Форум » Ржунимагу » Любовь и гули (юмор; G; Организация "Хеллсинг") » Ответить

Любовь и гули (юмор; G; Организация "Хеллсинг")

helltiapa: Название: Любовь и гули. Автор: helldogtiapa. Жанр: пародия на хумор. Рейтинг: G. Персонажи: "Хеллсинг". (посвящается всем адептам романтических отношений между Алукардом и Интегрой). Прости, дорогая, но мое сердце осталось в других штанах. «Тик-так, тик-так» - тикали в углу большие часы с маятником. В камине потрескивали дрова. Иногда ложечка тихо звякала о край чайной чашки. Больше ни один звук не нарушал тишины, повисшей в гостиной дома Хеллсингов. Леди Интегра Уингейтс Хеллсинг, глава одноименной организации, дымила сигарой и не отрывала взгляда от газеты у себя в руках. Сэр Лайонел Пазли, молодой человек двадцати четырех лет от роду, приятной наружности и хорошего происхождения, стрелял глазами по сторонам, оттягивал пальцем воротничок и явно чувствовал себя не в своей тарелке. Минута текла за минутой, тишина постепенно приобретала гнетущий оттенок. Уолтер, замерший в углу в ожидании приказаний, как и подобает хорошо вышколенному дворецкому, почувствовал, что должен вмешаться. Уолтер прокашлялся. - Говорят, в Музее недавно открылась новая экспозиция, посвященная последним археологическим находкам в Египте, - произнес он весьма непринужденным тоном, посылая сэру Лайонелу ободряющий взгляд. - Да-да, - с готовностью подхватил молодой человек. – Я уже побывал там. Это просто потрясающе! Все эти сокровища находятся в отличном состоянии, просто невозможно поверить в их древность. Такое странное чувство возникает, когда думаешь о том, что три тысячи лет назад какая-нибудь молодая особа вертелась перед зеркалом и примеряла ожерелье, которое теперь лежит перед тобой… Леди Интегра, а вы что об этом думаете? - Я не интересуюсь археологией, - буркнула Интегра, не отрывая взгляда от газеты. Беседа увяла. Часы тикали, поленья трещали. Уолтер глубоко вздохнул. - Просто удивительно, какая мягкая погода стоит, - предпринял он еще один заход. – Это так нетипично для лондонского октября, вы не находите? - Да-да, вы абсолютно правы, - незамедлительно откликнулся сэр Лайонел. – Матушка Природа давно не баловала нас такой чудесной осенью. Это как у Катнера, «Лучшее время года», не правда ли? Молчание. - Пожалуй, осень – это любимое мое время года, - упрямо продолжал сэр Лайонел. – Есть в осени какое-то непередаваемое очарование, что-то колдовское и завораживающее. Ведь осень – это время, когда мир умирает, чтобы воскреснуть в будущем году! Как вы считаете, леди Интегра? Интегра наконец оторвала взгляд от газеты – и ничего хорошего в этом взгляде не было. - Мне наплевать, что творится за окном, - хмуро ответила она. – Я занятой человек, между прочим. Уолтеру внезапно пришло в голову, что, возможно, молодые люди сделаются более общительными, если оставить их наедине. Во всяком случае, менее общительными они уж точно не станут. - Э… С вашего позволения, я пойду проверю пудинг, - сказал он, подарил сэру Лайонелу еще один ободряющий взгляд и, скрестив пальцы, покинул комнату. Интуиция не подвела мудрого дворецкого. Сэр Лайонел прочистил горло. - Леди Интегра, - произнес он и в очередной раз оттянул воротничок. – Должен признать, что вы поразили мое воображение. Тишина в ответ. Молодой человек чуть пододвинулся вместе со стулом к своей собеседнице. - Вы – удивительная, - продолжал он с жаром. – Я никогда не имел чести встретить даму, которая заслуживала бы хоть отдаленного сравнения с вами. Ваша строгая нордическая красота, она так необычна и притягательна. Ваши манеры так экстравагантны… и так очаровательны. Ваше присутствие озаряет светом совершенства любое собрание, которому вы оказываете милость своим посещением. - Хм, - ответила прекрасная ледяная богиня и выдохнула особо впечатляющий клуб дыма. Ее кавалер пододвинулся еще ближе. - Леди Интегра, - произнес он с придыханием, - я глубоко ранен. Ранен в самое сердце. Интегра подняла на него глаза. Молодой человек глубоко вдохнул, выдохнул и очень осторожно опустил руку ей на плечо. Пятью минутами позже Уолтер подавал сэру Лайонелу пальто и трость. - Нам было так приятно принимать вас, сэр, - говорил он. – Мы будем так рады снова видеть вас здесь. - Да-да, - кивала Интегра. Она стояла на верхней ступеньке парадной лестницы, по-прежнему с сигарой в зубах, и глаза ее сияли злобным удовлетворением. – Вы такой интересный собеседник, сэр. - Благодарю вас, - с достоинством, хоть и гнусаво отвечал гость. Он держал голову запрокинутой и прижимал к переносице намоченный носовой платок, пытаясь таким образом унять кровотечение из разбитого носа. – Я с удовольствием нанесу еще визит… как-нибудь позднее. Как только дверь за ним захлопнулась, Интегра презрительно фыркнула. - Черта лысого я еще хоть мгновение потрачу на всю эту фигню, - возвестила она. – Я иду работать, Уолтер. Если явится еще один воздыхатель, гони его в шею. С этими словами она удалилась. - Слушаюсь, леди Интегра, - пробормотал старый дворецкий, провожая ее печальным взглядом. На сердце у него было тяжело. Перейдя на другую сторону холла, он остановился напротив большого портрета покойного сэра Артура Хеллсинга и виновато заглянул в глаза своего бывшего господина.. - Сэр Артур, - сказал он проникновенно. – Я стараюсь. Видит бог, я стараюсь. Просто молодые люди теперь пошли слишком… хлипкие. Сэр Артур строго и недовольно взирал на него с холста. Слишком хлипкие, да… Итак, подводя итоги, следует признать, что у сэра Лайонела ничего не вышло. Так же, как ничего не вышло у сэра Ричарда, сэра Винсента, сэра Джорджа и множества других достойных сэров. Дальше всех на этом поприще сумел продвинуться сэр Гарольд Тайтлберри, самый молодой из Рыцарей Круглого Стола. Уолтер подозревал, что на самом деле юный сэр был подослан к Интегре, дабы шпионить за организацией, с тем чтобы в один прекрасный момент Круглый Стол смог прижать «Хеллсинг» к ногтю. Однако в свете обстоятельств дворецкий был готов простить сэру Гарольду предательство. Тот благополучно научился добиваться от леди Хеллсинг содержательного диалога, несколько раз сводил ее в театр и в ресторан и был так удачлив, что добрался до пункта программы под названием «романтический ужин со всеми вытекающими последствиями». В тот злополучный вечер Уолтер отослал Алукарда и Викторию на задание, с которым они должны были проваландаться всю ночь, удостоверился в том, что стол накрыт безупречно, зажег свечи, откупорил вино, заверил молодых людей, что уходит спать в другое крыло замка, и до утра их никто не побеспокоит, и удалился, в душе моля Господа, чтобы достойный джентльмен справился с этим испытанием так же легко, как и со всеми предыдущими… …Когда сэра Гарольда укладывали в карету скорой помощи, он находился в полубессознательном состоянии и бормотал: «Больше никогда… клянусь, больше никогда… Это не женщина… дьявол в человеческом облике… дьявол…». Понурившись, Уолтер направил свои стопы в сторону кухни, дабы подкрепить упавший дух стаканчиком чего-нибудь горячительного. На сердце у него было тяжело. Перед его внутренним взором вставали печальные картины прошлого. Он видел себя сидящим в темной спальне возле кровати, на которой покоился бледный и исхудавший Артур Хеллсинг. - Уолтер, добрый мой товарищ, - говорил Артур, - я знаю, что смерть моя близка. – Этот разговор происходил за два дня до его кончины. – Я не стану просить тебя заботиться о моей бедной девочке, любить и беречь ее, как родную дочь… ибо знаю, ты и так выполнишь это. Но вот о чем я тебя попрошу, верный друг, - он знаком велел дворецкому наклониться поближе. – Обещай, что обеспечишь Интегре счастливую супружескую жизнь. Уолтер мучительно и нездорово покраснел. - Сэр Хеллсинг, - выдавил он. –Я готов ради вас на все, но… наша разница в возрасте… и потом, она мне как дочь… Артур слабо рассмеялся. - Ты не так понял меня, Уолтер, - проговорил он. – Я имею в виду, найди ей достойного мужа. По собственному опыту я знаю, как тяжело главе организации устраивать свою личную жизнь. Полагаю, женщине это еще труднее. А она – последняя в нашем роду… не считая Ричарда, конечно, но насчет Ричарда ты все понимаешь. Уолтер кивнул. - Ей потребуется твоя помощь, - продолжал Артур. –Поклянись, Уолтер, что моя Интегра не останется старой девой. - Клянусь, - ответил Уолтер тогда. «Я правда стараюсь» - думал Уолтер теперь. «Но я же не волшебник и не Купидон, в конце концов!». Определенно, в кругу, с которым общается Интегра, не наблюдается молодых людей, способных составить для нее достойную пару. Никто из этих высокородных сопляков не годится в мужья леди Хеллсинг. Ей нужен совсем другой мужчина. Достаточно сильный, чтобы она не смогла подмять его под себя. Достаточно разумный, чтобы не поддаваться на ее провокации. Такой, что его не шокируют ее манера выражаться и привычка курить всегда и везде. И, разумеется, он должен хорошо держать удар. Внезапно Уолтер остановился, занеся ногу для очередного шага. По его лицу медленно расползлась хищная усмешка. - Как просто, - пробормотал он. – И почему я раньше об этом не подумал? - Но, - сказал он чуть погодя, - он же вампир! Хеллсинг и вампир – это мезальянс! Он как следует обдумал эту проблему. - У всех есть недостатки, - признал он наконец. – Зато за десять лет знакомства они не смогли серьезно покалечить друг друга. Это был весомый аргумент. - Эти отношения «хозяин - слуга», - продолжал он размышлять, - определенно должны были повлечь за собой более глубокое чувство. Разумеется, - тут его улыбка приобрела несколько маниакальный характер, - они еще не осознают, во что вляпались. Но, - он поднял кверху палец, - если найдется тактичный и мудрый советчик, который слегка подтолкнет их… дело вполне может дойти до алтаря. - Вряд ли сэр Артур имел в виду нечто подобное, - молвил он с сомнением. – Ему бы не понравилось, что я толкаю его дочь в объятья вампира. - Я готов толкнуть ее в чьи угодно объятья, - возразил он, - при условии, что там она и останется. Другого выхода нет, это очевидно. Я собрал достаточно эмпирического материала, чтобы утверждать: леди Хеллсинг не может иметь мужа-смертного. - Эй, Уолтер, - окрик прервал шизофреническую беседу старого дворецкого. Уолтер оглянулся и узрел в дальнем конце коридора фигуру в плаще и широкополой шляпе. Зверь, так сказать, сам вышел из чащи навстречу охотнику. - Добрый день, лорд Алукард, - дворецкий слегка поклонился, попутно пытаясь стереть с лица хищную гримасу – безуспешно. - Когда, наконец, будет готово мое новое оружие? – осведомился вампир, подходя ближе. - Я работаю в этом направлении, - туманно ответил Уолтер. – Лорд Алукард, мне нужно с вами поговорить. - А что мы сейчас делаем? - Я имею в виду, нам нужно поговорить о чем-то очень серьезном… - Вот я и спрашиваю, когда будет готов… - Поговорить о леди Интегре, лорд Алукард. - Да? – вампир был удивлен. – И что с ней? Уолтер на мгновение задумался над стратегией и решил начать издалека. - Наша леди Интегра, - произнес он, - происходит из очень древнего и благородного семейства. Род Хеллсингов… - Я служу роду Хеллсингов уже много поколений, - оборвал его Алукард. – Можешь мне не объяснять, кто ее родители. - Прошу прощения, лорд Алукард, - Уолтер был вынужден признать, что начал слишком издалека, - я об этом как-то не подумал. - Старость – не радость, да? – ухмыльнулся вампир. Уолтер проглотил этот выпад. - Как вы знаете, лорд Алукард, леди Интегра – глава организации, и эта тяжкая обязанность наложила отпечаток на ее поведение. Увы, иногда ее поступки могут показаться экстравагантными… - Ты пытаешься донести до моего сведения, что Хозяин ругается как извозчик и дымит как паровоз? – уточнил Алукард. – Не утруждайся, я в курсе. - Очень хорошо, лорд Алукард, - кивнул дворецкий. – Но, возможно, вы не знаете, что все это лишь фасад, броня, а внутри прячется маленькая испуганная девочка? - Вот как? – теперь вампир заинтересовался по-настоящему. – Она ее съела? Уолтер поперхнулся следующей своей репликой. - Кого – съела? – сипло переспросил он. - Девочку, - пояснил Алукард. – Это вполне в ее духе. Хотя если ты хочешь знать мое мнение, Уолтер, маленькие дети совсем не такие уж вкусные. Они слишком пресные… - Про девочку я выразился фигурально, - возразил дворецкий, раздраженный тем, что вампирская мысль потекла совсем не в том направлении. – Я просто хочу сказать, что в глубине души наша леди Хеллсинг – ранимая, нежная, беззащитная барышня. - Мы говорим сейчас об одном человеке? – уточнил Алукард. – О моем Хозяине? - Именно, лорд Алукард, - кивнул дворецкий. – Леди Интегра хорошо умеет прятать свою истинную сущность, но на самом деле она – такая. - Ага, - сказал Алукард. – Все это очень интересно. Так когда будет готов мой пистолет? «Нежно, - сказал себе Уолтер. – Мягко. Деликатно. Главное – не спугнуть.» - На самом деле, - сказал он вслух, скрестив пальцы наудачу, - все, что ей нужно – это защита и поддержка. Она остро нуждается в надежном и крепком мужском плече рядом. Наступила гнетущая тишина. Уолтер отметил, что ему еще не случалось видеть у Алукарда такое забавное выражение лица. В другой ситуации он бы непременно возгордился тем, что сумел так удивить самого Короля Нежити. - Зачем? – спросил наконец Алукард. – Что она будет делать с надежным мужским плечом? Настала очередь Уолтера молчать с интересно вытянувшейся физиономией. Мысль его лихорадочно металась в поисках объяснения, зачем Интегре понадобилось мужское плечо. - Видите ли, лорд Алукард, - выдавил он наконец, - в определенном возрасте все женщины начинают хотеть этого. Их природа такова, вот как. «Люди – странные существа» - отразилось у вампира на лице. - В самом деле? – переспросил вампир вслух. – Ну тогда хозяин очень хорошо скрывает свои чувства! - В глубине души каждая женщина мечтает выйти замуж за мужчину-повелителя, который сам будет решать все проблемы, - заверил дворецкий тоном искушенного сердцееда (что, вообще говоря, было довольно далеко от реальности). Некоторое время они смотрели друг на друга. Наконец на лице Алукарда забрезжил слабый свет понимания. - А, - сказал он. – Я знаю, о чем ты. Ты об этих молодых идиотах, которые ходят к Хозяину в гости. Расслабившийся было в начале этой фразы Уолтер выпучил глаза. - Ты боишься, что я буду ревновать? – продолжал Алукард. – Что за нелепость! Они довольно забавные и развлекают Хозяина, а ей это полезно. Пусть себе ходят, мне не жалко. «Не доперло, - резюмировал Уолтер. – Попробуем более грубый намек!» - Разумеется, я и не предполагал, что эти юнцы могут заставить вас ревновать, лорд Алукард, - произнес он вслух. – Они слишком глупы и слабовольны, чтобы составить хорошую пару леди Интегре. Ей нужен совсем другой мужчина. Сильный, властный, мужественный… - Уолтер прямо взглянул в красные вампирские глаза. – Такой мужчина, как вы, лорд Алукард! Над собеседниками повисло еще одно молчание. Алукард размышлял. Уолтер ловил каждое движение его лицевых мускулов, тщетно пытаясь угадать ход вампирской мысли. - Сдается мне, - сказал Алукард задумчиво, - что в ее окружении нет подходящих мужчин. Никого, похожего на меня, одни юные болваны. Наверное, ей следует снизить требования к женихам? Уолтер отчетливо заскрипел зубами. - Или совсем плюнуть на эти глупости, - продолжал вампир, - тем более что ей, кажется, не нравится ни один из них. По-моему, ты несешь чушь, Уолтер, не нужен ей никакой муж. Так, кстати, когда будет готов… Но Уолтер не любил сдаваться. Он решил предпринять еще один заход. - Наша леди Интегра, - сказал он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно, - очень сложный и скрытный человек. Она никогда не признается в своем расположении к кому-либо. Напротив, чем сильнее она полюбит кого-нибудь, тем больше станет его отталкивать. Ее избранник может и не подозревать о своем счастье… И, - здесь Уолтер вложил в голос всю значительность, на которую был способен, - вы очень, очень ей нравитесь, лорд Алукард. Еще одно молчание. - Знаешь, Уолтер, - медленно произнес вампир, тщательно подбирая слова, - нас с Хозяином действительно связывают глубокие отношения… «Ага!» - мысленно возликовал Уолтер. - … основанные на взаимном уважении, доверии и схожих интересах… «Да! Да!» - думал Уолтер. - И тем не менее, Уолтер, как бы она ко мне не относилась… я не могу советовать ей, как нужно общаться с молодыми людьми! У Уолтера задергался глаз. - Это не сработает, - уверенно продолжал Алукард. – Она только разозлится, и все равно не послушается. Если тебя это так беспокоит, Уолтер, почему бы тебе самому не намекнуть этому избраннику о ее чувствах? У Уолтера задергались оба глаза. - Ты скажешь мне, когда будет готов пистолет? – безмятежно спросил вампир. - Через месяц, не раньше, - мстительно проскрипел дворецкий. – Работа очень… тонкая, лорд Алукард. «Что я должен делать теперь? – размышлял он в отчаянии. – Рассказывать ему про пестики и тычинки? Бог мой, неужели у вампиров все настолько по-другому? - Алукард! Собеседники повернулись на голос леди Интегры. Уолтер попытался взглянуть на нее непредвзято. Слишком высокая и тощая, в невзрачном костюме-двойке мужского покроя, пальцы в чернилах, чернильные пятна на щеках, и на лбу тоже, очки зловеще сверкают, сигара в зубах дымится, как вулкан, губы кривятся в недоброй усмешке… Просто образец женской прелести! «Либо Алукард, либо никто!» - обреченно подумал дворецкий. - Все скучаешь? – продолжала леди Хеллсинг. - А есть альтернатива? - Получено сообщение о нападении фриков. Твое присутствие желательно. Я жду тебя в машине. - Хочешь размяться, Хозяин? - Спорим, я упокою больше народа, чем ты? Вампир рассмеялся и двинулся вслед за своим хозяином. Затем, словно о чем-то вспомнив, обернулся к Уолтеру. - И никакого «через месяц», - строго сказал он. – Пистолет нужен мне не позже понедельника. На вторник у меня назначено рандеву с Андерсоном. Да, и было очень интересно поговорить. Леди Хеллсинг и ее домашний вампир уходили прочь, а раздавленный Уолтер слушал их неторопливую беседу. - Хозяин… - Гм? - Ты за Уолтером в последнее время никаких странностей не замечала? - Что ты имеешь в виду? - Болтает о какой-то ерунде, несет черт знает что, ухмыляется, как псих… - Знаешь, нужно к нему снисходительно относиться. Он ведь уже очень старый… - Ах, так вот он какой… - Кто? - Старческий маразм. Беседа смолкла в отдалении. Длинные пальцы Уолтера конвульсивно сжимались и разжимались, словно лежали на чьем-то горле. Бедный дворецкий открывал и закрывал рот, но из груди его вырывалось только свистящее дыхание. - Старческий маразм?! – проскрипел он наконец. – Ну уж нет! Черт побери, все равно будет по-моему! – он приосанился и провел рукой по идеально гладкой прическе. Его глаза сверкнули недобрым огнем. – Ангел Смерти Уолтер не сдастся! Чего бы мне это не стоило, я затащу вас под венец! И его тихий маниакальный смешок породил зловещее и дикое эхо в тишине пустого коридора.

Ответов - 4

Шинигами: Уолтер-сваха неимоверно меня впечатлил еще в первое прочтение) По-своему, совершенный канон *я извращенец*, примерно так, именно так, все и было потихонечку в застенках Хеллсинга, я знаааааю)

Girlycard: Тааак, где-то я уже читал это чудо...вот только где... ну да ладно. Автор, спасибо Вам ^_^ я смеялся так, что меня слышали даже соседи снизу, я уверен в этом.) helltiapa пишет: Чего бы мне это не стоило, я затащу вас под венец! А что скажут Рыцари?

Белая Волчица: никогда не могла представить Уолтера старым маньяком-маразматиком

НатаЛи: как всегда, над вашими юморными фиками можно животики надорвать...))) класс!



полная версия страницы