя слуга. Они только мои. – на его губах появилась жесткая, даже жестокая улыбка, и в голосе так и проскальзывал яд. – Тебе их никогда не отнять у меня. Уолтер побледнел от ярости, но промолчал. Возможно, потому что понимал, что Алукард пытается взять его на слабо, а возможно, потому, что не помнил… - Ты взрослеешь, мальчишка. – тихо произнес Алукард, удовлетворенный результатом, и начал исчезать в черном призрачном дыму. – Взрослеешь… Он исчез. - Заткнись. – запоздало прошипел Уолтер, прикрывая глаза и неожиданно осознавая бесконтрольную, слепую ярость. – Закрой рот, недоделок… Он едва-едва удержался от желания разнести стул, на котором сидел Алукард. А потом, взяв себя в руки, усмехнулся. Что это было с ними обоими? Ревность? «Мне можно, я еще хоть сколько-нибудь человек… но он, как он может ревновать?» - Шинигами подошел к окну, глядя на просыпающийся город. Катерина действительно была похожа на Викторию. Именно потому, наверное, их отношения продержались так долго – чуть больше двух лет… он только сейчас понял, почему терпел эту драчливую, склонную к истерикам и скандалам девушку – черты ее лица были так похожи на черты лица юной вампирессы, что можно было без труда представить на месте лица Катерины Ее лицо… «Она все равно не моя, мне надо с этим примириться. Но не Алукарду говорить об этом.» - он хотел было злорадно улыбнуться, но не получилось - Уолтер чувствовал, что снова ошибся в своих догадках... – «Я просто старый… старый ангел. Да, ангел. И хватит с меня.» Впрочем, уже через несколько минут Шинигами гордо вздернул подбородок и улыбнулся, пристыженный своей короткой капитуляцией. «Не отнять, говоришь? Посмотрим…» - Эй, есть что выпить? – пробормотала показавшаяся из коридора… девушка?! Нет, сомнений по поводу пола не возникало, но цвет глаз – химически-зеленого оттенка, чуть ли не светящиеся в темноте — и волос – все темные оттенки синего, зеленого и между ними – вызывал, мягко говоря, легкое удивление. - Вы – Парадокс? – спокойно осведомился Уолтер. Та с некоторым сомнением посмотрела на Дольнеза, чуть склонив голову набок и остановившись на пороге кухни. - Мда. А ты тот бескрылый? Который Ангел Смерти? – голова вернулась в изначальное положение, девушка шагнула вперед и деловито тряхнула руку Шинигами. – Категорический привет. Так есть что выпить? Уолтер молча плеснул в стакан минеральной воды. Парадокс зыркнула туда суровым взглядом, прикрыв один глаз. Вода прекратила пузыриться и поменяла цвет на вино-красный. - Сойдет. – констатировала Парадокс и залпом, в один глоток, осушила стакан, уставившись затем на Ангела Смерти совершенно трезвым, но все еще мрачноватым взглядом. – Так, уточним один раз. Я не Шрёдингер, могу менять все, включая себя, упирая на вивисекцию живых и неживых организмов, но не умею мгновенно перемещаться в пространстве каким бы то ни было способом, и убить меня сложно, но можно только один раз. Есть в этом мире форма вещей, после удара которой я не регенерирую. «Форма вещей?» - И мысли я не читаю, только если они не написаны на лице, Файв-о-клок. – уточнила, ухмыльнувшись, Парадокс. - Я могу узнать ваше имя? - Ай, давай на ты. – она поморщилась. – Да можешь, я Демон. – она замолчала, очевидно, посчитав фразу законченной и понятной. - Не совсем понял. – виновато улыбнулся Дольнез. - Максвелла. – раздраженно закончила девушка. – Демон Максвелла. Уолтер выразительно окинул ее взглядом с головы до ног, как бы молчаливо спрашивая: «Демон женского пола?» - Де-мон. – снова мгновенно изменившимся голосом ласково пропела Парадокс. – Это мое… моя оперативная кличка, если так угодно. Никаких «демонесса», «демоница», «суккуба» или что там еще в голову взбредет. - Может перестанешь источать негатив, а? - Ладно. – девушка мгновенно расплылась в улыбке до ушей, но тон ее голоса явно не зависел от мимики. – Так лучше?.. Дольнез решил, что она издевается, и со вздохом полез в шкаф за чайником… - Кстати, - окликнула его Демон через несколько секунд. – До вылета мне задали помочь тебе с выбором клички. Чеширский Кот устраивает? - Да… до вылета? Ты летишь с… - Угу. – отмахнулась от ненужного вопроса Максвелл. – Можно подумать, меня кто-то спрашивал… *** - Фалкао, ты все понял? - Понял, ушастенький. Все будет в лучшем виде. Черный Ястреб с милой улыбкой потрепал Шрёдингера по ушам, чем тот остался крайне доволен. По крайней мере, на вид. «Этот мерзавец туп, как пень.» - весело подумал Кот. – «Кстати, интересно, что скажет Уилл по поводу реинкарнации этого типа в кота?»

Raven Gray: Расклад к концу второй части

Nefer-Ra: Это еще и карточная партия? занятно.

Урсула: Raven Gray Все интереснее и интереснее. А почему в обеих раскладах в вертикальном положении выделяется Интегра? Это имеет некий сакральный смысл?

Raven Gray: Nefer-Ra, не думаю, что вы просите, чья. )) Урсула, не очень глубокий смысл, но, безусловно, имеет. ))

Annatary: Ох, простите великодушно, но... Raven Gray, ради всех богов, великих и малых, но поправьте: - Уильям Раберри, оч приятно. Raven Gray пишет: догонит и больнее вдарит Raven Gray пишет: подчеркнул главгад божественной канцелярии пока я не пришла со своим "админским произволом". Боги мои, мы же не на "олбанццком" пишем, а на русском! Уж больно просторечные выражения. Никто не против, можно и жаргонизмы, и разговорные выражения использовать в фанфиках, но давайте уже не будем совсем ударяться в сленг (особенно "интернетный"). Это не придает ни красоты, ни колоритности произведению. Скорее "режет глаз". Вот мне очень "резануло". Или, хотя бы, в кавычки берите подобные выражения, чтобы подчеркнуть ироничность их использования. Уж извините за такую резкость высказываний. По сюжету - интересно и интригует. Любопытно будет прочитать продолжение.

Raven Gray: цитата Annatary: - Уильям Раберри, оч приятно. Это именно его, Уилловское - намек на то, что парень прошел до "главгада" с нижней ступеньки и сохранил за собой весьма... свободную манеру выражаться. цитата Annatary: подчеркнул главгад божественной канцелярии Это не ирония... *вздохнул и криво улыбнулся* По сюжету - интересно и интригует. Любопытно будет прочитать продолжение. Благодарю)

Melissa: Изрядно смутили жаргонизмы, особенно "главгад" (это у него должность такая, что подобное просторечие влезло в теоретически литературный текст?). В целом интересно, хотя, не стану скрывать, некоторые словосочетания режут глаз. Показался несколько ООС-ным образ Алукарда. Особенно смутили его ревнивые вспышки и то, как он разговаривает с Уолтером, но здесь не смею указывать: видение автора - на то оно и видение автора. Так или иначе жду продолжения. ПС. Я правильно предполагаю, что нас ждет Уолтер/Виктория? Кстати, явный АИ-шный пейринг можно вынести в шапку, коль уж вы заикаетесь там о парах. Если пейринги не важны по сюжету, то можно просто оставить "Персонажей". Если какие-то пейринги будут ключевыми и вы их уже планируете, то по нормам вежливости к читателю лучше пишите их сразу. Вдруг у вас выскочит Уолтер/Виктория, а кто-то это сочетание на дух не переносит. Также стоило бы указать название первой главы и вообще как-то обозначить, что это была первая глава. А то общая шапка, текст, а потом бух и вторая глава "Джокеры и шестерки".

Raven Gray: Melissa Неправильно полагаете, пейринга не будет) Алукард действительно ООСный... *покосился на Алукарда* Но кто бы говорил про ревнивые вспышки - в рейтинговых фанфах что с ним только не делают... А кто видел, как он разговаривает с Уолтером, без свидетелей, в отсутствие Интегры в ближайших трех кварталах, да еще и после того, как он, Уолтер, оказывается живым после своего "предательства" (ставлю в кавычки, ибо претит мне мысль, что он действительно нацист...)? И главгада я тоже давно убрал... О_О

Melissa: Raven Gray пишет: Но кто бы говорил про ревнивые вспышки - в рейтинговых фанфах что с ним только не делают... Эм, это был камешек в мой огород или мне показалось? )) Имхо, ссылаться на другие фики не совсем правильно, но выше я уже говорила об авторском мнении. Я согласна с вашей трактовкой, потому что вы пишете явную АУ, в которой возможны многие допущения. И главгада я тоже давно убрал... О_О Извиняюсь, читала в день выкладывания (еще до аналогичного коммента Аннатари ;) ), а потом искала время, чтобы оставить коммент.

Raven Gray: Melissa ^_^ Да ладно, не суть важно. Плохо, что продолжения придется ждать долго - начинаются рабочие будни...

Raven Gray: Шинигами. Часть III Прошу прощения, выложил ссылкой в дневник. Ибо компьютер лагает, а редить в плане оформления это по второму кругу с постоянно скачущей вверх строкой... мои глаза не выдержат этого надругательства.... еще раз прошу прощения. И прошу найти логические неувязки - я был слегка не в себе, когда сие дописывал, и вполне возможны и годмоудинг, и алогичность, и... что угодно... хотя этого быть не должно. Вот.

Raven Gray: Часть четвертая. «Чистите зубы регулярно нитями Смерти с пастой Colgate, и они будут крепкими и здоровыми… если, конечно, выдержат такое надругательство.» - Уильям Р. Персонажи: Уолтер Д., Бернард С., Д. Максвелла, Энрико М., Натан С., Хайнкель В. и другие… Рейтинг: NC (violence) Предупреждение: Писалось с момента отдыха у фонтана очень много времени спустя. У автора творческий кризис, и скучно, и грустно, и некому лапу пожать. Прошло две недели, и Шинигами наконец-то увидел комнату отеля вместо стен палаты. Регенерировал он действительно быстро, Уильям не соврал. Только глава канцелярии не счел нужным упомянуть, что регенерирующие смертельные ранения доставляют еще больше болевых ощущений и связанного с ними длительного дискомфорта, чем просто смертельные ранения. Впрочем, неужели стоило на него злиться из-за такой мелочи? - Ты что-то сделал с волосами? – приветствовала его с порога Максвелл. Уолтер хмуро кивнул. Да уж, сделал… короче на пять сантиметров, так, что теперь, когда он забирал волосы в конский хвост, тот больше напоминал заячий… хорошо пошутили, пока он спал… - Заходи, я сделала чай, сейчас сгоняю в ресторан за чем-нибудь поплотнее. Вещи по шкафам тоже рассовала, не ругайся там сильно, ты же знаешь, у меня проблемы с сортировкой… - и Парадокс быстро выскользнула за дверь. Оставшись в одиночестве, сероглазый обвел комнату взглядом. Довольно просторное помещение, светлое, с маленькой прихожей и душем-туалетом за дверью. Стены покрывают обои серо-белого цвета с разводами и абстрактными завитками, изображающими не то облака, не то какие-то цветы (а у Дольнеза этот узор упрямо ассоциировался с овцами)… Кровати «без подвоха», в том плане, что их все-таки было две и жучков на противоположной стене и письменном столе, вплотную прилегающем к оной, не обнаружилось. Хотя, возможно, охотник просто плохо искал. И везде, кроме кремово-деревянных кроватей и стола, этот пасторальный серебристо-белый цвет. Он не то, чтобы раздражал, но порядком отвлекал Шинигами, вводя его в подавлено-апатичное расположение духа. Уолтер прошелся по комнате туда-сюда, как будто измеряя ее шагами. Посмотрел в окно, откуда открывался вид на парк, задернул полупрозрачные занавески, чуть нахмурился и пошел к шкафу. «Что Максвелл имела в виду, когда сказала…» Он открыл дверцы шкафа и замер. Выражение лица охотника в этот момент более всего подходило под жаргонное выражение «осоловел, как сизый голубь». Потом уголки рта начали ме-е-едленно разъезжаться в стороны и, наконец, Шинигами разразился тихим, безнадежным хихиканьем, сделав пару шагов назад и рухнув на ближайшую кровать. Да, вещи были рассортированы просто безупречно. По цвету и количеству количеству затраченной ткани, без учета пола носящего… выглядело это примерно так: поверх толстой ветровки (Максвелл!) лежали джинсы (Максвелл!!), затем брюки, на них - белоснежная рубашка, пиджак, черная футболка с черепами (Максвелл!!!), жилет, белая майка, и наконец, стопку гордо венчали серые семейники… и в таком коленкоре были под завязку забиты несколько полок, причем не только одеждой – Парадокс умудрилась впихнуть в узкий шкаф по диагонали компьютер в сумке и туда же, в образовавшуюся сверху половину, вложила пару тетрадей и насыпала ручки. «Нет, она издевается… так, Ангел, успокойся… дыши глубоко и ровно…» - он несколько раз вдохнул и выдохнул, затем фыркнул, покосившись на бардак и неожиданно понял, кому предстоит разбирать, что здесь чье и куда это запихнуть… Всю жеребячью радость мгновенно вымело из сознания еще три года назад вполне педантичного сероглазого, и тот, тяжело вздохнув, посмотрел на чемодан, сиротливо прислоненный к ножке рабочего стола и, как будто укоряя его взглядом за то, что открылся главной созидательнице проблем, покачал головой и цокнул языком. «Я больше не буду попадать в… короче, отлучаться. Как она вообще тут существовала две недели?!» Дверь скрипнула. Шинигами обернулся: - Эй, Максвелл, а Рик уже дал о себе знать? - Попробуй назови его так в лицо. – буркнула девушка. – Натан предложил в качестве места сходки Ватиканскую пинакотеку, и, ввиду пребывания старшего по команде в тяжелом состоянии, я одобрила. - Ну ты даешь. Давно? - Позавчера. Завтра встреча. - Ясно. – охотник изменил положение с сидячего на лежачее и прикрыл глаза. - Устал? - Да нет, я прекрасно отлежался в больнице. Просто подумал о том, какой из меня дипломат по сравнению с леди Интегрой. - Опять вернулся к старым замашкам? – в голосе девушки прозвучал неожиданный, но почему-то очень задевший Шинигами сарказм. - К каким это замашкам, Максвелл? – стараясь выдерживать спокойный и ровный тон, отозвался Уолтер. - Да без тебя ничего она не может, если Алукарда рядом нет. – казалось, еще чуть-чуть, и не вполне цивилизованная и этичная Парадокс просто сплюнет под ноги – настолько было исполнено отвращением выражение ее лица. – Просто английская… - Заткнись, Максвелл. – жестко отрезал Шинигами. Девушка разрезала мясной пирог и вытянула руки с тарелкой вперед, предлагая «добычу» и невинно улыбаясь. И быстро добавила, уловив выражение лица сероглазого: – Не злись, Чеширский. Просто у меня нет принципов, такая я сволочная тварь, слишком долго для своего характера живущая. У тебя еще будет время вызвать меня на дуэль. Потом. - Я это давно понял. – невольно улыбнулся сероглазый, поражаясь способности девушки костерить себя вслух наравне с окружающими… - Говорю, что есть. – пожала плечами Максвелл. – Так что у нас завтра? - Никаких компромиссов. Мы представляем сильную и независимую организацию. – напомнил Дольнез. - Поняла уже. – рыкнула Максвелл, бросив в Шинигами косой раздраженный взгляд. - С прибытием в Рим. Надеюсь, вы не слишком переживаете из-за того происшествия? – подошедший в компании двух телохранителей и Скурьи Энрико широко и, насколько это было возможно, ехидно улыбнулся. - Почему без букета? – тихо-тихо буркнула себе под нос Максвелл. - Что-что? – притворно не расслышав, переспросил Энрико. В голосе его так и сквозил сарказм. – О, простите мне подобную глупость. Я решил не повторять ошибки дважды, коль скоро небо дало мне второй шанс. Демон Максвелла упорно сверлила взглядом плитку. Уолтер думал, сколько еще придется изображать вежливость, прежде чем несносная девчонка сломает политическую обстановку окончательно. - Мы решили принять ваше предложение о помощи, при условии, что она не будет взаимной. Плюс вы оплачиваете… - Издержки, похоронны в случае смерти исполнителя, плюс компенсация прочих расходов и пятнадцатипроцентный аванс. – наигранно-скучающе перебил Максвелл. – Знаю, знаю, наемники вашего сорта всегда… - Двадцатипроцентный аванс. – чуть нажал Дольнез. - …заботятся о деталях. Хорошо, двадцати. – устало, и на это раз с усталостью совершенно искренней, кивнул Энрико, мигом утратив всю напускную ядовитость. – Мне необходимо узнать, кто занимается выведением сверхчеловека на подконтрольной мне территории. Образцы и точки последних проявлений активности вам передаст Скурья. Больше зацепок нет… до свидания. - он развернулся на каблуках и пошел по коридору. - Они должны быть в отчаянном положении. Охотники шли по улице вниз, время от времени провожая взглядом машины самых оригинальных цветов (фиолетовый, тошнотворно-розовый, ядовито-желтый… опять фиолетовый…). Уолтер искал взглядом лавочку на предмет присесть и урну на предмет выбросить окурок. Максвелл пялилась в небо и по сторонам без особых притязаний. - Да, но ведь у них больше нет Регенератора, да и все хоть сколько-нибудь ценные боевые единицы были брошены на борьбу с Миллениумом. - А что такое Миллениум? – почесала за ухом девушка. Дольнез помолчал, потом смущенно улыбнулся краем рта. - Я… э… не помню. - И меня забавляет одна деталь этой авантюры. - Какая? То, что Ватикан оплачивает услуги похоронного бюро для двух ангелов смерти? – усмехнулся сероглазый, убирая выбившуюся из прически прядь волос за ухо. - Нет. Энрико и при рождении-то таким сговорчивым не был. Что это на него нашло? - Не знаю. Слава богу, не знаю, – пожал плечами Шинигами. Они спустились на небольшую площадку с фонтаном, на широких бортиках которого отдыхало несколько человек. - Тут? - Все равно. - Неужто устал? – ехидно осведомилась Максвелл. Уолтер не ответил, устроившись поудобнее и проходясь взглядом по площади и отдыхающим. Слева, сидя на бортике, самозабвенно целовалась влюбленная парочка, причем юноша явно был старше девушки лет на пять. Пожилой джентльмен с кейсом-дипломатом под мышкой прошел поперек площади к стоянке. Молодая женщина, по яркости одежды и косметики не уступающая оперению экзотического попугая, поспешила, напротив, от стоянки к магазину одежды. Прямо напротив, около киоска с мороженым, на лавочке сидел молодой мужчина. Интересным в его внешности было то, что он, несмотря на явную принадлежность к монголоидной расе, был блондином. Вокруг него прыгал ребенок лет семи, и Уолтер подумал на несколько секунд, что ребенок приходится мужчине сыном – слишком уж явно прослеживалось семейное сходство – но отверг эту мысль, присмотревшись повнимательнее. Кроме того… - Братик, братик, ты ведь покажешь мне вампиров? - Каких вампиров, Сейши? – спросил азиат, чуть напрягаясь и подаваясь вперед. - Клыкастых! – требовательно заявил ребенок. – Ну, из тех, которые… - Хорошо, но ты забыл… - мужчина скосил взгляд сначала в одну, потом в другую сторону и добавил: - Что это тайна, и… - дальше его голос стал еще тише, и Уолтер понял, что ему при всем желании не разобрать сказанного. Мальчик зажал рот ладошками, а потом покивал, сверкая счастливой улыбкой. - Ура! Мы будем играть в вампиров! - А жаль. – очень тихо отметила Максвелл, сидевшая боком к происходящему, опираясь спиной на плечо Дольнеза и поворачивая голову так, чтобы тот расслышал следующие слова, а заодно наблюдая за тем, как братья уходят. - Как бы не затянулась их игра. Старший очень серьезен. Слишком. Что-то здесь есть. Нам не повезло. - Почему не повезло? Не думаю, что они прервут наш «отпуск» всерьез, мисс Максвелл. Даже если предположить, что он как-то связан с этим, вряд ли он рискнет убивать своего брата. - Я не говорила об «убивать»… - Прости, что перебиваю, - перебил Уолтер. – но даже взрослый человек проходит трансформацию с вероятностью четыре к ста… - Дольнез, я знаю, на жаре это тяжело, но пошевели мозгами. – неожиданно обозлившись, Парадокс развернулась на сто восемьдесят градусов, едва ли не столкнувшись нос к носу со слегка обалдевшим Шинигами. – Мы уже не в девяносто девятом году, и имеем дело не с нежитью. Это модифицированные люди. Ты мне можешь сказать совершенно точно, как далеко шагнул прогресс и с какой вероятностью модификации успешно вводятся сейчас? - Э, нет. То есть играем в слежку, пока они не пропали? - У них водитель, – кивнула Парадокс на машину, в которую как раз залез Сейши. - Почему ты думаешь, что это именно водитель? Ах да, средства… - …и способы, - фыркнув, закончила девушка. – Да, тот, кто имеет деньги на модифицированных наемников не станет просить приятеля подбросить до дома. Особенно тот, кто уверен в себе настолько, что даже не проследил, что бейдж лежит в нагрудном кармане ровно и не выглядывает из него. - Только не говори мне, что ты с такого расстояния смогла прочитать хоть что-то. - Только четыре буквы, но мне их достаточно, учитывая твой талант к поиску информации. Есть блокнот? Шинигами молча выудил из барсетки книжечку в твердой обложке и ручку. Максвелл быстро нацарапала что-то на верхней странице и протянула ему. - JUPI… Юпи… - Юпи... ага. – мрачно подтвердила Мари. - Ты говорила, что тебе это сказал последний из атаковавших в гостинице. - Именно. Нам не просто не повезло, Уолтер. Нас выбросило на следы. - Я не представляю, как набрать по подобному отрывку информацию. *** - Смотри. Jupiter, рок-группа… не то. – Парадокс, зевая, пыталась сконцентрировать внимание на поиске. - JUPE, страховое агентство… там есть еще что-то, связанное с медициной, глянь-ка, подходит… Максвелл, ты уверена, что последней буквой была именно «I»? Быть может, это JUPL, опять же JUPE или еще что-нибудь… - он понимал, что только осложняет себе работу, но, учитывая ее резко увеличившийся объем, можно было бессовестно отложить ее до завтра – а спать хотелось очень сильно. - Уолтер, я не уверена… но думаю, что это был не конец слова. Название фирмы все-таки обычно расположено вверху и посередине, а, учитывая размер стандартного бейджа, в названии было примерно восемь букв – я увидела примерно половину. - Ты уверена, что тебе не показалось? - Я спать хочу… - буркнула Парадокс, листая пустые странички блокнота в поисках единственного отмеченного предприятия в конце. – Так, завтра мы наведываемся в JUPITEX, крупную компьютерную фирму, стремительно набирающую обороты последний год? - В точку. – Уолтер моргнул – на клавиатуру перед ним шлепнулась колода карт. – Что это? - Сыграем? Если выиграю я, мы идем туда ночью и устраиваем диверсию… - Максвелл, у нас нет ни доказательств, ни оправданий, это бессмысленно… - Тс, - девушка зажала ему ладонью рот и продолжила. – А если выиграешь ты, то мы поищем разумный выход. Договорились? Энрико же обещал прикрыть наши задницы… - Не обещал, – скривился Дольнез. - Но прикроет, - раздался спокойный голос с порога, и Натан Скурья спокойно спрятал отмычку в карман, доставая из сумки на плече толстую папку с документами. – Завтра ночью. Проследите, чтобы жертв было минимум – только самооборона, в крайнем случае. В лучшем – не попадайтесь. - В лучшем нам за это заплатят плюс пять процентов. – уточнил Уолтер. - В смысле? Дольнез ничего не ответил, только открыл папку у себя на коленях, изучая план верхнего этажа здания. - Оперативно… - Даже в ФСБ встречаются разумные люди. - Как оптимистично. - Всего лишь правдиво. - Мне не верится, что Энрико все еще в Ватикане. - А кто вам это сказал? – усмехнулся Натан. - Доброй ночи вам, Дольнез. - Доброй, Скурья. – отозвался экс-дворецкий. Максвелл подползла поближе. Вздохнула, поняв, что взгляд уже не фокусируется, и поплелась в ванную, что-то еле слышно бурча насчет того, как они на верхних десяти этажах будут искать английскую булавку в стоге сена. Уолтера почему-то совершенно не волновало, как они будут на десяти этажах искать стог сена. Он думал, как выжить, подперев щеку кулаком и опустив ресницы. Наконец уголок губ слабо дернулся вверх. «Вперед, вперед и только вперед. Взбодрись, Шинигами. Ты же теперь вроде как бессмертный. О чем тебе волноваться? Все под контролем. Все в твоих руках.» - мужчина через силу улыбнулся. – «Вот и все.» *** Зал наполовину напоминал кабинет, а наполовину – библиотеку. Нет, картотеку. Последние два этажа были превращены в один, на три четверти заполненный шкафами с бесконечными папками. В углу стоял стол, светилась синяя лампочка в корпусе стоявшего на нем компьютера. Шинигами сделал пару шагов и замер, прислушиваясь и недоумевая, почему их до сих пор не встречают? Почему не включилась сигнализация? Они же не могли быть настолько болванами… - Уолтер… тебе не кажется странным… Охотник приложил палец к губам и кивнул. Максвелл замерла, следя, как сероглазый бесшумной гибкой тенью проскальзывает к двери и скрывается в коридоре. Постояла еще долю секунды и подошла к компьютеру, едва коснувшись ладонью клавиатуры… Дольнез приметил охранника, выходящего из-за поворота, и метнулся на лестницу. По сравнению с бесшумным шелестом его шагов складывалось впечатление, что охранник специально топал ногами как можно громче, чтобы скрыть передвижение Шинигами. Мужчина быстро спустился на этаж, но вот незадача – длинный, хорошо освещенный коридор оканчивался тупиком, а шанс наугад попасть в одну из дверей по сторонам коридора и выяснить, что она незаперта, был бесконечно мал. А охранник топал следом. Уолтер выругался про себя и спустился еще на этаж. Та же картина. Еще этаж и еще… наконец он наткнулся на закрытую дверь, ведшую наверняка в один из коридоров, шмыгнул за нее и замер. Здесь не горели лампы, давая охотнику дополнительный шанс остаться незамеченным. Шаги… остановились. Сердце замерло, Шинигами быстро досчитал до трех, собираясь для спринтерского рывка в темноту… и, стараясь производить как можно меньше шума, побежал вперед, готовясь встретить, как и на предыдущих этажах, тупик в конце длинного коридора. По крайней мере, если можно было судить по предыдущим этажам, комнаты были расположены примерно одинаково… Рука нащупала ручку двери. Уолтер чуть вздернул брови. А потом услышал тихое, хрипловатое дыхание. Так дышит больное животное, которое скоро умрет. Шинигами быстро поправил перчатки. Дыхание доносилось из-за двери, и у него промелькнула на секунду идиотская мысль включить свет, дабы посмотреть, что за кошмар оттуда вылезет. Зря он этого не сделал быстрее, чем собирался. Дверь открылась, и Дольнез даже рукой пошевелить не успел до того, как нечто прижало его к полу, выбив воздух. Существо не было тяжелым, но когти у него были, судя по всему, не маленькие… и силища… Серогзалый изловчился и чуть оторвав руку от пола, вывернул ее в запястье, посылая Нити в атаковавшее его нечто – горла лишь коснулось дыхание существа, а потом хватка разжалась и послышался тихий хрип. «Достал,» - обнадежено подумал Уолтер, чувствуя, как на щеку попали брызги, судя по всему, крови, вскочил на ноги и тут же сформировал из нитей защитный кокон… …прошло несколько секунд, прежде чем он понял, что дыхание стихло. И еще ровно десятая секунды, прежде чем Дольнез удивился, что охрана все еще не здесь. А потом… «Максвелл.» - и сердце охотника упало. Действительно, рациональная причина, по которой охрана была не здесь, заключалась в том, что они ловили Парадокс… а значит, она уже сдала себя. Дольнез добежал по лестнице до последнего этажа как раз вовремя, чтобы услышать удар и рык. В полумраке хрупкая, жилистая фигурка прижимала Парадокса к стене за горло. Максвелл посмотрела на него – Уолтер больше почувствовал, чем увидел это. А потом она заговорила – или ему показалось, что заговорила. «Это тот мальчик… бей скорее.» «Максвелл, ты в порядке?» «Бей, идиот!» Шинигами моргнул, Нити рассекли атаковавшее напарницу существо надвое. Предсмертный хрип стих, когда девушка с отвращением вдавила каблук в хрустнувшие шейные позвонки. Дольнез оперся о косяк, восстанавливая дыхание, и понял, что он покрыт темной и липкой кровью… чей? Ответ был найден довольно быстро. - Двоих охранников завалил и высосал, упырик. – Парадокс, тяжело дыша, опустилась на пол. - Максвелл? - Все в порядке… просто голова кружится. Сейчас прибежит охрана, давай выбираться. – она уцепилась за край письменного стола и кое-как поднялась на ноги. - Он был… вампиром? - Включи свет, теперь уже нет никакой разницы. – сухо отозвалась девушка. – Выключатель у тебя за спиной. То, что он увидел, отнюдь не вдохновило на победный вопль. Это было тело мальчика лет восьми, того самого, с личиком, изуродованным застывшей гримасой бесконтрольной ярости и страха. А еще Дольнез неожиданно заметил, как ввалились глаза ребенка, и отметил черные тени под ними. И клыки. Это был не вампир, определенно. Не только клыки были заостренными – весь рот мертвеца ощерился острыми, белыми клыками. И когти были вовсе не длинными – просто полусформировавшиеся и чуть заостренные ногти, такими даже царапину сложно оставить. Максвелл присела рядом с монстром, отогнула воротник его разорванной рубашки. И рванула какую-то не то тесемочку, не то цепочку на шее – Шинигами передернуло, когда он увидел, как отходит кожа на шее существа в том месте, где раньше была эта веревочка. - Казачок-то засланный. – отметила Максвелл, спокойно пряча окровавленную цепочку в карман. – Не к нам, что характерно… Уолтер, у тебя два выбора. - Быть пойманным полицией на месте или при попытке побега? – почти безразлично уточнил Шинигами, уставясь на детский трупик, быстро терявший последние сходства с атаковавшим их монстром. - Нет. Сбежать, оставив следы, или сбежать бесследно, но с бессознательным Парадоксом на руках. – на лестнице уже гремели шаги охраны, на тридцать этажей ниже уже подъезжали к главному входу машины. - Без следов. – коротко отозвался Уолтер. И шум шагов, равно как и конец его фразы, замер в воздухе. Снова погас свет, куда-то свернулась и тут же исчезла в стремительно зашагавшем спиной вперед за дверь охраннике… показались две фигуры в черных костюмах… потом свет снова включился, тварь, которую они совсем недавно убили, вбежала в кабинет, перевернула все вверх дном, что-то выкопала в ящике стола и… выпрыгнула, разбив стекло… свет погас, Максвелл подошла к компьютеру, Уолтер выскользнул за дверь. Стекло, разбитое тварью, было цело. Уолтер перестал понимать, что происходит… Свет то включался, то выключался, и он видел, как тварь то шныряет по комнате, то убивает кого-то, то вбегают охранники, то разбивается окно… движения ускорялись и ускорялись, пока силуэты действующих лиц не превратились в смазанные пятна. И тогда ему стало страшно. - Максвелл… что ты делаешь? - Я… формирую… - отозвалась она еле слышно. – Держи… меня, Шинигами. Он подхватил ее на руки, выпрямился… и понял, что стоит на балконе их номера, в гостинице. «Фантасмагория.» - одно слово засело у него в голове и не хотело уходить из мыслей, начисто перекрывая их все. Его никогда не одолевал столь непонятный страх. Что произошло? Как?.. Он сгрузил Парадокса на ее кровать и отошел, глядя в окно бессмысленным, совершенно растерянным взглядом. - Выпить… чего-нибудь… срочно… - донеслось с кровати. - Я не понимаю. – Уолтер посмотрел на ладонь и только сейчас понял, что на ней кровь. Все еще… кровь? Он резко обернулся. Максвелл была бледной, как мел. - Чего понимать, - прохрипела она. – принеси… воды! – и закашлялась, причем в кашле явно прослушивались матерные ругательства на английском и немецком вперемешку. Через час после перевязки – на спине Парадокса оказалась целая сеть глубоких порезов – и короткого разговора с посетившим скромную обитель наемников Скурья, было принято решение. - Мы должны сменить базу. Позвоним вам и назовем место, когда найдем достаточно тихое место. - Не слишком близко от центра. - Не дурак. – беззлобно огрызнулся Дольнез. Максвелл все еще не пришла в себя, периодически Шинигами щупал ее пульс, приходил к выводу, что она жива и регенерирует, успокаивался и снова возвращался к картам и телефонной книге – найти летом в Италии свободное место в гостинице или хотя бы съемную квартиру на неопределенное время оказалось заданием почти невероятной сложности. Увы, даже когда он с этим справился, поздравить его было некому. Разве что… Из внутреннего отделения чемодана появилась бежевая пластиковая визитка – прямоугольничек с закругленными уголками. - Уильям, - позвал Дольнез. – Я хочу задать несколько вопросов…

Белая Волчица: Потрясающе прошу, требую, умоляю ДАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ мелкие недочёты (ну очень мелкие) не видны под потрясающим и интересным сюжетом



полная версия страницы