Форум » Мал золотник да дорог » Рождественские сказки » Ответить

Рождественские сказки

Millen: Название: Рождественские сказки Автор: Millen E-mail: Mystique_me@inbox.ru Бета: нету. Даже Ворд и тот накрылся, но очепяток и ошибок нет. Анооо... ^^' Категории (они же жанры): AU, Fluff, Humor, Missing scene, Side-story, V (Vignette) Персонажи: Миллениум (1), Хеллсинг (2), Искариот (3) Рейтинг: G Предупреждения: Немного бессюжетно. Флафф. Содержание: Рождество Статус: Закончено От автора: Ворда нет, беты нет, фантазии нет, мозга нет. Dixi. I. Миллениум Майор прищурился. Подчиненные суетились, как будто близился глобальный переезд. На самом деле всё было намного проще – база впервые за много лет готовилась отмечать Рождество. На эту авантюру Максимилиана уговорили старший лейтенант ван Винкль и уорент-офицер Шрёдингер. Старший лейтенант Блиц активно возражала, упирая на бесполезность этого праздника, но, в конце концов, бунт был подавлен. Больше никто не возражал. Теперь на базе пахло мандаринами и хвоей. «Где они достали ёлки посреди зимы в Бразилии?..» - Максимилиан лениво повернул голову. Ёлку протащили мимо него, и Рипхен сделала знак Капитану, чтобы тот пошёл с ними развешивать игрушки и гирлянды. «Пусть повеселятся». Новый 1999 год обещал быть тяжелым. Док выглянул из кухни. - Помогайте тащить тарелки! – Ян и Люк тут же подхватились со своих мест – до этого они наблюдали за наряжавшей ёлочку ван Винкль. От резкого звука та не удержалась на своей хлипкой стремянке и едва не упала, зацепившись к тому же кулоном за ветку. - Осторожно, сеньорита! – Денди поймал её и, придерживая за талию, аккуратно опустил на пол, после чего отцепил кулон от ёлки. За это он был по достоинству награждён – слегка смущённым благодарным взглядом. Капитан, не меняя выражения лица, сосредоточенно таскал столы при помощи нескольких фриков. Установив их буквой «Т», Ганс отослал кого-то из помощников за скатертью. Фрик все понял верно и притащил их целую стопку. Зорин внесла в зал коробку с гирляндой. - Эй, есть тут заслуженные электрики? Я вовсе не хочу, чтобы это всё коротнуло! – Ее крик не остался без внимания - тот же фрик, что бегал за скатертью, торжественно и благоговейно принял у Блиц её ношу и водрузил коробку под ёлкой. Туда немедленно сунулся любопытным носом Шрёдингер. - А вы уверены, что она будет гореть? - Уорент-офицер, если вам нечего делать – возьмите запасную лампочку – кажется, я видела её на дне коробки – и проверьте, если хоть одно звено гирлянды перегорело, ничего не загорится. Разве что в буквальном смысле, но устроить пожар мы и сами можем. – Старший лейтенант пожала плечами и потянулась за сигаретой. - Фройляйн Зорин, там нужна ваша помощь! – Ян, нагруженный тарелками до подбородка, предельно осторожно указал ногой на дверь кухни. - Чего опять надо? Ни минуты покоя! – Иллюзионистка рассталась с мыслью покурить в тишине и покое, сунула пачку сигарет в карман галифе и прошла на кухню. Вернулась она оттуда с твёрдой уверенностью в несовершенстве этого мира. - Капитан, не поможете стулья таскать? – Ганс пожал плечами, что означало равнодушное согласие, и присоединился к ней. В конце концов ёлку нарядили, стулья принесли, на столы накрыли и даже зажгли гирлянду – не без усилий со стороны Шрёдингера, ибо гирлянда эта, по сути, только ему и была нужна. Последний Батальон разместился за столами, и на Майора снизошло – не вдруг, но довольно неожиданно, - какое-то инфантильное умиление. Грозные воины, нелюди, чудовища сидели за столами и смотрели друг на друга с родственной нежностью. - Мы собрались сегодня здесь, чтобы отметить праздник, так незаслуженно, - Майор и сам в это уже почти поверил, - нами забытый. Рождество! Оглянитесь вокруг. Разве это не чудесно?! – Он поспешно опустился на свое место, стараясь скрыть свое смущение. «А ведь этого больше не будет. Не будет такого праздничного дня, когда все действуют сообща, не стараясь что-то разрушить. Война прекрасна, но от переизбытка красоты глаз замозоливается и перестает воспринимать её, наслаждаться ей. Разумеется, я не отступлюсь – но и не хочу лишать себя этого момента. Остается расслабиться и получить удовольствие». Док поднял бокал с чем-то шипучим, но безалкогольным: - Давайте выпьем за этот день! – Его поддержали дружным «Ура-а!». Шрёдингер соскочил с кровати и первым делом метнулся к окну. Вчерашний вечер он почти не помнил – сначала украшали ёлку и базу, потом сели отмечать, что-то пили, ели, может, даже пели – и разошлись по комнатам. Все было… ну, не тихо, зато благопристойно. Почти как дома. Уорент почему-то подсознательно ожидал чуда, хоть и понимал, что чудес не бывает и даже подарка ему не видать. Каково же было его удивление, когда он обнаружил на подоконнике открытку с улыбающимся дедушкой в красном: «Поздравляю тебя с Рождеством, желаю всего лучшего. Рип». Мальчик улыбнулся. Ван Винкль в своем репертуаре – с неё станется отправить что-то подобное и Майору, и вечно хмурой Блиц, и молчаливому Капитану. И все – он не сомневался в этом – улыбнутся. За окном светило солнце, в коридоре пахло мандаринами, а щеки словно горели изнутри ровным, мягким пламенем. II. Хеллсинг Интегра задумчиво смотрела на стопку отчетов. На улице слышался веселый смех - Серас и Пип лепили снеговика, пытаясь сделать его похожим на Уолтера. Тот не особо возражал, ибо находился на кухне, колдуя над праздничным пирогом. Алукард сидел в подвале, отговорившись своей нелюбовью к веселью. "Хозяйка, я слишком стар для праздников". - Ну и пусть покрывается пылью. - Глава организации пришлепнула печатью первый отчет и поставила на нем размашистую подпись. За окном хлопнули ворота - отряд вернулся с зачистки, и его тут же перехватила Виктория. - С Рождеством вас, сэр! - Благодарю, мисс Виктория. Интегра усмехнулась. Рождество она не любила. Что в нем хорошего? Тем более, подарков ей никто не дарил со смерти отца - и вправду, не дождешься же подарка от Алукарда, а Уолтер и так очень много для нее делает. Вот от отца она когда-то получила великолепный кукольный домик... Где он теперь? Вроде бы она просила унести его на чердак. Поискать или не бередить воспоминания детства? Так ничего и не решив, леди вернулась к отчетам. Алукард поставил бокал на столик и посмотрел на Серас. Полицейская стояла на пороге, старательно разглядывая каменный пол под ногами и теребя в руках какую-то бумажку. Наконец, она подбежала к Хозяину, пихнула свое сокровище ему в руки и убежала, прежде чем он успел окликнуть ее. Вампир покачал головой и уставился на приобретение. Кусочек бумаги с нарисованным снеговичком и аккуратной надписью красным фломастером "Поздравляю моего любимого Хозяина с Рождеством". И скромная подпись в углу – «Полицейская». Носферату усмехнулся и хотел было смять листочек и закинуть его куда подальше, как вдруг одернул себя. От импровизированной открытки шло необъяснимое тепло и какой-то «дух Рождества», запах праздника. Вампир невольно задумался, когда в последний раз он радовался чему-то. Разве что той последней зачистке, когда его продырявили трижды, а дурочка Серас была так напугана... Бумажка перекочевала в гроб. «Потом. Все потом, сейчас слишком шумно». Поднявшись на кухню, он обнаружил там Уолтера. Шинигами деловито заменял цепочку монокля. На столе рядом лежала похожая открытка, но уже в сине-зеленых тонах – «Лучшему дворецкому в мире от Серас». - И тебя это задело. Она словно с цепи сорвалась. Надеюсь, не додумалась отправить что-то подобное и Хозяйке. - Алукард хмыкнул. «Лучший дворецкий в мире» оторвался от своего занятия. - Как раз пошла относить, если вас это интересует, Лорд. А почему вы этого так боитесь? От открытки еще никто не умирал. - Интегра, получившая открытку на Рождество? Кстати, откуда эта цепочка? Неужели железная леди расщедрилась? - Почему? Это подарок мисс Виктории на Рождество. Очень мило с ее стороны. - О да. Видимо, мне не суждено понять ни людей, ни женщин. Леди Хеллсинг изящным жестом поправила очки. - Слушаю вас, мисс Виктория. Что-то случилось? - Нет, я просто хотела поздравить вас с Рождеством. - Серас протянула Интегре подобную самодельную открытку и небольшой сверточек. Та хлопнула глазами. - Что это, Серас? - Подарок, сэр Интегра. - Виктория сделала шаг назад. Развернулась и быстро ушла, оставив растерянную аристократку в одиночестве. Наконец, Интегра решилась распаковать сверток. Там оказался новый галстук прекрасного сапфирово-синего оттенка. Леди Хеллсинг улыбнулась. «И все же в этом празднике есть своя прелесть». Пип, насвистывая, шел по коридору особняка. - О, приветствую вас, Великий Вампир. - Алукард растянул губы в жуткой ухмылке. Этот парень его забавлял. - Не видел Полицейскую? – «С нее действительно станется поздравить и Хозяйку». - Увы, мы с ней расстались около получаса назад. Она пошла поздравлять леди. Видите, что она мне подарила? - Пип с гордостью указал на свой шарф. - Сама связала. Правда, девчушка - умница? Носферату хмыкнул. Особых способностей он за Серас не замечал, хотя, возможно, тому был причиной его нежизненный опыт. Затянувшуюся паузу прервало появление героини дня. - Здравствуйте, Хозяин, - и Дух Рождества, напевая, удалился, придерживаемый за талию капитаном наемников. III. Искариот «Ненавижу Рождество». Энрико помассировал виски и окинул взглядом стол, пытаясь понять, где же его очки. Накануне сотрудники XIII отдела завалили его бумагами - отчетами, квитанциями, докладными... Епископ поморщился и еще раз коснулся щеки. На ней пропечатались контуры какой-то бумажки, на которой он всю ночь видел не особо приятные сны. «Где же она... Кажется, это отчет о последней миссии сестер Такаги и Вольф. Или не последней?» - обнаружив искомое, Максвелл застонал. На этот раз монашки не ограничились перечислением жертв, ругательств и требованием повысить зарплату (неизменно игнорируемым). Постскриптумом они приписали короткое поздравление «любимого шефа» с Рождеством. Энрико шумно выдохнул, трижды прочитал молитву, усилием воли удерживаясь от греха сквернословия, и расстегнул воротник рубашки, обмахиваясь злополучным отчетом. «Ненавижу Рождество». - По-моему, мы зря это написали. - Хайнкель поправила крестик - шестой раз за полчаса. Юмико пожала плечами. - Такой праздник, а он сидит за отчетами. Бедненький... Слушай, а давай ему подарок купим! - Сестра Такаги метнулась к напарнице и взяла ее за руки. - Он будет рад, я знаю. - Шеф убьет нас на месте. - Вольф улыбнулась. - Но знаешь, я хочу посмотреть на него, когда он получит от нас какую-нибудь милую безделушку. Тем более нам не так давно выдали зарплату. Епископ вымученно улыбнулся. - Да, спасибо вам, и вас с Рождеством... - пробормотал он, принимая из рук сестры Хайнкель плюшевого мишку. Юмико рассмеялась: - Вам нравится? Нет, правда - нравится? Энрико посмотрел на нее, посмотрел на мишку. Тот пялился на него пластмассовыми глазами. - Очень. - И это была чистая правда. Максвелл поднялся со своего места. - Дорогие дети! - Стадо ребятишек частично притихло, наблюдая за гостем. - Какой у нас сегодня праздник? - Рождество! - Люстра на потолке зазвенела. - И кого мы ждем, чтобы начать пир? - Назвать это пиром можно было с большой натяжкой. У приюта были некоторые проблемы с финансированием, и Андерсон третий месяц пытался выбить дополнительные средства. На столе лежало традиционное печенье, в кружки было налито молоко, а в качестве десерта предлагались леденцы - строго отсчитанное число. - Санту! - так же дружно проорали дети. В камине за спиной Энрико что-то зашевелилось. - О-хо-хо! - Фирменный хохоток Санты получался у Александра не хуже его любимого жуткого хохота - и в целом звучал намного выразительнее. - Дорогие детки! Вы хорошо вели себя в этом году? - Хорошо, Санта! - Тогда подходите по одному, я и мои помощники-эльфы, - Хайнкель и Юмико широко улыбнулись и помахали ребятам, - будем раздавать вам подарки! Когда детишки снова уселись на свои места, а «Санта» с «эльфами» пристроился рядом с Максвеллом, начался «пир». - Как думаешь, может, стоит обратиться за помощью куда-нибудь в правительство? Я боюсь, как бы приют не разогнали. Здание давно нуждается в ремонте, отмечать Рождество как обычно мы уже не можем - не хватает средств. - Андерсон был всерьез испуган предстоящей перспективой. - Да, представляете, шеф, печенья в этом году меньше! На кухне не хватило муки для нормальной порции. - Юмико печально моргнула. - Зато посмотрите, как дети радуются! - Хайнкель попыталась настроить разговор на оптимистичную волну. Энрико усмехнулся и отпил еще немного теплого молока. Камин разожгли, и теперь там весело трещало пламя. Дети болтали о своем, наполняя зал звуками, Андерсон отстегнул бороду и увлеченно рассказывал какой-то девочке про Инквизицию, а монашки хихикали и пытались заставить маленького мальчика с грустными глазами спеть рождественские гимны. «А все-таки в Рождестве есть что-то объединяющее. По крайней мере, помогает успокоить мысли. Надо будет как-нибудь зайти к Папе и попросить дополнительного финансирования для приюта - молоко, похоже, разбавлено. Не согласится - придется сократить бюджет. Например, урезать оперативникам зарплату», - епископ хмыкнул и допил молоко. - С Рождеством. - Прошептал он, выходя из зала.

Ответов - 4

Шинигами: После прочтения я еще минуты две сидела с одурело-милым выражением лица, а с губ не рвалось ничего, кроме: «Оуууууу… каваааааиииии…» Милейшая вещь, аригато! ЗЫ: За что же так бедных детей? Печенюшек не хватило…

Annatary: Millen, спасибо большое! Очень милая, трогательная и оптимистичная вещица! Представив Хайнкель в роли рождественского эльфа умилилась, чуть не до слез.

Гайя: Бо сегодня Рождество, сделала себе подарок и прочитала. И не зря! Красиво, мило и с улыбкой! С Рождеством, кстати!

Millen: Спасибо=) Я сама в процессе укаваилась вусмерть=) А с Искариотами - это второй вариант, первый позорнее некуда.



полная версия страницы